?

Log in

No account? Create an account

January 19th, 2016

http://rus.ozodlik.org/content/article/27495825.html
В воскресенье мать Шавката Мирзияева похоронили на семейном кладбище в Джизакской области.
Расстояния из одной части света в другую, которые многие из нас благодаря авиации могут пересечь за считанные часы, беженцы преодолевают неделями. Но выбор у них невелик: погибнуть от пуль и снарядов либо попытаться вырваться из горнила войны и, если повезет, найти убежище в мирной Европе. Путь, который проделала Закия Камол с мужем и тремя детьми, знаком тысячам афганских беженцев, покинувших родину и отправившихся в поисках спасения в Европу. Полная рисков дорога семьи Камол из охваченного войной Афганистана в Германию заняла 35 дней. В обмен на ощущение безопасности были отданы все сбережения. В беседе с «Ферганой» Закия рассказала о своем опасном путешествии и о том, как встретила их страна, в которой они надеются начать новую жизнь.

* * *

Закия родилась в тот год, когда в Афганистане случилась Саурская революция, после которой страна ни дня не жила в мире. В условиях войны она росла, закончила школу, затем университет, вышла замуж, родила и воспитывала троих мальчиков. В родном Мазари-Шарифе (административный центр северной провинции Балх. – Прим. «Ферганы») устроилась на работу в национальную общественную организацию по правам человека. Далеко не всем была по душе деятельность, которой занималась эта организация, - документирование военных преступлений. Закия не раз получала телефонные угрозы. Однажды неизвестные пригрозили, что похитят ее детей.

«Говорят, что можно привыкнуть ко всему, и к войне тоже. Отчасти да. Но разве можно привыкнуть к постоянному страху за своих родных, за жизни детей, к тому, что рядом с тобой в любой момент может прогреметь взрыв, который убьет тебя или кого-то из твоих близких? Мы надеялись, что войска НАТО помогут нам восстановить мир и порядок в стране, но когда они ушли, мы поняли, что ситуация будет только ухудшаться», - говорит Закия.

Начало

Когда Германия и ряд других европейских стран взяли на себя гуманитарную миссию по приему беженцев из охваченных войнами стран и афганцы стали массово мигрировать в Европу, Закия поняла, что момент настал, другого шанса обеспечить детям мирное и светлое будущее у них может не быть. Муж согласился, решение приняли быстро. Собрали все свои сбережения. Первый шаг навстречу мирной жизни стоил семье 6000 долларов - именно столько было заплачено посредникам, чтобы получить иранскую визу на пятерых. Ранним утром 24 сентября 2015 года супруги с детьми сели в машину и выехали из родного Мазари-Шарифа по направлению к афгано-иранской границе.

«Мы были настроены решительно, хотя на тот момент не знали, чем закончится для нас это путешествие. В том же направлении ехало много других семей с детьми. Границу с Ираном мы пересекли без особых проблем, поскольку наши документы были в порядке. Самое страшное ожидало впереди, - рассказывает Закия. – Три дня мы ехали по территории Ирана на автомобилях, пока, наконец, не добрались до ирано-турецкой границы. Заплатив 3000 долларов проводнику, который должен был перевести нас через границу, мы начали переход. Вместе с нами было еще около 20 других семей. Так как турецких виз у нас не было, переход был нелегальным, и проводник вел нас по горному участку, который плохо охраняется. В течение семи часов мы шли пешком через горы. Дети уже были измучены и начали плакать. Внезапно мы услышали стрельбу в нашем направлении. Казалось, что стреляет целая армия. Мы закричали и побежали обратно. Я схватила на руки своего младшего трехлетнего сына, обняв его так, чтобы защитить от пуль. И если бы пуле было суждено настигнуть нас, то она должна была попасть в мою спину.

Я не знала в тот момент, где находятся мой муж и двое других моих сыновей шести и одиннадцати лет, потому что бежала целая толпа. Мы побросали все вещи, всю нашу одежду - бежали, падали, вставали и снова бежали, скатывались с горы кувырком. Все это было как в кошмарном сне. Стрельба продолжалась, как мне кажется, от семи до десяти минут. Я молила Всевышнего только об одном - спасти сына. Я пришла в себя уже внизу, у подножья горы, моя одежда была изорвана. В этот день нам не удалось перейти границу, пришлось вернуться в то место, откуда мы начали переход. Три дня мы готовились к новой попытке. Наши иранские посредники давали нам очень мало еды, кричали, ругались с нами. Они были недовольны тем, что первая попытка перехода провалилась и им пришлось возиться с нами еще несколько дней. На четвертый день мы снова отправились к границе. На этот раз мы пошли в другом направлении и не ошиблись - нам удалось спокойно перейти границу и ступить на турецкую землю».

Средиземное море - путь к гибели или спасению

В разгар миграционного кризиса большинство стран Европы начали впускать и принимать беженцев. Турецкие власти знали, что афганцы не задержатся в Турции, поэтому тем, кто уже оказался на ее территории, не препятствовали в перемещении по стране. Семья Закии на машине добралась до Анкары, где в местном офисе Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев их зарегистрировали в качестве лиц, ищущих убежища, выдали соответствующие карточки и сказали, что в течение десяти дней они должны либо покинуть Турцию, либо обратиться к турецким властям за статусом беженца в этой стране. Семья решила продолжить свой путь.

«Мы приехали в Измир, а затем - в маленький городок Чешма, откуда отплывают лодки на ближайший греческий остров. Впервые в своей жизни я увидела море. Эта вода, у которой не было конца и края, с одной стороны вселяла надежду, что это путь к спасению, к лучшей жизни, но с другой - пугала своей неизвестностью и мощью. Все мы надели желтые спасательные жилеты. Мои дети радовались - для них это была забава, приключение. Я же молилась, целовала своих мальчиков, плакала и говорила им: «Простите меня, если что-нибудь вдруг случится». Я слышала о том, как опрокидываются лодки с беженцами, тонут люди. Старалась прогнать эти мысли и молила Аллаха, чтобы мы безопасно добрались до берегов Греции, а если лодка перевернется, чтобы погибли все разом. Надо сказать, что на берегу было множество беженцев, отплывало много лодок. Все ждали своей очереди, плакали и молились богу. И на всем побережье звучало «Аллоху Акбар!», - вспоминает Закия.

На календаре было 12 октября, когда Закия с семьей и еще четверо беженцев сели в небольшую моторную лодку и отплыли по направлению к Греции. До ближайшего греческого острова их отделял всего один час пути, который женщине показался вечностью: «На середине нашего путешествия лодка внезапно остановилась посреди моря. Я подумала: «Все, это конец». Я пребывала в страхе, мне казалось, что этот ужас не закончится никогда. Младшего сына, который был у меня на руках, я передала в руки мужу, потому что хотела умереть первой. Я старалась никуда не смотреть - вокруг была вода, волны бились о борта лодки, и я думала, что сейчас мы перевернемся. Я боялась смотреть на воду и даже на детей. В течение нескольких минут рулевой лодки пытался завести мотор, затем налил в него из какой-то канистры бензин, и мы снова поплыли. Я немного успокоилась, но не могла расслабиться, пока мы не почувствовали под ногами землю».

Высадились на острове, откуда всех прибывших мелкими партиями беженцев погрузили на большой корабль, который через восемь часов прибыл в Грецию.

«Мы высадились на берегу, где уже находилось очень много других беженцев. На песке спали женщины и дети, - продолжает свой рассказ Закия. – Чтобы согреться, люди разжигали костры из газет и веток. Нам сказали, что мы можем арендовать комнату примерно в двух километрах от берега. Мы шли пешком по дороге. Шли очень медленно, потому что были голодны, и у нас не было сил. Одна женщина, проезжавшая по дороге, остановила свою машину, вышла и дала мне немного еды. Я не знала, на каком языке поблагодарить ее за доброту, и чувствовала себя в тот момент попрошайкой. Многие греки выходили из своих машин и делились с беженцами едой и одеждой. Глубокой ночью мы добрались до своей комнаты, где сразу же уснули. На следующий день с каждого из нас собрали по 40 евро, посадили в автобус и отвезли в Афины».

«Добро пожаловать в Германию!»

С этого момента семья Камол, как и все остальные беженцы, уже не были предоставлены сами себе: в дальнейшем они всегда находились под бдительным контролем правоохранительных органов. Из Афин всех мигрантов отправили на автобусах и в сопровождении полиции в Македонию, оттуда переправили в Сербию, затем в Хорватию и далее - в Словению, Австрию и Германию. Часть пути их везли автобусами, некоторые отрезки приходилось преодолевать пешком - под полицейским конвоем. В каждой стране беженцев поименно регистрировали и отвозили в охраняемые места для ночлега.

Наконец, 28 октября автобус с беженцами, в котором находилась Закия со своей семьей, пересек австрийско-германскую границу. Впервые за более чем месяц пути она смогла вздохнуть с облегчением:

«Нас встретили словами «Добро пожаловать в Германию!» и отвезли в лагерь для беженцев. Здесь нам дали горячую еду. Я никак не могла поверить, что мы достигли конечного пункта назначения. Это было невероятно. Перед глазами промелькнула стрельба на ирано-турецкой границе, наша лодка, остановившаяся посреди моря, полицейские конвои. На следующий день нас перевели в лагерь в земле Гессен. Нам дали трехмесячную визу, затем повезли на шоппинг, где купили одежду.

Наш лагерь размещается в нескольких зданиях на окраине города. Большое помещение разделено перегородками на кабины, в каждой из которых живет одна семья. В лагере есть туалет, душевые кабины, спортивная площадка для детей, бесплатный интернет. Три раза в день кормят, вся еда – халал (или халяль - пища, приготовленная в соответствии с требованиями ислама. - Прим. «Ферганы»). Если кто-то заболел, приходят врачи. В нашем лагере проживает около 200 человек, в основном сирийцы, есть несколько афганских семей. Каждой семье выдали пластиковую карту, на которую раз в месяц переводят небольшую сумму на личные расходы. Деньги с этих карт можно обналичить только в банкомате, который находится на территории лагеря. Мы можем свободно выходить в город, но если собираемся выехать за его пределы, то должны получить разрешение у руководства лагеря. Это конечно, не дом родной, но после тех испытаний, которые мы пережили, мы рады тому, что сегодня имеем», - отмечает Закия.

Правда, у семьи Камол почти не осталось сбережений: за 35 дней пути от Мазари-Шарифа до Германии она потратила около 19 тысяч долларов - на оплату услуг посредников и проводников, аренду жилья, питание и одежду. Срок временной визы подходит к концу. В декабре власти Германии провели с Закией и ее мужем первое интервью. Сейчас они ждут второго интервью, после которого решится вопрос о выдаче им статуса беженцев. И хотя все обстоятельства говорят в пользу предоставления этого статуса, Закия все-таки волнуется. Что будет потом? Куда их поселят? Когда дети пойдут в школу? Как скоро они с мужем выучат немецкий язык и найдут ли работу?

Море, корабли и метро - это лишь частичка того нового, что юрист-международник Закия и ее муж, работавший в Афганистане инженером, увидели впервые в своей жизни. Им и их детям предстоит еще многое узнать и многому научиться. Сегодня их главное домашнее задание - научиться жить в другом обществе среди людей иного менталитета. «Нам трудно, но детям будет уже легче. Главное, что все мы живы, у нас есть вера, свобода и безопасность», - сказала напоследок Закия.

Нигора Бухари-заде

Фото из личного архива Закии Камол
В наземном общественном транспорте бывшей столицы Казахстана Алма-Аты (Алматы) с 18 января 2016 года полицейские проводят рейды по выявлению безбилетных пассажиров, а также водителей и кондукторов, берущих плату за проезд. В этом городе с 11 января оплачивать проезд можно только с помощью транспортных карт «Оңай», а пассажир, воспользовавшийся наличными, признается безбилетным и подлежит такому виду наказания, как штраф - на 4242 тенге ($11,3), пострадает и водитель - его оштрафуют на 10.605 тенге ($28,3) за безбилетный провоз пассажиров. Как сообщает сайт системы «Оңай», в первый день рейда административный штраф был наложен на 172 человека.

По данным ТОО «Транспортный холдинг», в Алма-Ате уже к концу ноября 2015 года на всех городских автобусах и троллейбусах были установлены электронные терминалы. По состоянию на 18 января 2016-го реализовано и выдано 705.326 транспортных карт «Оңай». Но, как сообщил глава холдинга Рифат Абдураманов, пока по ним платят лишь 40 процентов владельцев карт, 30 процентов оплачивают за проезд водителям, а еще 30 процентов пассажиров едут «зайцами». Если же пассажиры будут добросовестно платить за проезд картами «Оңай», то поступления денежных средств компаниям-перевозчикам значительно увеличатся, считают в «Транспортном холдинге» Алма-Аты.

Нововведение вызвало недовольство у некоторых перевозчиков. В частности, как передает Tengrinews.kz, руководители частных автобусных парков Алматы заявили, что из-за недоработок в системе «Оңай» они терпят убытки. По словам Абдураманова, с февраля городской акимат (алдминистрация) начнет выделять частным автопаркам субсидии, размер пока не определен.

Тем временем водители порядка десяти автобусов маршрута №65 устроили небольшую забастовку, выстроившись в ряд вдоль обочины по проспекту Абая от улицы Манаса до улицы Ауэзова в обоих направлениях. Таким образом они выразили протест против системы «Оңай». Восемь участников акции были отстранены от работы, ведется служебное расследование.
Из южной афганской провинции Урузган поступило сообщение об очередном случае дезертирства из правительственных силовых структур, сопровождавшемся кровавой расправой над сослуживцами. Воскресным вечером на контрольном пункте в уезде Гизаб четверо служащих полиции Афганистана расстреляли девятерых своих коллег и покинули контрольный пункт, захватив с собой находившееся там служебное оружие и боеприпасы, передаёт Khaama Press со ссылкой на пресс-службу губернатора провинции. В настоящее время силы безопасности разыскивают дезертиров, местонахождение которых до сих пор остаётся неизвестным.

За последние дни это уже второй случай дезертирства с атакой на сослуживцев. В минувшую пятницу, 15 января, аналогичному нападению подвергся контрольный пункт в уезде Хакрез соседней провинции Кандагар, сообщает Афганистан.ру. Трое полицейских застрелили четверых коллег, после чего скрылись с места преступления, прихватив с собой оружие и боеприпасы. Власти полагают, что перебежчики имели связи с боевиками движения «Талибан».

Как отметил в интервью «Фергане» ветеран Службы внешней разведки России Лев Корольков, дезертирство – довольно частое явление в афганской армии и полиции: «В Афганистане постоянно происходит перетасовка группировок – одни и те же люди примыкают то к одной, то к другой силе. И афганская армия не может быть консолидированной в таком полиэтническом государстве, как Афганистан. Если американцы полностью выведут всех своих инструкторов – тот ограниченный контингент, который сейчас поддерживает армию Афганистана, – то большая часть ее развалится… – какая-то часть примкнет к той или иной талибской группировке, особенно на юге, часть отойдет к другим локальным группам (Подробнее о положении дел в афганских вооруженных силах читайте в статье «Разговор со специалистом. Лев Корольков: «ДАИШ никогда не укоренится в Афганистане»).

А недавно были обнародованы данные из секретного отчёта НАТО, в котором отражен низкий уровень боеспособности афганских вооруженных сил. В документе утверждается, что из 101 пехотного подразделения афганской национальной армии только одно является полностью боеспособным, в то время как 38 признаны в значительной степени проблемными. Свидетельством слабости афганских сил безопасности является рост военных потерь. В 2015 году боевые действия унесли жизни 8 тысяч солдат армии Афганистана, то есть каждый день в среднем погибали 22 военных.
http://rus.ozodlik.org/content/article/27495905.html
35-летняя Севара Султанова заявляет, что была избита милиционером на шестом месяце беременности.
Средний размер пенсий в Таджикистане в 2015 году составил 230 сомони (около $30 по официальному курсу), сообщил сегодня председатель Агентства социального страхования и пенсий при правительстве страны Сафарали Наджмиддинов. При этом средний размер трудовых пенсий в стране составляет 248 сомони ($32), страховых пенсий – 285 сомони ($37), а социальных – 126,85 сомони ($16), передает «Ховар». По словам Наджмиддинова, на начало 2016 года общее количество пенсионеров в стране составляет 625,5 тысяч человек (население Таджикистана составляет чуть более 8 млн человек), что почти на 14 тысяч (на 2,3 процента) больше, чем в 2014 году.

Глава государственного сбербанка Таджикистана «Амонатбонк» Рухулло Хакимзода сегодня же сообщил, что в настоящее время пенсии с банковских карт получают 434 тысячи пенсионеров или более 70 процентов от общей численности. По его словам, до конца текущего года банковскими платежными картами планируется обеспечить всех пенсионеров страны, сообщает «Азия-плюс».

Напомним, что в последний раз зарплаты, пенсии, пособия и стипендии в Таджикистане повышались в сентябре 2013 года. Обещанного правительством повышения зарплат, пенсий, пособий и стипендий, которое ожидалось 1 сентября 2015 года, так и не состоялось – к тому времени выяснилось, что денег в казне на улучшение благосостояния народа нет.

Средняя номинальная заработная плата в республике в 2014 году составила 810 сомони (около $130 по курсу того времени). Согласно оценкам Всемирного банка, Таджикистан вошел в число стран со средним уровнем дохода, однако пока он занимает там самые низкие позиции. Доходы на душу населения в стране сейчас составляют от одной до четырех тысяч долларов в год.

Между тем, таджикская валюта – сомони – продолжает стремительно обесцениваться – с начала этого года по отношению к американскому доллару она подешевела почти на 7,3 процента. Как пишет «Азия-плюс», официальный курс сомони на сегодня установлен в размере 7,5 сомони к одному доллару США, тогда как 31 декабря 2015 года доллар был равен 7 сомони. В банковских пунктах обмена валюты установлен курс продажи доллара на уровне 8,2 сомони. Однако приобрести американскую валюту невозможно: сотрудники банков ссылаются на ее отсутствие. Реально покупать доллар сегодня можно только на так называемом «черном рынке», который появился в республике после закрытия регулятором пунктов обмена валюты в начале декабря прошлого года.

Падение курса сомони напрямую связано с продолжающимся снижением курса рубля в России и почти втрое сократившимся объемом денежных переводов мигрантов. За 2015 год в Таджикистане заметно выросли цены на товары, снизилась покупательская способность и уровень жизни населения в целом.

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner