January 15th, 2016

МИД Узбекистана разъяснил ситуацию только спустя две недели: старые паспорта за рубежом не действуют

Вечером в четверг, 14-го января, Министерство иностранных дел Узбекистана разместило на своей странице в Фейсбуке разъяснение по поводу непростой ситуации с биометрическими паспортами граждан этой страны. Разъяснение было распространено (и почему-то пока только в социальных сетях) спустя две недели после того, как граждане Узбекистана, имеющие старые, не биометрические, паспорта, столкнулись с проблемой возвращения на родину из России и других стран мира.

Приводим это сообщение полностью, в авторской редакции.

«О ДЕЙСТВИИ НЕБИОМЕТРИЧЕСКОГО ОБРАЗЦА ПАСПОРТА ГРАЖДАНИНА УЗБЕКИСТАНА НА ТЕРРИТОРИИ ДРУГИХ СТРАН

В связи с многочисленными обращениями сообщаем, что в соответствии с Указом Президента Республики Узбекистан от 5 января 2011 года №УП-4262 «О дополнительных мерах по совершенствованию паспортной системы в Республике Узбекистан» паспорт гражданина Республики Узбекистан небиометрического образца был действителен до 31 декабря 2015 года, о чем зарубежные страны были информированы.

В этой связи гражданам Республики Узбекистан, постоянно прописанным на территории Узбекистана и временно находящимся на территории иностранных государств по паспорту гражданина Республики Узбекистан небиометрического образца, для возвращения в Узбекистан необходимо обратиться в дипломатическое представительство или консульское учреждение Республики Узбекистан в стране пребывания для получения сертификата на возвращение в республику.

Гражданам Республики Узбекистан, выписанным в установленном порядке на постоянное место жительства за границу и состоящих на постоянном консульском учете по паспорту гражданина Республики Узбекистан небиометрического образца, необходимо обратиться в дипломатическое представительство или консульское учреждение Республики Узбекистан в стране пребывания для обмена паспорта на биометрический».

Ниже приводится ссылка на страницу официального веб-сайта Министерства иностранных дел Узбекистана, содержащую сходную информацию - о порядке применения биометрического паспорта.

Как мы и предполагали, единственным вариантом успешного возвращения на родину для граждан со старыми паспортами является обращение в консульские отделы посольств Узбекистана, где им за 55 долларов выдадут «сертификат на возвращение».

Как сообщают СМИ Узбекистана, внутри республики паспорт старого образца продолжает действовать. «Это официально подтвердило Управление въезда, выезда и оформления гражданства МВД», пишет сайт Anons.Uz. А Газета.Уз сообщает, что «гражданам, не обменявшим паспорт, штрафы не грозят. В то же время каких-либо нормативных актов, предусматривающих продление срока обмена паспортов, до сих пор опубликовано не было».

Напомним, в настоящее время только в России единовременно находится один миллион восемьсот тысяч граждан Узбекистана. Это преимущественно трудовые мигранты, многим из которых отныне будет довольно нелегко вернуться домой. Дело в том, что на территории России существует всего два консульства Узбекистана - в Москве и Новосибирске.

Если правительства договорятся, то овощей и фруктов из Узбекистана в России будет больше

13 января 2016 года в Министерстве сельского хозяйства России состоялась рабочая встреча с представителями государственных корпораций Республики Узбекистан по вопросу увеличения экспорта сельскохозяйственной продукции.

В ходе встречи представители узбекской стороны отметили, что среднеазиатская республика способна в значительном объеме нарастить поставки своей продукции в Россию и закрыть потребность российского рынка в овощной и плодоовощной продукции и консервах. Кроме того, узбекская сторона выразила готовность к увеличению объемов поставок в Российскую Федерацию вина и виноматериалов, а также высказала заинтересованность в импорте российского риса и масложировой продукции.

В завершение встречи стороны условились рассмотреть возможность создания Российско-Узбекской рабочей группы по сельскому хозяйству, которая могла бы стать эффективным механизмом сотрудничества между профильными министерствами и послужить фактором дальнейшего наращивания взаимодействия между двумя странами в сфере агропромышленного комплекса.

Следует отметить, что на фоне постоянных разговоров об увеличении объемов узбекских овощей и фруктов, их доставка в Россию сопряжена со значительными трудностями. То узбекские власти не разрешают вывоз плодоовощной продукции из страны частным компаниям, монополизируя этот рынок, что приводит к уменьшению экспорта, то запрещают транспортировать фрукты и овощи на грузовых автомобилях. Согласно правительственному постановлению №249, подписанному премьер-министром Шавкатом Мирзиеевым 28 августа 2015 года, экспортировать сельхозпродукцию можно только железнодорожным или воздушным путем. Подобные ограничения отнюдь не способствуют развитию рынка товаров.

Узбекистан хочет, чтобы ему вернули деньги, замороженные в рамках «узбекского дела», связанного с Гульнарой Каримовой

Министр юстиции Узбекистана Музраф Икрамов направил федеральному судье Нью-Йоркского суда Эндрю Картеру письмо, в котором заявил о намерении узбекской стороны получить деньги, замороженные в западных банках в рамках расследования коррупционных схем, которые использовали оффшорные фирмы, фактически принадлежащие, по неофициальным данным, Гульнаре Каримовой - старшей дочери узбекского президента.

Об этом 14 января в статье «Папа Каримов хочет вернуть деньги дочери-принцессы» (Papa Karimov veut récupérer le butin de sa princesse) сообщил швейцарский еженедельник L'Hebdo, журналист которой, Франсуа Пиле, добыл копию письма за подписью главы узбекского Минюста.

По его словам, имя Гульнары Каримовой в письме не упоминается, но в нем указаны ее гражданский муж Рустам Мадумаров и личная помощница Гаяне Авакян, которые в мае 2014 года были осуждены в Узбекистане за то, что, согласно формулировке Генпрокуратуры республики, «путем подлога и незаконных операций регистрировали внутри Узбекистана и за рубежом различные фиктивные структуры, занимались получением незаконной прибыли и легализацией преступных доходов, уклонением от уплаты налогов, сокрытием иностранной валюты и выводом ее за пределы страны».

Как передает «Би-би-си», в своем письме министр юстиции Узбекистана рассказал, что члены организованной преступной группы (ОПГ), в том числе – Мадумаров и Авакян, брали взятки от телекоммуникационных компаний, таких, как российские MTS и Vimpelcom, и занимались легализацией своих доходов, которые переправляли на свои счета за рубежом. Он подробно описал, как была пресечена деятельность ОПГ, а ее члены были строго наказаны, и поэтому, считает Икрамов, замороженные на их счетах и счетах их компаний деньги должны быть возвращены Узбекистану. В конце своего письма министр просит американскую сторону сохранять конфиденциальность информации. Письмо Икрамова было направлено 4 января 2016 года.

В комментарии «Озодлику» (узбекская служба Радио Свобода) Пиле пояснил, что имя Гульнары Каримовой в письме не упоминается потому, что в ином случае вернуть деньги Узбекистан не сможет: «ведь министерства юстиции США и Швейцарии не станут возвращать украденные принцессой деньги ее же отцу».

Отвечая на вопросы «Би-би-си», Пиле отметил, что Узбекистан повел себя очень умно, наняв в посредники известных адвокатов из нью-йоркской фирмы Holwell Shuster & Goldberg. Ее юристы выступают от имени узбекского правительства и обосновывают позицию Ташкента тем, что Узбекистан является в этом деле потерпевшей стороной. Обращалась ли узбекская сторона с аналогичным заявлением к Швейцарии, которая арестовала большую часть денег, на которые претендует Ташкент, - более 800 млн швейцарских франков ($826 млн), - пока неизвестно.

«Правительства США и Швейцарии очень расстроены. В случае положительного решения в пользу Узбекистана они обязаны вернуть деньги. Но возвращать их в страну, которая числится одной из самых коррумпированных в мире, не представляется для них возможным. Они находятся в довольно-таки затруднительном положении», - считает Франсуа Пиле.

Напомним, с осени 2012 года прокуратуры Швейцарии, Нидерландов, США, Швеции ведут расследования сомнительных сделок на телекоммуникационном рынке, связанных с именем Гульнары Каримовой. По данным Центра по исследованию коррупции и организованной преступности (Organized Crime and Corruption Reporting Project, OCCRP), коррупционные схемы Каримова использовала в контактах, по меньшей мере, с шестью телекоммуникационными компаниями. Тем, кто согласился на ее условия, она помогла получить лицензии для работы в Узбекистане, тех, кто отказался, раздавила, среди последних были три американские компании.

Согласно имеющимся у OCCRP финансовым документам, TeliaSonera заплатила Каримовой $381 млн и обещала дополнительно $75 млн, от Vimpelcom и Alfa Telecom она получила $176 млн, МТС перечислил $350 млн. Она также получила почти $90 млн от двух других компаний, которые занимались оптоволоконными линиями и созданием сетей WiMAX и Wi-Fi в Узбекистане. OCCRP полагает, что у Каримовой были и другие жертвы: в докладе упоминается, к примеру, Merkony Investment Group, которая между 2006 и 2008 годами перечислила на счета принадлежащих Каримовой оффшорных компаний Takilant и Finex (возможно, Phoenix) $85,7 млн. OCCRP считает, что $1 млрд - не окончательная сумма и она не отражает истинного размера предполагаемого вымогательства и взяточничества Каримовой, но на этой цифре придется остановиться, поскольку еще не все ее финансовые документы получены и изучены, а телекоммуникации были лишь частью интересов президентской дочки: она занималась также авиакомпанией, перевозками грузов, цементом, экспортом-импортом, модой, фармацевтическими препаратами и другими отраслями промышленности.

В августе 2015 года сообщалось, что США обратились к Ирландии, Бельгии, Люксембургу, Швеции и Швейцарии с просьбой арестовать активы на общую сумму $1 млрд в рамках расследования сомнительных сделок на телекоммуникационном рынке Узбекистана с участием Vimpelcom, MTS и TeliaSonera.

Подробнее по этой теме - в материалах рубрик «Гульнара Каримова» и «Teliasonera».

В настоящее время группа бывших узбекских граждан, а ныне политических беженцев за пределами Узбекистана готовит специальное заявление по поводу попыток узбекского правительства вернуть украденные Гульнарой Каримовой и арестованные в Европе деньги, оно будет обнародовано на следующей неделе. Отметим также, что в настоящее время Узбекистан остро нуждается в средствах: еще в апреле 2015 года Центральный банк этой страны сообщил премьер-министру Шавкату Мирзиëеву о том, что в казне - дефицит наличных денег для выплаты населению зарплат, пенсий и пособий, банки затрудняются в выдаче средств на зарплаты даже сотрудникам Министерства внутренних дел, Службы национальной безопасности и Министерства обороны, не говоря уже о других. Так что миллиард долларов, если Узбекистану удастся его заполучить, лишним не будет.

Узбекистан: Милиционеров, избивших трансвестита, разжаловали и уволили со службы (18+)

По информации, поступившей в редакцию «Ферганы» от анонимного источника в милиции Ташкента, утром 11 января в актовом зале хокимията (администрации) Чиланзарского района столицы Узбекистана состоялось собрание личного состава управления внутренних дел (РУВД), на котором прошёл разбор событий, запечатленных на видеоролике, запечатлевшем избиение трансвестита (см. трансвестизм). На этом собрании с виновных в самоуправстве - сотрудника отдела нравов, капитана по званию, и старшего лейтенанта, инспектора профилактики, были публично сорваны погоны.

Как сообщает один из присутствовавших на собрании, погоны срывал лично начальник Чиланзарского РУВД полковник Абдумаджид Шермухамедов. В актовом зале находилось и другое высокое милицейское начальство во главе с новым начальником милиции города Ташкента - Баходиром Курбановым, назначенным на эту должность в конце декабря.

По словам сотрудников милиции, именно городское управление внутренних дел (ГУВД) стало инициатором проведения служебного расследования по ролику, размещенному в Интернете. В итоге этого расследования инспекция по личному составу городской милиции вынесла заключение: обоих сотрудников уволить по пункту 69 внутренней инструкции, пока заменяющей в Узбекистане закон о милиции. С узбекского языка этот пункт можно перевести примерно так - «нарушение законности и создание отрицательного имиджа сотрудников милиции среди населения».

«Нехорошая» квартира

Ролик, что привел к столь печальным последствиям для капитана и старшего лейтенанта, появился в социальной сети Telegram в конце декабря 2015 года и быстро стал «хитом» Интернета. На записи видно, как сотрудники милиции врываются в квартиру, где находятся несколько молодых людей и накрашенный парень в парике и женском нижнем белье. Сотрудники грубо ставят молодых людей на колени, используют в отношении них нецензурную лексику, а накрашенного парня в женском белье милиционер в гражданском и вовсе бьет ногой по лицу.

Как удалось выяснить «Фергане», события, которые запечатлены на ролике, произошли на 6-ом квартале массива Чиланзар еще в августе прошлого года. Местом действия стала одна из квартир в дома №37, что стоит на перекрестке улиц Катартал и Чопон-ата (бывшая Волгоградская).

Хозяйка этой квартиры Нина В. (ввиду щепетильности истории опустим фамилии действующих лиц и оставим только их имена) имеет на том же массиве Чиланзар еще одно жилье, в связи с чем сдает «однушку» на шестом квартале в аренду. Но, как утверждают сотрудники милиции, с квартирантами ей решительно не везет. Предыдущие квартирантки, например, оказались проститутками. В РУВД завели на них дело, оштрафовали в судебном порядке и выселили в начале августа.

Через несколько дней их место занял следующий квартирант - скромный парень, представившийся студентом. Как рассказывают соседи, они сразу заметили в нем что-то «не то». Как-то странно смотрел на женщин, в лице было что-то непривычное. Но беспокойство у соседей вызвали не эти странности, а гости, которые по ночам стали приходить к жильцу. С одной стороны не шумят, приходят и уходят тихо, но звуки шагов на лестнице в ночной тишине слышны хорошо. И, если к парню каждую ночь наносится по три-четыре визита, то это наводит на определенные размышления.

Соседи сообщили о своих подозрениях в милицию, Даниёра вызвал к себе инспектор профилактики (проще говоря, участковый милиционер) 6-ого квартала, майор по званию, записал данные, предупредил о правилах проживания в мнгоквартирных домах - в частности, о том, что там не стоит организовывать притоны.

Трансвеститы отделались легким испугом

Даниёр, вроде, советам майора внял, но сам попал в милицейскую разработку районного отдела нравов. Там сразу предположили, что парень - трансвестит, занимается проституцией, а его ночные гости - клиенты. От тех же соседей милиционеры узнали - после визита к участковому Даниёр выводов не сделал, поток ночных гостей к нему не сократился. И решили провести рейд, чтобы накрыть притон с поличным.

Рейд, запечатленный на ролике, проводился в двадцатых числах августа. В нем участвовал сотрудник отдела нравов капитан по имени Джамшид и другой участковый шестого квартала - старший лейтенант по имени Исраил. Они взяли двух понятых и стали дежурить возле квартиры №8, ожидая, когда оттуда выйдут клиенты. Около половины двенадцатого ночи дверь, наконец, открылась, и участники рейда ворвались в квартиру...

Дальнейшая судьба накрашенного и переодетого в женскую одежду квартиранта и его гостей была весьма позорной, но довольно безболезненной. Сначала их отвезли в находящееся поблизости Чиланзарское РУВД, а затем отправили в кожно-венерологический диспансер, что в Сергелийском районе города. В конце августа, накануне 1 сентября - Дня независимости, их всех выпустили. Даниёр, по свидетельству соседей, спокойно собрал вещички и через пару дней съехал со злополучной квартиры №8.

Так что, можно сказать, что все отделались легким испугом. Хотя по закону проводившие рейд офицеры милиции должны были передать материалы в следственный отдел, где, в свою очередь, обязаны были возбудить сразу два уголовных дела. Одно по статье 120 Уголовного кодекса, по которой за «бесакалбазлык» (мужеложство) в Узбекистане предусматривается до трех лет лишения свободы.

Второе по статье 131 того же Кодекса - содержание притонов или сводничество. Эта статья посерьезнее, здесь уже можно получить от трех до пяти лет. Самое любопытное, что отвечала бы по этой статье хозяйка квартиры Нина В. Как объясняют сотрудники милиции, хотя она, наверняка, и не ведала о том, что творится в ее «однушке», здесь есть нюанс - если хозяин квартиры не заключил официального договора аренды с квартирантами, то он и отвечает за их действия. Кроме того, у нее могли вообще конфисковать квартиру - такие случаи уже бывали. Так что один из понятых, который, судя по всему, и стал автором ролика, попавшего в Сеть, подложил хорошую свинью не только офицерам милиции, проводивших рейд.

Офицеры считают наказание слишком суровым

Узбекистан - не Европа, здесь к сексуальным меньшинствам относятся с предубеждением. И не только власти, которые в компании с Туркменистаном единственными на постсоветском пространстве сохраняют в Уголовном кодексе статью 120, но и большинство населения. На транссексуалов, тем более, здесь смотрят брезгливо, даже с некоторым испугом, как на больных опасной заразой. Поэтому есть немало простых граждан, которые сочувствуют офицерам, с которых сорвали погоны.

Сами же эти офицеры с решением начальства не согласны, считают наказание слишком суровым и пытаются его опротестовать. Старший лейтенант в рамках событий, запечатленных на ролике, признает себя виновным только в том, что не пресек самоуправство старшего по званию.

А капитан оправдывается тем, что чисто по-мужски на дух не переносит граждан нетрадиционной ориентации. Вот он и выражал им свое презрение нецензурными словами. А что пнул трансвестита ногой - так, мол, чисто символически и безболезненно, в воспитательных целях.

Пока неизвестно, как в итоге сложится судьба офицеров, ставших героями пресловутого ролика. В этой истории радует одно - достойная реакция руководства столичной милиции на видео в Интернете. Не радует другое - о подобных фактах реагирования на критику следовало бы сообщать в местных СМИ, организовать там дискуссии читателей. Это бы создало хороший имидж милиции. Но вот такого, к сожалению, нет. Даже для получения информации для этой статьи пришлось пользоваться анонимными источниками.

Соб. инф.

* * *

От редакции: В этой истории остается много непонятного и загадочного. Почему милиционеров-таки наказали? В общем, это не свойственно властям Узбекистана. Почему к ответственности не был привлечен парень в женской одежде, предположительно, занимавшийся проституцией? Была ли это проституция или просто - «общение» по обоюдному согласию? В любом случае - ему грозила бы статья 120 (мужеложество). Почем она не была применена? Мы просим наших читателей поразмышлять над этими вопросами и поделиться с нами своим мнением. Оставить его можно на странице комментариев, или в социальных сетях - в Фейсбуке, в ВКонтакте, в Одноклассниках и в Твиттере.

Саммит ШОС пройдет 23-24 июня в Ташкенте – Мезенцев

http://www.uzdaily.uz/articles-id-27493.htm
Ташкент, Узбекистан (UzDaily.uz) -- Заседание Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) пройдет в Ташкенте с 23 по 24 июня 2016 года. Об этом доложил президенту России Владимиру Путину Дмитрий Мезенцев, занимавший по 31 декабря 2015 года пост генерального секретаря ШОС.

Rio Tinto приостановила поиски меди в Узбекистане

http://ru.sputniknews-uz.com/economy/20160115/1557599.html
ТАШКЕНТ, 15 янв — Sputnik. Австрало-британская Rio Tinto Ltd приостановила геологоразведочные работы (ГРР) по поиску меди в Узбекистане из-за неблагоприятной мировой конъюнктуры цен на цветные металлы, сообщил в пятницу источник в Госкомитете по геологии и минеральным ресурсам (Госкомгео) Узбекистана.

Узбекистан: В Фергане милиционеры жалуются на задержку зарплат и отсутствие премиальных

Милиционерам Ферганы (Узбекистан) задерживают зарплаты и не выдают их полностью, сообщает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода) со ссылкой на неназванных сотрудников ферганских отделов внутренних дел.

«Мне перевели на пластиковую карточку лишь половину моей зарплаты за декабрь, оставшуюся часть не выплатили, сказав, что нет денег. Мне не хватает этих денег, чтобы выплатить кредит. Кроме того, нет никаких разговоров о выплате нам премиальных», - рассказал один из источников «Озодлика».

Другой милиционер, работающий в управлении внутренних дел Ферганской области, сообщил, что руководство УВД до сих пор не выплатило им обещанные 500 тысяч сумов (около $80 по курсу «черного рынка») за участие в хлопковой кампании прошлого года: «Когда в прошлом году мы заявили, что не поедем на сбор хлопка за бесплатно, нам обещали деньги. Сказали, что 400 тысяч сумов (около $65) нам выплатят как командировочные, а остальные 100 тысяч (около $16) дадут на расходы. Поверив на слово, мы поехали на хлопок. Но нам до сих пор никаких денег не заплатили».

По данным «Озодлика», прокуратура Ферганской области взяла под личный контроль проблему с задержкой зарплат сотрудникам ферганского УВД, получив заявления последних. «На основании их жалоб была проведена проверка. Выяснилось, что в конце года по вине Центрального банка на счет УВД не была переведена общая сумма. Имевшаяся сумма была распределена по районам. Кому-то деньги были переведены на пластиковые карты, кто-то получил наличными. Сегодня на пластиковые карты сотрудников в четырех районах были переведены деньги. Например, в Язъяванский район деньги полностью были переведены на пластиковые карты. Риштан и город Фергана тоже получили деньги. Деньги вчера поступили из Центробанка», - рассказал источник «Озодлика» в Фергане.

Он добавил, что задержка зарплат сотрудников правоохранительных органов связана с нехваткой денег в банках: «Несмотря на то, что УВД Ферганской области подает заявку в банк заранее, банк не может найти наличные деньги. Центробанк написал объяснительную. Так как два дня по случаю праздника сотрудников вооруженных сил Узбекистана (14 января в стране отмечается День защитников Родины. – Прим. «Ферганы») деньги выдаются военным, а милиционерам денег не хватило. В банке сказали, что будут выдавать по возможности».

Говоря об обещанном за участие в хлопкоуборочной кампании вознаграждении, он заверил, что «деньги поехавшим на хлопок милиционерам будут выплачены до копейки по указанию начальника управления. Те, кто поехал на хлопок по приказу, получат свои деньги. Но те, кому был выписан выговор, денег не получат. Вообще, мы заинтересованы в том, чтобы милиционеры, считающиеся опорой государства, вовремя получали свои заработные платы, были одеты и сыты».

«Озодлик» сообщает, что и в других областях Узбекистана сотрудники правоохранительных органов не могут получить свои зарплаты вовремя и целиком.

Напомним, что о дефиците денег в государственной казне Центральный банк Узбекистана сообщил премьер-министру Шавкату Мирзиёеву еще в апреле 2015 года, банки затрудняются в выдаче средств на зарплаты даже сотрудникам Министерства внутренних дел, Службы национальной безопасности и Министерства обороны, не говоря уже об обеспечении средствами для выплаты зарплат, пенсий и пособий другим кругам населения. О проблеме с наличностью, коснувшейся миллионов жителей Узбекистана, «Фергана» рассказывала в таких материалах, как, к примеру,

- «В ожидании «великого будущего»: Узбекистан охватили массовые задержки зарплат»,

- «Озодлик»: Предприятие GM Uzbekistan уже два месяца не выдает работникам зарплату»,

- «Проблемы Узбекистана принимают системный характер»,

- «Узбекистан: Власть накажет банки за причастность к задержке зарплат. В Фейсбуке учат добывать наличные деньги».

Кыргызстан: Пропрезидентская фракция внесла в парламент вопрос о денонсации соглашения с Россией по ГЭС

Фракция пропрезидентской Социал-демократической партии Кыргызстана (СДПК) одобрила денонсацию соглашения с Россией о строительстве Верхненарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1. Соответствующее решение принято 15 января на ее заседании, сообщает 24.kg. Как пояснил депутатам заместитель министра экономики и промышленности Айбек Калиев, правительство республики решило отказаться от российской поддержки при возведении ГЭС, поскольку Россия настаивала на изменении условий соглашения. Кыргызстану предлагалось вместо льготного взять коммерческий кредит для строительства, что увеличило бы в разы себестоимость электроэнергии и срок окупаемости ГЭС. При таких условиях проект становился нерентабельным.

Глава фракции, имеющей 38 из 120 мест в парламенте Киргизии, не исключает повышения тарифов на электроэнергию для населения, чтобы вызвать больший интерес потенциальных инвесторов.

«Надо полностью изменить отношение к энергетике. Нужно думать об энергетической безопасности, выработать такие тарифы, чтобы было удобно и населению, и инвесторам. Раз российская сторона не может построить ГЭС, надо искать других инвесторов. Таджикистан сам строит. Мы тоже должны искать такие пути», - отметил лидер СДПК Чыныбай Турсунбеков.

Напомним, 31 декабря 2015 года правительство Киргизии объявило о решении денонсировать подписанное 20 сентября 2012 года межправительственное кыргызско-российское соглашение о строительстве и эксплуатации Верхненарынского каскада ГЭС. Неделей ранее президент Киргизии Алмазбек Атамбаев сделал последнюю попытку призвать Москву к ответственности за выполнение своих обязательств. Он сказал, что нынешняя ситуация в российской экономике не позволяет вкладывать российский капитал в проекты по строительству каскада кыргызских ГЭС. Президент отметил, что Кыргызстан не может ждать, когда Россия построит Верхненарынский каскад ГЭС, а «за Камбарату-1 там вообще никто даже не принимался», поэтому его страна будет искать новых инвесторов.

Статья по теме: «Россия - Кыргызстан: Нет электричества - нет телеканалов с «особым статусом».

Кёльн и мигранты. Как Восток сошелся с Западом - и причем тут Россия

В новогоднюю ночь в Кёльне (ФРГ) произошли массовые нападения на женщин: по последним данным, в полицию поступило около 600 заявлений от пострадавших, речь идет об избиениях, кражах, изнасилованиях, оскорблениях и сексуальных домогательствах. Как говорят пострадавшие, группами нападали молодые мужчины североафриканской внешности, многие из них не говорили по-немецки. По данным полиции, большинство преступников, которых удалось идентифицировать, - мигранты, недавно приехавшие в Германию с Ближнего Востока и Северной Африки. Однако пока опознаны далеко не все. В СМИ появились сообщения, что подобные нападения были совершены в ту же ночь в Штутгарте, Гамбурге, Берлине и других городах.

Простые рецепты из России

Случившееся вызвало широкое обсуждение не только в Германии и Европе. В России кёльнские события спровоцировали подъем выступлений на темы миграции, несовпадения исламских и европейских ценностей и скорой гибели Европы. Российские публицисты проявили глубокую осведомленность о причинах нападений и наперебой стали давать советы Европе, от простых: депортировать, разрешить местным жителям давать вооруженный отпор «понаехавшим», - до невыполнимых: принудить местные мусульманские общины взять на себя ответственность за приехавших.

Александр Баунов, Московский центр Карнеги: «Почему Европа представляется местом, где можно то, чего нельзя дома? Потому что люди попали из мира, в котором по-прежнему так или иначе действует коллективная ответственность, в мир, где ее нет и быть не может, и это словно бы освобождает от любой ответственности. Коллективную ответственность Европа вводить, не изменив себе, не может. Зато может попытаться создать для новоприбывших привычную сдерживающую среду стыда. Ложный коллектив толпы надо заменить привычным коллективом условной большой деревни. Новоприбывших надо интегрировать не напрямую в абсолютно чужое немецкое общество, а сперва в общество сирийцев, алжирцев, марокканцев Германии. Чтобы их там знали по имени, фамилии, роду, племени, родине и матери. Эту заботу надо разделить с общинами их земляков: они-то лучше в доступных терминах разъяснят им местные правила жизни. Лишней обузы в общинах, конечно, никто не хочет, но есть вполне ненасильственные и мирные способы привлечь земляков и единоверцев к этому полезному делу, а значит, и к ответственности за результат. Конечно, в среде пообвыкшихся на новом месте принято сторониться следующих приехавших: мы-то люди культурные, а эти не с нами. Но и сторонятся не все, и есть способы простимулировать. Например, материально. А есть и нематериальные стимулы: многие в эмигрантской среде ждут гражданства, продления вида на жительство, разрешений пригласить родственников, работы, субсидированного жилья и образования. Можно более или менее формально поставить все это в зависимость от участия в социальной работе с новоприбывшими и ее успехов».

То есть принцип коллективной ответственности для Европы неприемлем, но если речь идет о приезжих алжирцах-сирийцах-марроканцах, то можно.

Российские радикальные публицисты идут дальше и поднимают волну антимигрантских и антиисламских настроений. В своих обобщениях они доходят до максимума, и одна из самых сложных сегодняшних проблем превращается плоскую схему, которая ничего, кроме ненависти, породить не может.

Журналист Юлия Латынина все поняла про «культурную позицию мусульман»: «Важно понимать, что все эти люди (нападавшие – ред.) – все они были мигранты, все они считали себя мусульманами. Кто-то из них приехал давно, кто-то недавно, кто-то был афганец, кто-то сириец. То есть между ними одно общее – они мигранты и они считали себя мусульманами. А немцев или этнических американцев там не было. Это их культурная позиция. Они расисты, они фашисты, они ненавидят Европу и считают каждую европейскую женщину законной жертвой. Если Европа хочет бороться с расизмом и фашизмом, и нетерпимостью, то, собственно, вот эту самую нетерпимость представляют эти люди. Всех этих прекрасных людей достаточно просто лишить гражданства в том случае, если они граждане Германии, и депортировать. Никаким нарушением прав человека это не является, потому что если этим прекрасным людям не нравятся законы Германии, если им не нравится, что женщины ходят без хиджаба, если это наносит им моральный ущерб, то германское государство может позаботиться об их душах и выслать их туда, где женщины ходят в хиджабе».

Снова Латынина, на этот раз в «Новой газете»: «То, что произошло, имеет в арабском языке специальное название, «тахарруш». «Тахарруш» — это новое социальное явление, когда гости Европы в местах массового скопления народа учиняют насилие над европейскими женщинами. Технология очень проста: при большом стечении людей 10-30 представителей высокодуховного арабского мира окружают неверную европейскую сучку, щупают и параллельно грабят, а иногда и насилуют, чтобы конкретно объяснить ей преимущество тех духовных скреп, носителями которых они себя считают».

Писатель Михаил Веллер полагает, что нужно дать европейцам право на самооборону, и объясняет, почему: «Если где-то сурово караются некоторые проступки, а видимо, в другом месте они не караются никак, то тот, кто приехал из сурового края, начинает вытирать ноги об этот благодатный край, который сегодня называется Европой. Система устроена неправильно. Я уже не говорю об этих ужасах – об этих исследованиях IQ, где получается, что европеец, африканец, араб не равны по своему среднему IQ. Вот то, что я говорю сейчас, может быть в любой толерантной стране расценено как фашизм. То есть опровергнуть это нельзя. Статистические выкладки никем не опровергнуты, потому что не получится. Когда говорят: «Не смейте говорить ничего плохого про мигрантов, чтобы не бросать на тень на них на всех», — не будем бросать тень на них на всех. Такую тень, какую они бросили сами на себя, замучаешься дегтем закрашивать – она и сейчас достаточно плотная».

Взгляд из Германии: Нужно разграничивать миграцию и беспорядки

О том, что на самом деле происходит сегодня в Германии, как эта страна справляется с массовым наплывом беженцев с Ближнего Востока и Северной Африки, как реагирует на события новогодней ночи и каковы будут последствия, «Фергане» рассказала директор берлинского Института миграционной политики Ольга Гулина:

- Какова на сегодняшний день позиция Германии и других стран ЕС в отношении приема лиц, ищущих убежище?

- Позиции разных стран ЕС в вопросе приема беженцев серьезно различаются. Внутри ЕС существуют три блока стран: одни выступают за прием мигрантов, другие – против, третьи занимают сдержанную позицию. На сегодняшний день лишь несколько государств из 28 стран ЕС активно принимают людей, ищущих убежище. Германия, наряду со Швецией, Италией, Грецией заняла позицию на прием людей из регионов военных действий. На долю ФРГ приходится самое большое количество всех поданных прошений на убежище внутри Европы. Однако в одиночку государства, принявшие наибольшее число беженцев, сделать все для них не могут, поэтому Германия постоянно призывает другие страны единой европейской семьи также принимать участие в решении проблем гуманитарных мигрантов.

- Действительно, миллион безработных людей, которых нужно одеть, накормить, дать жилье, обучить и интегрировать, ложатся определенным бременем на государство, пусть даже такое экономически самодостаточное, как Германия. Как долго страна сможет продолжать принимать беженцев?

- По вопросу дальнейшего приема ответить сложно. Сегодня позиция такова, что Германия намерена продолжать принимать людей, находящихся в опасности. Это, однако, не означает, что двери в страну открыты для всех подряд. Ситуация с прибытием мигрантов контролируется, люди въезжают по тем правилам, которые установлены в государстве. Каждый, ищущий убежище, должен пройти индивидуальное собеседование и специальную процедуру в порядке признания беженцем и лицом, ищущим убежище. Количество стран, из которых беженцы могут подавать документы на убежище в Германии, значительно сокращается. В прошлом году Германия дважды увеличивала список безопасных для проживания стран. В последний раз этот список пополнился еще 12 странами, в том числе Украиной, Сенегалом, всеми государствами Балканского полуострова – эти страны включены в категорию безопасных, и прошения об убежище от граждан из них приниматься не будут. Другой вопрос, что Германия считает себя ответственной за человеческие жизни и видит необходимость принимать тех, кому реально грозит гибель. Поэтому люди, бегущие и спасающиеся от войны, конечно, найдут здесь убежище и в будущем.

- То есть не все мигранты, которые уже находятся на территории Германии, получат защиту, и они могут быть депортированы обратно?

- Германия приняла порядка миллиона человек, которые подали заявления на защиту. Помимо статуса беженца, возможны еще несколько форм защиты – это запрет на высылку из страны, если на родине существует угроза жизни, а также предоставление вида на пребывание. Здесь решение в каждом конкретном случае зависит от оснований и страны исхода подателя на убежище. Как я уже сказала, Германия постоянно корректирует список безопасных стран. Так, в начале 2015 года она еще принимала огромное количество людей из балканских стран, но в августе все эти страны были внесены в список безопасных, и прием гуманитарных мигрантов из них прекратился. То есть далеко не все те, кто уже прибыл в Германию, получат здесь убежище и защиту. Однозначно в качестве гуманитарных мигрантов Германия будет рассматривать граждан Афганистана и Сирии. Эти страны и сейчас лидируют по количеству беженцев. То есть защиту получат, в первую очередь, те, кто в ней действительно нуждается. Еще недавно граждане Ирака входили в десятку стран, лидирующих по прошениям на убежище в Германии. А сегодня мы наблюдаем интересную тенденцию: иракцы лидируют по количеству запрашиваемых паспортов для возвращения на родину. Когда человек получает статус беженца, он должен сдать в уполномоченные органы страны приема свой национальный паспорт и получить документы беженца установленного образца. Так вот сегодня граждане Ирака массово отказываются от документов беженцев и просят вернуть им национальные паспорта, то есть они готовы вернуться на родину. Этот тренд, несомненно, еще потребует изучения.

- После событий новогодней ночи – беспорядков, учиненных мигрантами в Кёльне и Гамбурге, – реакция федеральных чиновников и общества не заставила себя долго ждать. Ангела Меркель, в частности, предложила упростить депортацию мигрантов, совершивших преступления. Какие еще ответные действия государства и последствия для мигрантов могут иметь эти новогодние инциденты?

- Нужно четко разграничивать миграцию и беспорядки, хулиганские действия, совершенные отдельными людьми. Это два разных поля, хотя важно признать, что большая часть правонарушителей в новогоднюю ночь, по заявлениям министра внутренних дел, имела миграционные корни. События, схожие с теми, что произошли в Кёльне и Гамбурге, имели место и в австрийском Зальцбурге, несколько инцидентов было зарегистрировано в Цюрихе. Полиции Финляндии удалось предотвратить аналогичные массовые беспорядки в Хельсинки. Это все говорит о том, что эти действия были скоординированы, у них есть организационный центр. Где он находится – сейчас выясняют правоохранительные органы. Но говорить, что в них участвовали только люди, которые прибыли в страны ЕС как беженцы, однозначно нельзя. Действительно, большинство нападавших имели документы беженцев, но помимо них среди хулиганов были отмечены граждане США, Сербии, Германии, Марокко и других стран. Здесь показательна позиция Ангелы Меркель, которая сказала, что ответ на такие действия будет дан в рамках правового государства, которым является Германия. Поэтому ждать каких-то репрессивных мер в отношении всего мигрантского сообщества в такой стране, как Германия, нелогично. Сейчас обсуждается ужесточение правил приема гуманитарных мигрантов, усиление ответственности за правонарушения, такие как посягательство на половую неприкосновенность, посягательство на жизнь и собственность, сопротивление правоохранительным органам и упрощение процедуры депортации для этих нарушителей. Причем впервые после финансового кризиса в Греции социал-демократы и христианские демократы вновь пришли к согласию по вопросу миграционной политики.

- Что касается рядовых граждан Германии, наблюдается ли трансформация настроений людей после наплыва иноэтнических и инокультурных мигрантов? Какие опасения по этому поводу выражают коренные жители, проявляется ли мигранто- или исламофобия на бытовом уровне?

- Германское общество очень неоднородно по своим взглядам, поэтому мы не можем говорить о каких-то однозначных настроениях. Многие понимают, что не только мигранты ответственны за события, которые имели место в городах Германии, другая группа возлагает всю ответственность на вновь прибывших и является группой с наиболее радикальными взглядами. Конечно, факты ксенофобии были, есть и будут. Среди немцев есть достаточное число людей, которые выражают свое неприятие наплывом гуманитарных мигрантов в страну. Так, во второй половине 2015 года заметно выросло количество поджогов лагерей для беженцев на территории Германии. Даже корпорации Google пришлось убрать с интернет-карт места размещения беженцев. В Германии есть и ультраправые, которым новогодние события на руку, в частности, движение PEGIDA (Патриотически настроенные европейцы против исламизации родины), которое находится под контролем уполномоченных органов.

В минувшие выходные в Кёльне прошли массовые демонстрации сторонников движения PEGIDA, и после этих демонстраций порядка 20 человек палестинского и сирийского происхождения с побоями попали в больницы. При этом в противовес правым радикалам в это же время в Кёльне прошли демонстрации местных жителей под лозунгами «Нет ненависти», «Добро пожаловать, беженцы» и так далее. То есть немецкое общество очень полярно. Многие местные жители всячески стараются помочь беженцам, некоторые селят их у себя дома. Я сама не раз была свидетелем такой помощи. Рядом с моим домом в Берлине находятся два лагеря для беженцев. Перед Рождеством мы с соседями решили сделать пожертвования для детей мигрантов – купить им необходимую одежду и устроить праздничный рождественский ужин. Но когда я пришла в эти лагеря, там мне сказали: «Спасибо, но нам не нужны вещи – у нас ими просто все забито». Количество людей, желающих оказать помощь, и самих пожертвований превосходит потребности. То же самое касается и еды – число поставщиков продуктов питания для беженцев не уменьшается. Перед Рождеством компании записывались в очередь на поставку рождественских обедов для беженцев. То есть немалое число жителей Германии готовы поделиться с мигрантами своим комфортом и достатком.

- Как государство решает социальные проблемы беженцев?

- Проблем, на самом деле, много. Одна из самых существенных – это дети беженцев, которые по разным причинам оказались в стране без родителей – у кого-то погибли родители, потерялись в пути, кто-то отправился в этот опасный путь самостоятельно. Сейчас здесь оказалось огромное количество несовершеннолетних, которые имеют право на убежище или им должна быть предоставлена защита. По законодательству у каждого ребенка должен быть законный представитель для регистрации в школе, посещения врача, заполнения любой документации. Сейчас на одного такого уполномоченного сотрудника приходится от 50 до 100 детей. Социальные службы с этим наплывом уже не справляются. Еще летом прошлого года власти обратились к жителям Германии с призывом становиться опекунами детей-беженцев. До сих пор этот вопрос стоит довольно остро.

Кроме того, в обществе идут дискуссии по поводу размера пособий беженцам и формы их выплаты – стоит ли давать на руки мигрантам эти деньги. В каждой федеральной земле свое видение этой проблемы. Другая проблема – вопрос трудоустройства мигрантов. В Швеции, например, люди, ищущие убежища и прошедшие индивидуальное собеседование, сразу получают доступ на рынок труда. В Германии же установлен трехмесячный срок для получения разрешения на работу, в течение которого мигранты не могут работать. За это время власти должны принять решение о том, останется в стране этот мигрант или нет. Иногда принятие этого решения затягивается на большее число месяцев, и все это время иностранец не имеет права работать. Поэтому сейчас выдвигаются различные инициативы по решению этой проблемы, в частности – предоставлять тем, кто уже подал заявление на защиту, возможность учиться или проходить практику. В Берлине, Гамбурге набраны небольшие пилотные группы беженцев, которые изъявили желание в течение трех месяцев учиться на тренеров детских спортивных команд и потом пройти практику. То есть, когда они получат разрешение на работу, у них уже будет определенная квалификация, и они сразу смогут приступить к работе.

- Какие возможности для интеграции есть у мигрантов в Германии? Будет ли корректироваться интеграционная политика страны?

- Интеграция – это однозначно ключ к жизни в обществе, поэтому в Германии всегда уделяли огромное внимание интеграционным программам для иностранных мигрантов. Эти программы включают в себя обучение немецкому языку, истории и культуре страны, нормам поведения в обществе. Сейчас существует проблема нехватки учителей и мест на языковых курсах. В каждой федеральной земле дела обстоят по-разному. В Берлине ситуация более благополучная – здесь смогли набрать достаточное количество учителей для курсов изучения немецкого языка. Другая проблема заключается в том, что уровень образования у мигрантов сильно разнится. Как показывают исследования, мигранты из Афганистана, Ирака и Эритреи чаще не обладают достаточными навыками письма и чтения. Ситуация с гражданами Сирии кардинально отличается – более 80 процентов из прибывших в прошлом году имели как минимум полное среднее образование, поэтому в принципе почти все сирийцы имеют навыки чтения и письма. А на днях представитель министерства образования Германии заявил, что две трети прибывающих в страну гуманитарных мигрантов безграмотны, в их школьном образовании есть серьезные пробелы. Получается, что параллельно с обучением немецкому языку этих людей нужно будет учить писать, давать знания по математике и другим базовым школьным предметам. Это совершенно другие задачи. Так что, скорее всего, основной интеграционной проблемой сегодня будет обучение и подготовка мигрантов с разным уровнем образования, что потребует разработки новых обучающих программ. Эти вопросы находятся в полномочии федеральных земель, в каждой из которых проблемы интеграции решаются по-своему. Есть интеграционный стандарт, установленный федеральным законом, но как он будет обеспечиваться – каждая земля решает самостоятельно.

- Как Вы думаете, существует ли вероятность возникновения в Германии таких мононациональных «таунов» или анклавов, которые даже полиция не может эффективно контролировать, как, например, во Франции или США?

- Германия по своему миграционному профилю очень отличается от упомянутых вами стран. Их сравнивать совершенно нельзя. Франция очень долгое время принимала без каких-либо интеграционных программ жителей своих бывших колоний, автоматически давая им французские паспорта. В Германии до 2000 года действовало право крови, когда даже рожденные здесь люди и мигранты второго поколения не могли получить немецкий паспорт. Германия вкладывает значительно большее количество денег в интеграционные и образовательные программы. В этих странах совершенно разный подход к мусульманским сообществам. Канцлер ФРГ постоянно подчеркивает, что ислам – это часть Германии. Во Франции менее либеральное отношение к мусульманам.

Владимир Мукомель: «Неверно проецировать события в Кёльне на российское общество»

Если в Германии разделяют понятия «миграция» и «беспорядки», то в российских обсуждениях кёльнских событий их прочно связывают – и переносят на нашу почву. То здесь, то там в российских СМИ и социальных сетях вспыхивает ненависть к чужим и «понаехавшим», и новогодний Кёльн становится непреложным доказательством правоты подобных суждений. Руководитель сектора изучения миграционных и интеграционных процессов Института социологии Российской Академии наук Владимир Мукомель рассказал «Фергане», почему нельзя сравнивать миграционные процессы в России и Европе и как кёльнские события могут спровоцировать новый всплеск ксенофобии.

- Можно ли говорить о кризисе европейской толерантности после Кёльна? В 1945 году Германия получила сильную прививку от ксенофобии, но прошло 70 лет, может, ее действия уже не хватает?

- Я думаю, что постановка вопроса вполне правомерна, но, вероятно, она преждевременна. Нужно посмотреть, как эти акции скажутся на общественном мнении, на самочувствии немецких граждан. Для этого должно пройти какое-то время, измеряемое не днями.

Скорее всего, будет идти широкая дискуссия и в обществе, и во властных структурах по поводу того, как корректировать политику интеграции, миграционную политику. Я думаю, что все-таки прививка против ксенофобии в немецком обществе сделана очень сильная, хотя, конечно, всегда есть часть немцев, которые выражают ксенофобные настроения: как правило, это ультраправые, но их роль и влияние невелики. Все будет зависеть от эффективности действий властей и того, как повернется (или не повернется) общественное мнение.

- Если мигрант в Европе работает, платит налоги и не нарушает уголовный кодекс – это можно считать максимумом эффективности европейской миграционной политики. При этом мигрант может не разделять европейских ценностей, жить в своем «анклаве» и детей воспитывать согласно собственным традиционным ценностям. И европейское общество ничего не может с этим поделать, оно толерантно не навязывает своих правил. Не является ли это одновременно провалом миграционной политики и миной замедленного действия?

- Я бы разграничил миграционную политику и политику интеграции. Дело в том, что Европа, и в первую очередь, Германия как наиболее привлекательная для мигрантов страна, действительно, столкнулась с очень серьезными вызовами, с форс-мажорными обстоятельствами: с притоком достаточно значимого количества мигрантов. Это, вероятно, сопряжено и с определёнными ошибками в миграционной политике.

Что сейчас важно для Германии – это сформировать эффективную политику интеграции мигрантов. Возможно, я ошибаюсь, но полагаю, что наиболее уязвимым звеном в политике интеграции была система социальных пособий, которая простимулировала приток мигрантов. Даже в этот миграционный кризис значительная часть так называемых беженцев является экономическими мигрантами.

Я бы не говорил однозначно, что все мигранты не разделяют ценности принимающего общества. Конечно, многие не понимают европейские ценности, не понимают, что приехали в другое общество, и Европе придется пересматривать сложившиеся практики интеграции. Но если говорить о детях мигрантов, то здесь другие проблемы. Дети, особенно рожденные в Западной Европе, обучающиеся со сверстниками в одних и тех же школах и общающиеся с ними постоянно, как правило, прекрасно интегрированы. У них нет проблем ни с языком, ни с теми ценностями, которые формируются в школе. Другое дело, что в семье, в их ближайшем окружении могут быть иные, нетрадиционные для принимающего государства ценности, но с этими проблемами, проблемами идентичности, дети мигрантов сталкиваются, как правило, когда взрослеют, ближе к совершеннолетию.

- Что еще, кроме системы выплаты пособий, можно изменить в миграционной политике Европы, чтобы адаптация шла быстрее и безболезненнее?

- В первую очередь, отказ от пособий. Интеграция мигрантов на рабочих местах, отсутствие дискриминационных практик на рынке труда – а с этим сталкиваются мигранты повсеместно во всех сообществах, особенно на первых порах. Это, возможно, первоочередные шаги. И вероятно, более жесткое противодействие тем акциям, которые выходят за рамки закона.

- Произошедшее в Кёльне – конфликт исламских и европейских ценностей, или речь нужно вести, скорее, об организационных проблемах миграционной и интеграционной политики?

- Есть проблемы интеграционной и миграционной политики – и есть проблема восприятия обществом своих ценностей и ценностей мигрантов. Я бы не противопоставлял европейские ценности ценностям ислама. В основе любой религии, в общем-то, одни и те же принципы и заповеди. Прочтение исламских ценностей правыми и левыми, извините, будет совершенно разным – так, что создается впечатление, что речь идет о разных религиях. Очевидно, что и в исламском мире есть разногласия, и эти разногласия не менее серьезны, чем разногласия между так называемыми европейскими ценностями и ценностями ислама.

Но очевидно, что в европейском обществе есть определенная доля населения, придерживающаяся традиционных патриархальных ценностей, и так же среди мусульман есть часть, которая придерживается модернистских ценностей, близких к европейским. Конечно, среди мигрантов больше распространены патриархальные ценности, но процессы идут – может, медленно, но их надо как-то стимулировать, через систему образования, через взаимодействие на локальном уровне – на уровне общин, через органы местного самоуправления. И в Европе есть подобный позитивный опыт. Отношение к мигрантам на севере Европы совершенно другое, чем на юге и востоке, и до последнего времени не было сколько-нибудь значимых противоречий между согражданами северных стран и мусульманами, которые туда прибывают.

- Обсуждение Кёльнских событий в российских СМИ сегодня проецирует серьезные антимигрантсткие настроения. Может ли это вызвать новую волну ксенофобии в России?

- Безусловно, вызовет, и не одну. Проблема в том, что все события, которые происходят в Западной Европе, автоматически проецируются на российское общество.

- Преломляясь через телевизор. Как подать эти события – вопрос государственной пропаганды.

- Да, но не только. Пропаганда играет решающую роль. Все социологические центры фиксировали достаточно резкий спад ксенофобии в 2014-15 годах по той простой причине, что на первое место вышло освещение других тем.

- Вы имеете в виду ксенофобию по отношению к мигрантам из Центральной Азии и с Кавказа, но ксенофобия по отношению к украинцам ведь, наоборот, возросла?

- Да. Я к этому и веду. На первый план вышло освещение событий в Украине, внешние события, и ксенофобные настроения по отношению к выходцам с Кавказа, Закавказья и из Средней Азии резко снизились. Но выплыли наверх ксенофобии по отношению к украинцам. Это явный результат деятельности масс-медиа. И понятно, что освещение европейских событий вызовет новую волну ксенофобных настроений.

Но есть и другой момент. Даже более-менее сдержанное освещение проблем миграции в Европе у нас всегда интерпретируется совершенно не так, как это интерпретируется в европейских СМИ.

- Можно подробней?

- Помните, десять лет назад были события во Франции, вызванные гибелью двух подростков в трансформаторной будке? У нас это интерпретировалось как проблема мигрантов. Но местные исследователи говорят: это не проблема мигрантов, это были французские граждане, некоторые – в третьем поколении. Это проблема социальная, проблема плохих кварталов.

И автоматический перенос европейских событий в российский контекст неверен, потому что в Россию приезжают другие мигранты. Они не едут поболтать, посидеть за чашкой кофе и насладиться социальными пособиями. К нам едут мигранты с постсоветского пространства – в первую очередь, зарабатывать, и им не до облав на женщин. Они прекрасно понимают, что никто не будет их содержать, что никаких пособий им не светит, если они не получат российское гражданство. Кроме того, на постсоветском пространстве сохранились многие черты общего советского менталитета: они так же, как и россияне, сталкивались у себя на родине с коррупцией, откатами, дискриминацией, так что они приезжают в более-менее знакомую социальную среду.

- Как будет меняться миграционная политика Европы и России, ваш прогноз?

- Европейская политика будет сконцентрирована на более тонкой калибровке инструментов регулирования. Вероятно, будут упрощены процедуры предоставления статуса беженца. Это не означает, что они будут облегчены. Но сегодня это сложная процедура, сформировавшаяся многие десятилетия назад. Будет более четкая и, вероятно, облегченная процедура депортации соискателей убежища, но главное – будут уточнены инструменты интеграции. И, скорее всего, будет оказана помощь органам местного самоуправления - чтобы они справлялись с этими проблемами.

Что касается России, многое зависит от развития экономической и внешнеполитической ситуации. Когда будет нормализована ситуация в восточных регионах Украины, то я опасаюсь, что мы вернемся к старым знакомым «козлам отпущения»: тем мигрантам, которые приезжают к нам из Средней Азии и Закавказья. Ухудшение экономической ситуации будет способствовать распространению антимигрантских настроений, которые, скорее всего, будут подпитываться незадачливыми политиками и нашими пропагандистами.

* * *

Проблема приема и интеграции мигрантов серьезно стоит как в Европе, так и в России. Но сравнивать не стоит: серьезного конфликта ценностей между россиянами и приезжающими мигрантами не возникает (отсутствие свобод, неуважение к личности, автократию и коррупцию можно считать, скорее, общими культурными ценностями), система убежища в России не работает, никакой нагрузки на бюджет приехавшие мигранты не несут (кроме школ для детей, но это не нагрузка, а инвестиции в интеграцию). Однако истерика, которая поднимается в российских СМИ, сводит проблему к культурному и чуть ли не расовому превосходству европейцев (читай – россиян), и это может привести только к новой волне ненависти.

Мария Яновская, Нигора Бухари-заде

Турция: Один из задержанных по подозрению в поддержке ИГ россиян рассказал о преследовании на родине

Один из троих задержанных в Турции 11 января россиян Айдар Сулейманов опроверг заявление официального представителя МИДа России Марии Захаровой о его причастности к деятельности так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) и рассказал, по какой причине переехал в Анталью.

Как передает «Коммерсант», ранее Захарова сообщила, что 31-летний выходец из Татарстана Айдар Сулейманов был заочно объявлен сперва в федеральный, а затем в международный розыск Интерпола по заявке со стороны России — «в связи с вовлеченностью в деятельность запрещенной в РФ группировки ИГИЛ, а также в вербовке для этой организации». «О связях Айдара Сулейманова с ИГИЛ было хорошо известно всем взаимодействующим по линии Интерпола странам, включая Турцию, - отметила Захарова. - Это тот самый случай, когда обвиненные в террористической деятельности в России экстремисты весьма вольготно чувствуют себя на территории ряда зарубежных государств».

Однако в открытой базе Интерпола по состоянию на 14 января Айдар Сулейманов среди находящихся в международном розыске не числился. МВД Татарстана информацию по поводу задержания россиян не подтвердило, а источник в региональных правоохранительных органах Татарстана сказал, что полицейское ведомство не инициировало розыск Сулейманова и претензий к нему не имеет. Он высказал предположение, что Сулеймановым могут заниматься сотрудники ФСБ.

Сам Сулейманов в беседе с «Коммерсантом» заявил, что не имеет отношения к террористам и был первоначально задержан «по другому поводу».

«Утром 11 января ко мне домой пришли представители антитеррористических подразделений [Турции], попросили проехать с ними. Я взял зубную щетку и поехал в отдел. Там четыре часа происходила какая-то бумажная волокита. При задержании у меня изъяли телефон, фото с которого мне потом и показывали. Они нашли какое-то фото, на котором изображены подводные лодки разных стран. Спрашивали, что это такое, а я им объяснил, что это я собирал для себя, изучая доминирование турецкого ВМФ, к терроризму это отношения не имеет никакого, они были опубликованы в интернете после агрессивных заявлений РФ в адрес Турции. 13 января примерно в 8:30 меня и еще двоих задержанных отвели в камеру.

По дороге выяснилось, что на моем телефоне обнаружилась аудиозапись, из-за которой прокурор решил перестраховаться и отдать дело судье. Ее мне переслал знакомый по приложению WhatsApp. Это речь человека, который побывал в «Исламском государстве» и говорит, что там нет шариата, что там неправильный ислам, рассказывает, как там все на самом деле. Собственно, поэтому мне теперь и назначен надзор и подписка о невыезде: эта запись их чем-то напрягает, пытаются доказать мою причастность к ней».

После взрыва в Стамбуле, прогремевшего 12 января, прокурор вызвал Сулейманова для дачи показаний. «Примерно так звучала фабула: «Глава ИГ выпустил обращение о развязывании войны по всему миру, а вы обвиняетесь в логистической помощи». Как-то так. Но я противник ИГ, это можно понять и по моей переписке в социальных сетях. Я против агрессии России против мирного населения Сирии, как и против убийства любых мирных граждан», - заявил уроженец Татарстана.

На вопрос, почему им вообще заинтересовалась турецкая полиция, Сулейманов предположил, что причиной могло стать случайное знакомство с тремя другими россиянами, которые в прошлом году уехали в Сирию. В 2014 году он вместе с ними поехал в город Килис, чтобы наладить контакт с местными пчеловодами. «Со мной напросились трое знакомых из России, о чьих планах насчет Килиса я узнал только после того, как нас остановили полицейские и в их сумках нашли камуфляж и нож, еще какие-то вещи. Мне тогда ничего вменять не стали, но нас всех какое-то время подержали в отделе, а потом отпустили. Ребята эти, как выяснилось, правда хотели уехать в Сирию, даже меня звали. Месяцев через семь после той истории они все же уехали в Сирию, но я отказался ехать следом», - рассказал Сулейманов.

На просьбу прокомментировать заявление МИДа России, что на родине у него были проблемы с законом и он находится в розыске по линии Интерпола Сулейманов ответил, что никаких официальных обвинений ему никогда не предъявляли.

«Я жил в Татарстане, переехал в Турцию с семьей в июле 2013 года. До этого ограничений на выезд у меня не было, но ФСБ мне пыталась создать проблемы. В ислам я пришел в 2003 году, когда очень болел. Нашел в нем спасение. Но меня нельзя назвать радикалом, я ханафит (самая распространенная правовая школа в суннитском исламе). Насколько мне известно, недавно к моей матери приходили из ФСБ и говорили, что я ездил в Сирию, что мне дадут лет пять. Но никаких официальных обвинений мне никогда не предъявляли. Наличие большого количества мусульман в Татарстане стало напрягать органы. Думаю, мой круг общения смущал борцов с экстремизмом. В какой-то момент за нами стали следить машины без номеров, когда мы выходили с пятничных молитв. Некоторых верующих задерживали или сажали, обвиняя в крайних взглядах. На беседах сотрудники правоохранительных органов иногда сами с нами говорили о том, что нужно отказаться от школ и законов. «Зачем ты платишь налоги? Это мы, кяфиры, должны их платить вам, так ведь?» — они это говорили сами, пытаясь провоцировать товарищей на какие-то радикальные высказывания, на ненависть». Тем не менее, как признает Сулейманов, каких-то особых проблем перед отъездом у него не было: «Просто не видел дальнейших перспектив тут. Поэтому продал все имущество, снялся всей семьей с прописки и уехал. Дождался, уже находясь в Турции, когда покупатели переведут деньги, и купил жилье в Анталии».

По его мнению, «все эти задержания как-то связаны с политикой, с Татарстаном», который «из последних сил держится за свой иммунитет, даже за слово «президент». Не говоря уже о том, что с Турцией он связан довольно тесно, чиновники республики высказывались ранее в том ключе, что из-за разногласий политиков портить отношения с Турцией неверно. Думаю, выходец из Татарстана, обвиненный в связях с ИГ в Турции, каким-то образом на руку нашему государству в решении каких-то вопросов».

15 января Сулейманов был переведен из изолятора временного содержания Антальи в депортационный центр. «Тут можно свободно передвигаться, пользоваться мобильной связью. Это как административное задержание, по сути. Его срок истекает сегодня в 19:00 по местному времени, а после я буду находиться под надзором прокурора и должен буду четыре раза в неделю отмечаться в участке. К тому же мне запрещен выезд из страны. Так что я фактически под подпиской о невыезде, но не арестован. Может, конечно, правоохранительные органы пойдут на преступление и придумают все же какое-то обвинение для меня, но пока таких оснований нет». По его словам, второй задержанный вместе с ним россиянин находится в такой же депортационной тюрьме, третий ждет заседания суда в изоляторе.

Напомним, что аналогичные попытки обвинить людей в причастности к ИГ и другим террористических группировкам давно предпринимают и власти Узбекистана. В частности, по сведениям Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана(ИГНПУ), с начала октября 2015 года в Ташкенте и Ташкентской области правоохранительные органы и спецслужбы интенсивно задерживают мусульман, которых подозревают в подготовке к отправке в Сирию для участия в военных действиях на стороне ИГ.

Глава Китая Си Цзиньпин намерен посетить Иран сразу после снятия санкций

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин с 19 по 23 января нанесет государственные визиты в Саудовскую Аравию, Египет и Иран, сообщает агентство «Синьхуа». В Иран товарищ Си прибудет по приглашению президента Хасана Роухани.

Японское издание Nikkei анализирует предстоящий визит: «В ближайшее время западные страны отменят антииранские экономические санкции. У Си простая цель: стать первым иностранным лидером, который посетит Иран после отмены санкций. Он планирует привезти с собой большую делегацию, в которую войдут руководители китайских компаний. Глава КНР намерен быстрыми темпами укреплять сотрудничество с Ираном, который богат природными ресурсами».

Напомним, что в июле 2015 года в Вене было подписано соглашение по иранской ядерной программе между «шестеркой» (представителями России, США, Китая, Франции, Великобритании и Германии) и Ираном. В этом соглашении говорится, что санкции с Ирана будут сняты, если до конца 2015 года Иран урегулирует вопросы военной направленности ядерной деятельности. Для этого представители Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) должны были нанести визит на военный объект Ирана – Парчин, а Тегеран - обеспечить представителям ООН доступ на все вызывающие подозрение объекты. Оружейное эмбарго для Ирана сохраняется на пять лет, а санкции в сфере ракетных технологий – на восемь.

Японское издание отмечает, что дипломатические источники подтверждают скорую отмену санкций. «Иран богат нефтью и газом. Кроме того, он является желанным потребительским рынком, поскольку население Ирана составляет 78 миллионов человек. Если санкции отменят, резко активизируются экспорт нефти и торговля. Японские и европейские компании, которые ранее упирались в санкции, хлынут в Иран, - пишет обозреватель. - Цель Си состоит в том, чтобы как можно быстрее установить с Ираном дружеские отношения за счет дипломатии на высшем уровне, а также поддержать деятельность китайских предприятий. В Иране часто негативно относятся к товарам американского производства, поэтому Китай связывает с иранским рынком большие надежды. Иран же надеется на то, что благодаря укреплению отношений с Китаем, который на ядерных дебатах вел к миру, дальнейшие переговоры с шестеркой будут проходить гладко».

По данным Nikkei, Си Цзиньпин прибудет в сопровождении экономической делегации, в которую войдут около 100 руководителей государственных корпораций, связанных с природными ресурсами. С 8 по 10 января в Иране с официальным визитом находился заместитель министра иностранных дел Китая Чжан Мин, который провел переговоры с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом. Стороны договорились развивать сотрудничество в таких сферах, как развитие инфраструктуры, торговля и энергетика.

Правительство Таджикистана создаст единый центр для слежения за входящим и исходящим трафиком интернета и мобильных телефонов

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон подписал 14 января правительственное постановление «О Едином коммутационном центре электрической связи». В будущем, «в целях надзора и регулирования» весь входящий и исходящий трафик интернета и мобильной связи должен проходить через единый коммутационный узел национального оператора связи – компании «Таджиктелеком», говорится в тексте постановления, опубликованного на сайте правительственной газеты «Джумхурият».

Службе связи при правительстве республики поручено в течение 2016 года реализовать данное постановление, то есть, выражаясь простым языком, сделать так, чтобы все потоки интернета и мобильные данные шли через один узел, обеспечивая национальному оператору возможность полного контроля. Выполнение данного постановления является обязательным для всех компаний, предоставляющих услуги связи в Таджикистане.

Впервые с инициативой создания Единого коммутационного центра электросвязи Минсвязи Таджикистана выступило еще в начале 2006 года. Но тогда реализация проекта была приостановлена после протестных заявлений частных операторов связи и активистов гражданского общества. В открытом обращении к антимонопольному агентству, правительству и парламенту страны 12 операторов сотовой связи и интернет-провайдеров призвали власти не допустить создания единого коммутационного узла, утверждая, что этот шаг сведет на нет все достижения в развитии рыночных отношений в телекоммуникационной сфере, писала тогда «Азия-плюс».

В ответ Государственное агентство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства при правительстве Таджикистана официально заявило десять лет назад, что не поддерживает предложенный Министерством связи проект, как противоречащий национальному законодательству. По заключению Антимонопольного агентства, проект «противоречил осуществлённой в последние годы программе реформ в области связи, особенно таким её положениям, как демонополизация деятельности в области электрической связи, развитие либерализации рынка услуг электрической связи, развитие предпринимательства и свободной конкуренции. Нарушаются оговоренные статьёй 3 Закона Республики Таджикистан “Об электрической связи” принципы равного доступа всех физических и юридических лиц к современной, и эффективной инфраструктуре и услугам электрической связи, содействия эффективной и свободной конкуренции на рынке электрической связи в интересах пользователей…».

Следует отметить, что в ноября прошедшего года нижняя палата (Маджлиси намояндагон) парламента Таджикистана утвердила поправки в Закон «О борьбе с терроризмом», позволяющие госорганам блокировать доступ к интернету и мобильной связи во время проведения антитеррористических операций. Согласно внесенным в закон изменениям, Госкомитет национальной безопасности республики получит полное право без решения суда ограничивать доступ ко всем видам электронной связи не только в отдельных районах проведения контртеррористических операций, но при необходимости и по всей стране.

В этой связи создание единого коммутационного центра выглядит вполне логично: куда как легче и целесообразнее управлять интернетом из одного пункта. Подобная методика давно отработана в соседнем Узбекистане. Весь трафик в этой стране проходит через сервера компании «Узтелеком» - национального оператора связи. Именно на этом узле власти свободно распоряжаются тем, какие оппозиционные или критические веб-ресурсы запретить без суда и закрыть доступ к ним пользователям всех провайдеров страны сразу.

В Узбекистане сегодня по распоряжению властей блокируется несколько сот «нежелательных» веб-сайтов, среди которых и портал нашего агентства. Посредством своеобразного «единого коммутационного узла» в Ташкенте берут под контроль и популярные среди населения мессенджеры. Можно смело утверждать, что подобное ждет и Таджикистан. Подробнее - в статье «Skype так и не заработал».

«Пользователи Интернета в Узбекистане регулярно сталкиваются с перебоями в работе разнообразных сервисов, в основном социальных сетей и средств текстовой и голосовой связи, вызванными попытками спецслужб контролировать доступ, пользуясь "бутылочным горлышком" Узтелекома. В некоторых случаях ошибки в сложной настройке маршрутизации внешнего трафика, да и просто неполадки на уровне Узтелекома, приводили и к более серьезным перебоям», - говорит в интервью «Фергане» эксперт по телекоммуникациям из Ташкента, пожелавший остаться анонимным.