?

Log in

No account? Create an account

December 31st, 2015

Конфликт с «Газпромом». В июле 2015 года Министерство нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана неожиданно выступило с заявлением о неплатежеспособности российской компании «Газпром» и обвинило ее в пренебрежении контрактными обязательствами. «ОАО «Газпром» с начала 2015 года не платит по своим долгам перед ГК «Туркменгаз» за поставленные объемы туркменского природного газа», - говорилось в сообщении туркменского министерства.

Как пояснил позже Forbes, по контракту, подписанному в 2010 году, «Газпром» закупал газ в Туркмении примерно по $240 за 1000 кубометров, а объем по условию «бери или плати» составлял 10 млрд кубометров в год. В начале 2015 года «Газпром» заявил, что будет закупать у Туркмении всего 4 млрд кубометров газа и оспорит условия контракта в Стокгольмском арбитраже. Из-за падения экспортных цен на газ в Европу, привязанных к постоянно падающим ценам на нефть, установленная цена на туркменский газ на уровне $240 за 1000 кубометров перестала устраивать «Газпром». Но договориться с туркменской стороной не удалось, и «Газпром» в одностороннем порядке с января перешел на оплату по цене безубыточного экспорта в Европу. Именно по этой схеме газ был оплачен за первые пять месяцев этого года. А в начале июня «Газпром» подал в Стокгольмский арбитражный суд иск к «Туркменгазу», требуя пересмотра цен по контракту. Точка в этой истории пока не поставлена.

Расширение прав президента. В то время как в Узбекистане сократили срок полномочий главы государства, в Туркмении наблюдается обратный процесс: в рамках начавшейся в 2014 году конституционной реформы было решено продлить президентский срок с пяти до семи лет – «в целях успешного осуществления масштабных долгосрочных программ». Кроме того, предложено закрепить дополнительные права главы государства и снять максимальное возрастное ограничение для исполнения его обязанностей. Ранее, в марте, президент Гурбангулы Бердымухамедов подписал закон, разрешающий населению проводить в стране мирные массовые мероприятия - собрания, митинги, демонстрации, уличные шествия, пикетирование.

Ужесточение валютного контроля. Циркулирующие уже два года слухи о девальвации маната и его действительное падение на «черном рынке» вынуждают жителей Туркмении запасаться иностранной валютой, главным образом – долларами. Правительство, в свою очередь, принимает ответные меры. В уходящем году населению запретили покупать более $8000 в год, за один визит в обменный пункт можно приобрести не более $1000, причем в Ашхабаде совершить такую покупку теперь можно только по талонам, за которыми очереди выстраиваются с вечера.

Ухудшение ситуации на границе с Афганистаном. Уход из Исламской Республики сил международной антитеррористической коалиции и активизация деятельности антиправительственных сил сказался на уровне безопасности в соседних странах. В июле Ашхабад получил 12 цинковых гробов с телами военнослужащих, которые проходили службу в воинских подразделениях, дислоцированных в районе Тагтабазара, что близ туркмено-афганской границы. Среди погибших - четверо офицеров и восемь солдат-срочников, в том числе те, кто подлежал демобилизации до конца июня. Вся граница с Афганистаном была переведена на усиленный режим охраны, к ней из других регионов Туркменистана были переброшены дополнительные силы всех родов войск и военная техника. Сообщалось, что вокруг ведомственных домов, в которых живут семьи военных офицеров, выставлена охрана, а по ночам из других населенных пунктов приграничных районов забирают мужчин и увозят их в неизвестном направлении. Лишь некоторое время спустя призванные таким странным способом на службу мужчины выходили на связь со своими семьями и сообщали, что находятся у границы на военных учениях. Источники «Хроники Туркменистана» заметили непосредственно у границы с Афганистаном подразделения иностранных военных, большей частью - славянской внешности.

МИД оскорбился критикой политэмигранта. В 2015 году делегация туркменского МИДа впервые приняла участие в прошедшем в Варшаве 21-22 сентября ежегодном совещании Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по человеческому измерению. И, пожалев об этом, досрочно покинула Польшу. Причину объяснила лишь неделю спустя: ее недовольство вызвали «отдельные лица», которые «позволили себе ряд субъективных, провокационных выпадов и тенденциозных комментариев в адрес Туркменистана с очевидной целью оказать психологический прессинг на представителей туркменской делегации и, таким образом, дискредитировать образ страны в глазах остальных участников высокой встречи». Обидчиком оказался проживающий в Норвегии бывший депутат туркменского парламента Пиримгулы Тангрыкулиев, который раскритиковал ряд представителей западных стран за то, что те «обхаживают диктатора, так как им необходим доступ к туркменским энергоресурсам». А кроме того, 22 сентября в рамках все того же совещания ОБСЕ прошел брифинг, организованный кампанией «Покажите их живыми!» под названием «Туркменистан: новый фасад старой тюрьмы». Он был посвящен проблеме насильственных исчезновений в Туркменистане и бесчеловечного отношения к заключенным в местах лишения свободы при полном нежелании туркменских властей соблюдать обязательства в рамках международных соглашений и отказе от сотрудничества с гражданским обществом. Такого напора туркменская делегация не смогла вынести и сбежала. На брифинге, кстати, отсутствовала.

Дебют в качестве «пациента» Cotton Campaign. В этом году коалиция Cotton Campaign, объединяющая международных правозащитников, профсоюзы и бизнес и уже имеющая богатый опыт взаимодействия по Узбекистану, впервые начала оказывать давление на Туркменистан с целью положить конец использованию принудительного труда в хлопковой промышленности этой страны. Чем удивила многие компании-производители одежды, которые не знали, что туркменское правительство тоже использует рабский труд при производстве хлопка.

Старт строительства ТАПИ. В середине декабря Туркменистан приступил, наконец, к сооружению газопровода ТАПИ (Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия), переговоры по которому начались еще в середине 1990-х годов. Протяженность ТАПИ ориентировочно составит 1814 километров, 214 из них будут проложены по территории Туркменистана и далее протянутся через афганские города Герат и Кандагар и пакистанские Кветту и Мултан до индийского населенного пункта Фазилка на пакистано-индийской границе. Стоимость проекта превышает $7,6 млрд.

См. также статью «Туркменистан — итоги года» от редакции веб-сайта «Альтернативные новости Туркменистана».
Парламентские выборы. На прошедших в Таджикистане первого марта 2015 года парламентских выборах ни одна из оппозиционных партий не преодолела пятипроцентный барьер. Эти выборы стали началом конца легального существования в республике Партии исламского возрождения (ПИВТ). После выборов, на которых впервые за последние 15 лет представители исламской партии не получили ни одного депутатского кресла, в стране была развернута широкая кампания по дискредитации ПИВТ и усилились гонения на ее членов. В состав нижней палаты также впервые не вошли коммунисты, заседавшие в парламенте с советских времен. Таким образом, в ближайшие пять лет законотворчеством в Таджикистане будут заниматься депутаты от правящей Народной Демократической партии (более двух третей кресел) и проправительственных Аграрной, Социалистической и Партии экономических реформ.

Вооруженный мятеж и запрет ПИВТ. В первые осенние дни Таджикистан оказался в центре внимания международной общественности и СМИ: в ночь на 4 сентября были совершены вооруженные нападения на центральный аппарат Минобороны страны в Душанбе и ОВД города Вахдат. Власти Таджикистана объявили, что атаки совершила группа мятежников под руководством бывшего замминистра обороны Абдухалима Назарзода, который впоследствии был ликвидирован в ходе контртеррористической операции. А главным заказчиком и организатором мятежа была названа ПИВТ и ее лидер Мухиддин Кабири. Весь руководящий состав партии, кроме самого Кабири, который с марта находится в эмиграции, был арестован по обвинениям в терроризме, создании преступного сообщества, попытке захвата власти и других преступлениях. Верховный суд (ВС) Таджикистана 29 сентября объявил ПИВТ террористической организацией и запретил ее деятельность на территории страны. Как стало известно 18 декабря, Генпрокуратура завершила расследование уголовных дел в отношении членов ПИВТ и передала их в ВС, однако когда начнется судебный процесс (или уже начался) официальные лица не комментируют, ссылаясь на гриф секретности, наложенный на эти дела. Таким образом, исламская партия, которая в течение последних 16 лет была единственной официально действующей умеренной партией религиозного толка на постсоветском пространстве, была выведена из легального политического пространства Таджикистана, а десятки активистов ПИВТ подвергнуты репрессиям.

Уход в ИГ командира таджикского ОМОНа. В конце мая общественность Таджикистана потрясло известие о том, что неизвестно куда исчезнувший в апреле командир отряда милиции особого назначения (ОМОН) МВД страны, полковник Гулмурод Халимов неожиданно проявился в рядах боевиков так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ). Об этом в республике и за ее пределами узнали из появившегося 27 мая на интернет-сервисе YouTube видеоролика, в котором сам Халимов признался, что находится на Ближнем Востоке и намерен «вернуться с оружием» и бороться с теми, кто подавляет ислам. Он призвал земляков и, в частности, трудовых мигрантов в России «не быть рабами», а «примкнуть к джихаду». После появления этой записи Генпрокуратура Таджикистана возбудила в отношении Халимова уголовное дело статьям «измена государству», «участие в преступном сообществе» и «незаконное участие в вооруженных конфликтах или военных действиях на территории других государств». Беглый полковник объявлен в международный розыск. Как сообщают СМИ, он был ранен, стал инвалидом, в настоящее время влачит жалкое существование и больше не нужен ИГ. Всего же, по данным таджикских спецслужб, ряды ИГ в Сирии и Ираке пополнили более 700 таджикистанцев. В июле власти республики внесли изменения в закон «О гражданстве», которые предусматривают автоматическое лишения гражданства таджикистанцев, воюющих в составе террористических организаций за рубежом.

Новое дело против Зайда Саидова. Верховный суд Таджикистана 11 августа увеличил срок заключения опального бизнесмена Зайда Саидова еще на три года – до 29 лет, постановив конфисковать все его имущество. Новое уголовное дело против предпринимателя было возбуждено Антикоррупционным агентством, которое обвинило Саидова в подделке документов и незаконной приватизации в бытность его министром промышленности Таджикистана. До этого он уже был признан виновным в изнасиловании, незаконном лишении свободы, многоженстве, получении взятки и мошенничестве. Сам предприниматель своей вины не признал. «Возможно, моя вина в том, что я решил инвестировать все свои средства из-за рубежа в Таджикистан, а также привлек инвестиции своих друзей», - сказал Саидов в своей речи на суде. Многие в Таджикистане считают дело Саидова политически мотивированным: незадолго до ареста бизнесмен и его единомышленники заявили о создании оппозиционной партии «Новый Таджикистан». Кроме того, Саидов владел крупными бизнес-активами, которые после его осуждения были конфискованы.

Умарали Кувватов и Умарали Назаров. Две трагических гибели. В уходящем году за пределами Таджикистана трагически погибли два гражданина республики, один из которых стал известным еще при жизни, а другой – после смерти. По роковому совпадению, обоих звали Умарали. Пятого марта в Стамбуле был застрелен 47-летний оппозиционный политик и бизнесмен Умарали Кувватов. Он был лидером действующей за рубежом организации таджикской оппозиции «Группа 24», которая решением Верховного суда республики признана экстремистской и запрещена на территории Таджикистана. Главным обвиняемым в убийстве Кувватова признан гражданина Таджикистана Сулаймон Каюмов, у которого оппозиционер гостил в день гибели. Однако мотивы действий Каюмова не сообщаются. Семья и сторонники Кувватова, а также многие эксперты считают, что убийство носит политический характер.

Другая трагедия, вызвавшая широкий общественный резонанс, произошла в Санкт-Петербурге, где в ночь на 14 октября скончался пятимесячный ребенок из семьи таджикских мигрантов Умарали Назаров. Он был насильно отобран полицейскими у матери – 21-летней Зарины Юнусовой, задержанной за просроченную регистрацию, и отправлен в Медцентр имени Цимбалина, где и умер при невыясненных обстоятельствах. В нарушение закона ребенок был оформлен как «подкинутый или безнадзорный» при наличии свидетельства о рождении и в присутсвии родителей. По заключению медиков, Умарали умер в результате развития цитомегаловирусной инфекции, однако многие врачи этот вывод поставили под сомнение. По факту гибели малыша было возбуждено уголовное дело.

А суд тем временем постановил выдворить Зарину с территории России, куда ей закрыт въезд на ближайшие пять лет. В середине ноября женщина вернулась с телом ребёнка в Таджикистан, где он и был похоронен. Адвокаты семьи Назаровых в Петербурге продолжают выяснять истинные причины смерти малыша и добиваться наказания виновных. Смерть Умарали всколыхнула общественность двух стран – многие чиновники и общественные деятели в России заговорили о необходимости пересмотра законодательства в сторону смягчения миграционных правил и лучшей защиты интересов детей.

Стихийные бедствия в Горном Бадахшане. Тяжелым выдался год для жителей Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Таджикистана. Несколько человек погибли, и сотни людей остались без крова в результате селей и паводков, обрушившихся в июле на ряд районов области. Стихийные бедствия были вызваны аномальной жарой, спровоцировавшей усиление таяния ледников в горах и резкое повышение уровня воды в реках. Ущерб от стихии правительство оценило в $100 млн. Не успевший оправиться от летних наводнений регион зимой постигло новое бедствие – 7 декабря на территории ГБАО произошло мощное землетрясение магнитудой 7,2. Жертвами стихии стали два человека, несколько десятков получили травмы. В селениях Бартангской долины было разрушено свыше 500 домов. Строительство новых домов для оставшихся без крова людей начнется только весной 2016 года, а пока пострадавшие расселились по родственникам и в выделенном властями временном жилье.

Законодательные ограничения. В 2015 году в Таджикистане были приняты несколько законопроектов, существенно ограничивших права граждан и свободу деятельности институтов гражданского общества. В июне депутаты приняли поправки к закону «Об общественных объединениях», предусматривающие ужесточение контроля над финансовыми поступлениями из-за рубежа на счета общественных объединений страны. Новые законодательные требования обязывают общественные объединения уведомлять министерство юстиции страны о получении финансирования из-за рубежа.

В ноябре были внесены изменения в закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», которые серьезно ограничили адвокатов в их профессиональной деятельности. Адвокатов лишили права защищать в судах интересы своих родственников. Кроме того, адвокатской деятельностью теперь не могут заниматься лица, имеющие судимость, другое либо двойное гражданство, не прописанные на территории Таджикистана и уволенные из силовых и правоохранительных органов за коррупционные действия или за нарушения принятой присяги.

Под конец года также были внесены поправки в закон «О борьбе с терроризмом», позволяющие госорганам блокировать доступ к интернету и мобильной связи во время проведения антитеррористических операций. Согласно законодательным изменениям, Госкомитет национальной безопасности республики получает полномочное право без решения суда ограничивать доступ ко всем видам электронной связи не только в отдельных районах проведения контртеррористических операций, но при необходимости и по всей стране. Как считают правозащитники, все эти законодательные нововведения направлены на подавление инакомыслия и плюрализма в стране.

Миграция, уровень жизни, люди. Финансовый кризис в России в 2015 году серьезно ударил по доходам трудовых мигрантов и, как следствие, по денежным поступлениям в экономику Таджикистана, где средства, переводимые мигрантами, составляют 49 процентов в объеме ВВП. Эти средства долгое время поддерживали стабильность национальной валюты. С падением курса рубля в России почти втрое сократился и объем денежных переводов мигрантов, из-за чего заметно обесценилась национальная валюта, выросли цены на товары, снизилась покупательская способность и уровень жизни населения в целом. При этом правительство не выполнило обещанного повышения зарплат, пенсий, пособий и стипендий, которое ожидалось 1 сентября. К этому времени выяснилось, что денег в казне на повышение благосостояния народа нет.

Зато они оказались у пенсионерки Норбиби Дустмуродовой, которая отдала все свои средства на строительство двух селеотводных сооружений и автомобильных переездов над ними. В течение 16 лет она откладывала часть своего пенсионного пособия и доходов от фермерской деятельности на совершение паломничества в святыни ислама – Мекку и Медину. Но видя, как мучаются местные жители в сезон дождей из-за отсутствия селесбросов, пенсионерка решила вместо хаджа облегчить жизнь землякам.

Другой пенсионер – 71-летний Махкам Ёкубов – потратил все свои накопленные за 20 лет сбережения на строительство новой школы в родном селе Метк. С этого года местным детишкам не придется преодолевать несколько километров пути, чтобы попасть в школу, которая до сих пор была единственной в селении. Эти простые добрые люди в этом году облегчили жизнь многим своим землякам.

А еще осенью душанбинцы организовали гражданскую кампанию (что в Таджикистане случается нечасто) по сбору подписей против сноса архитектурных памятников в центре Душанбе. Озвученные чиновниками намерения снести якобы не соответствующие современным архитектурным требованиям исторические здания вызвали справедливое возмущение у бывших и нынешних жителей Душанбе – тех, кому дорогая память о событиях прошлых лет, которую хранят в себе старые постройки столицы. Но услышат ли голоса своих граждан власти, мы узнаем уже в следующем – 2016 – году.
Ничего неожиданного в уходящем году в Казахстане не произошло: общее ухудшение экономической ситуации и усиление внутриполитического давления нарастало постепенно. 2015 год стал первым годом работы Евразийского экономического союза – и чуть не закончился развалом новой интеграционной структуры: членство в ЕАЭС оказалось непростым испытанием для казахстанской экономики. Российские товары стали вытеснять казахские с внутреннего рынка, и предприниматели в начале года даже потребовали от Астаны ограничить российский импорт. Падение мировых цен на нефть (экспорт нефти дает половину доходов в казахский бюджет) и обвал российского рубля – валюты главной страны-партнера Казахстана по ЕАЭС – привели к тому, что правительство Казахстана было вынуждено отпустить тенге в свободное плавание, и к концу года доллар стал стоить около 350 тенге. Аналитики назвали тенге самой обесценившейся валютой Европы: девальвация составила 85.2%.

Проблемы, с которыми сопряжено для республики сотрудничество с Россией, санкционные и торговые войны, в которые Казахстан оказался невольно втянут, вынудили Астану повернуться к Пекину: в сентябре были подписаны прорывные соглашения с Китаем на общую сумму в 23 миллиарда долларов. Насколько жесткими окажутся для Казахстана китайские условия, станет ясно позже.

Ситуация внутри страны остается стабильно авторитарной. В апреле был переизбран на должность президента Нурсултан Назарбаев, получив 97.7% голосов. Назарбаев правит Казахстаном с 1989 года, и очередное его переизбрание никого не удивило.

Уходящий год поставил точку в борьбе Назарбаева с двумя главными «врагами государства»: его бывшим зятем Рахатом Алиевым и бывшим владельцем БТА-банка Мухтаром Аблязовым. Рахат Алиев, которого обвиняли на родине в организации преступной группы и подготовку захвата власти, в феврале был найден повешенным в тюремной камере в Вене, где он ожидал суда по обвинению в похищении, насильственном удержании и убийстве двух казахстанских банкиров. Заметим, что его подельники, Альнур Мусаев и Вадим Кошляк, были освобождены в зале суда – по иронии судьбы, в день очередной инаугурации Назарбаева.

Второй по значимости «враг государства» - Мухтар Аблязов – все-таки будет экстрадирован из Франции в Россию, французский премьер в октябре подписал это решение, и многие правозащитники и журналисты не без основания полагают, что казахстанские спецслужбы будут допущены к допросу Аблязова в Москве. А поскольку Аблязов является спонсором оппозиционных казахских СМИ, то и охота Астаны на него одновременно является наступлением на либеральную оппозицию. Заметим, что Александр Белов (Поткин), которого в Москве сначала обвиняли в легализации активов, незаконно выведенных Аблязовым из казахстанского БТА-банка, сегодня обвиняется еще и в экстремизме и попытке свержения режима Назарбаева, что также дает возможность предположить тесное сотрудничество российских и казахских спецслужб в деле Аблязова.

Наступление на оппозицию (любой политической ориентации, от националистической до коммунистической) так же продолжилось. В августе была ликвидирована Коммунистическая партия Казахстана, в эти дни декабря идет суд над Серикжаном Мамбеталиным и Ермеком Нарымбаевым, которым грозит срок за перепост в фейсбуке чужого текста. Экспертный совет правозащитников Казахстана уточнил свой список политзаключенных: в него вошли Мамбеталин, Нарымбаев, Болатбек Блялов и Сакен Тулбаев. В списке остаются политзаключенные Арон Атабек, Мухтар Джакишев, Владимир Козлов, Вадим Курамшин.

Еще три приговора, вынесенные в Казахстане в 2015 году, можно считать знаковыми: бывшему премьер-министру Серику Ахметову, редактору павлодарской газеты «Версия» Ярославу Голышкину и администратору страницы социальной сети «ВКонтакте» Игорю Сычеву.

Администратор страницы социальной сети «ВКонтакте» Игорь Сычев получил пять лет лишения свободы за сепаратизм: он допустил публикацию опроса жителей маленького городка Риддера, «за» или «против» они вступления Восточно-Казахстанской области в состав Российской Федерации. Заметим, что подобный приговор был невозможен еще три года назад, но сегодня в нем читается реакция Казахстана на политику РФ в отношении Украины: жесткое подавление даже самых невинных намеков на возможное нарушение территориальной целостности государства.

Главный редактор павлодарской газеты «Версия» Ярослав Голышкин получил восемь лет лишения свободы за вымогательство. «Фергана» очень подробно писала об этом деле, в котором четко отразилась безнаказанность местных властей и их крепкая спаянность с органами безопасности, судом и прокуратурой.

И именно поэтому десять лет лишения свободы, которые получил бывший премьер-министр Серик Ахметов за коррупционные преступления, больше свидетельствует об очередной «драке под ковром» политических тяжеловесов, чем о тотальной борьбе режима с коррупцией и наступившем верховенстве права.

Наконец, нужно вспомнить, что в уходящем году в Казахстане произошла массовая гибель сайгаков, что привело к катастрофическому уменьшению поголовья сайги на территории страны.
В Кыргызстане в ушедшем году произошло два серьезных политических события: вступление в Евразийский экономический союз и парламентские выборы. Вступление в ЕАЭС было стремительным: в мае 2014 года президент Алмазбек Атамбаев заявил о желании вступить в Союз, осенью парламент страны принял необходимые законы, и в декабре был подписан договор о присоединении Кыргызстана к ЕАЭС. Несколько месяцев ушло на ратификацию договора в парламентах других стран-членов, и в августе 2015 Кыргызстан окончательно вошел в Евразийский экономический союз. В отличие от Казахстана, который к концу года уже почувствовал тяжесть последствий принятого интеграционного решения (проблемы с конкуренцией отечественных товаров, падение курса тенге и проч.), Кыргызстан пока только фиксирует происходящие изменения. Граждане страны теперь могут работать в России и Казахстане, не получая специального разрешения на работу, импортные (как правило, российские) лекарства в республике подешевели, как и некоторые другие виды товаров. Однако есть и обратная сторона интеграции: огромный оптовый рынок «Дордой», который кормил тысячи человек, переживает не лучшие времена, многие торговые точки закрываются.

4 октября в Кыргызстане прошли очередные парламентские выборы, но это не привело к кардинальной смене правительства, премьером остался Темир Сариев.

Выбор пророссийской ориентации позволил Кыргызстану провести резкий антиамериканский демарш, поводом для которого стало награждение заключенного правозащитника Азимжана Аскарова премией Госдепартамента США. В ответ Кыргызстан денонсировал межправительственное соглашение с США о сотрудничестве в поставках гуманитарной помощи. В результате многие проекты USAID, направленные на предоставление Кыргызстану помощи в области здравоохранения, образования, развития сельского хозяйства и проч., были закрыты.

Серьезная зависимость Кыргызстана от России вынудила президента Алмазбека Атамбаева встать на сторону Москвы в российско-турецком конфликте, хотя это было, очевидно, не просто: после месяца молчания президент Кыргызстана все же призвал Анкару извиниться за сбитый российский бомбардировщик.

В 2015 году в республике обострилась борьба с экстремизмом, прежде всего, с религиозным. Возбуждено более 120 уголовных дел, но количество приверженцев экстремистских взглядов растет (на учете – около 2000 человек), большинство из них, по данным правоохранительных органов, - члены запрещенной «Хизб ут-Тахрир». В Кыргызстане муфтий провозгласил мораторий на строительство новых мечетей, а те, что уже построены, должны пройти государственную регистрацию. Сами проповеди тоже пытаются взять под контроль: Духовное управление мусульман Кыргызстана проводит тренинги для имамов и учащихся медресе, разъясняя принципы ханафитского мазхаба, взяты на особый контроль священнослужители, которым разрешено проповедовать с целью обращения в ислам, в 70 медресе по требованию Совета обороны страны введена единая учебная программа. Заметим, однако, что «Таблиги Джамоат», организация, запрещенная в России, Таджикистане и Казахстане, в Киргизии открыто существует – мало того, на официальном уровне обсуждают возможность использовать «таблигов» для борьбы с идеями так называемого «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России).

Повышенное внимание органов безопасности к религиозному экстремизму вызвано обострением ситуации в Сирии и Афганистане (по данным властей, около пятисот кыргызстанцев, в том числе женщин и детей, уехали в зону боевых действий в Сирию), и ростом террористической активности в самой республике. С начала года в стране было проведено несколько спецопераций, в ходе которых были ликвидированы или задержаны полтора десятка человек, обвиняемых в принадлежности к террористическим группировкам. Так, в июле в Бишкеке прошла контртеррористическая операция, в декабре в столице были убиты еще два предполагаемых террориста, после ГКНБ заявил о найденном тайнике с оружием и боеприпасами.

Примером повышенного силового внимания к проблемам религиозного экстремизма стал приговор – 10 лет лишения свободы – бывшему имаму Кара-Суйской мечети Рашоту Камалову: его признали виновным в возбуждении религиозной вражды, хранении и распространении экстремистских материалов с использованием служебного положения. Поскольку в Кыргызстане отсутствует институт религиоведческой экспертизы и не сформулированы критерии признания материала экстремистским, то в жестком приговоре Камалову эксперты увидели начало новой волны возможных преследований на юге республике. Тем более что правозащитники, которые проводили мониторинг работы спецслужб на юге Кыргызстана, утверждают: подавляющее большинство подозреваемых в связях с ИГИЛ – этнические узбеки.

В октябре уходящего года произошло событие, которое привлекло внимание к коррумпированности пенитенциарной системы Кыргызстана. В ночь на 12 октября из СИЗО №50 бежали девять заключенных, семеро из которых были приговорены к пожизненному сроку. Четыре сотрудника Госслужбы исполнения наказаний погибли. Шестеро беглецов были пойманы живыми, трое убиты при задержании. Трое из вновь пойманных умерли в тюремной больнице от «острой сердечной недостаточности». Инцидент оставляет много вопросов: заключенные открыли камеры и освободили своих подельников, следов взлома на замках не было, в момент побега в учреждении не было электричества, видеокамеры не работали. Начальник СИЗО-50 был освобожден от должности по обвинению в халатности и задержан. Через девять дней его нашли повешенным в камере СИЗО в Бишкеке.

Из хороших новостей этого года мы выбрали две: открытие благотворительного детского респиса (который в местных СМИ называют хосписом) и увеличение численности населения страны до шести миллионов.
Выборы президента. Главным событием года в Узбекистане, которое точно войдет в школьные учебники, стали президентские выборы, состоявшиеся 29 марта. Итоги были вполне предсказуемыми: 77-летний Ислам Каримов сохранил свое кресло, на котором прочно обосновался еще в 1989 году. Напомним, что согласно статье 90 Конституции Узбекистана, «одно и то же лицо не может быть Президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд». Каримов, которого должность прямо обязывает гарантировать строгое исполнение требований основного закона страны, первый же и нарушает их, занимая президентский пост четвертый срок подряд. Отсюда можно сделать вывод о том, как в Узбекистане соблюдаются другие статьи Конституции.

Забавно, что вялый, но интерес к избирательной кампании поддержали узбекские оппозиционеры, объявив о проведении в интернете альтернативных выборов президента. Итоги обещали подвести 30 марта, однако не случилось - из-за хакерской атаки, как пояснили организаторы акции, сообщая о создании Координационного Совета гражданского общества «Альтернативный Узбекистан».

Позже узбекские власти почему-то задумались о либерализации избирательного процесса. В конце 2015 года в парламент был внесен законопроект, согласно которому количество подписей, требуемых для выдвижения кандидата на пост президента Узбекистана, уменьшено с нынешних пяти до одного процента от общего числа избирателей; предусмотрен запрет на предвыборную агитацию за день до выборов – «день тишины»; избирательные участки будут открывать и в местах содержания под стражей, чтобы проголосовать смогли люди, в отношении которых не вынесены приговоры судов.

Ситуация вокруг музея имени Игоря Савицкого. Громом в конце лета прозвучало сообщение об увольнении директора расположенного в Нукусе (Каракалпакстан) Государственного музея искусств имени Игоря Савицкого - Мариники Бабаназаровой, возглавлявшей это учреждение более 30 лет. Ее вынудили написать заявление по собственному желанию, о чем общественность узнала 24 августа. По словам самой Бабаназаровой, заявление «было написано под давлением и в состоянии нервного стресса», увольнению предшествовали анонимное письмо в Министерство культуры и спорта Узбекистана, после которого последовала проверка фондов музея и, якобы, выявление фактов подмены нескольких картин. Бабаназарову отправили на пенсию, на ее место назначили бывшего директора музея боевой славы Каракалпакстана. Увольнение Бабаназаровой произошло буквально накануне празднования столетия Игоря Савицкого, что усилило общественный резонанс, особенно за рубежом. В связи с этим в начале ноября 2015 года в Лондоне (Великобритания) состоялась небольшая конференция, посвященная музею имени Савицкого.

Усиление мер безопасности. Уходящий год запомнится жителям Узбекистана и ужесточением режима жизни под предлогом угроз, которые несут такие террористические организации, как «Исламское государство» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ) . ИГ, конечно, опасно, но принимаемые узбекскими властями меры направлены, в первую очередь, на запугивание населения и предупреждение вспышек протеста у недовольных хроническим ухудшением жизни и попранием гарантированных Конституцией прав. Не исключено, что ставшие известными несколько инцидентов с вывешиванием черных флагов и разбрасыванием листовок ИГ в Паркентском районе Ташкентской области, городе Ангрене, столичном районе Юнусабад и в Бухарской области - являются проделками спецслужб. Все это стало поводом для массовых арестов верующих, усиления паспортного режима в Ташкенте, перевода Ташкентского гарнизона Национальной гвардии в состояние боевой готовности. Офицерам в общем порядке было объявлено, что угроза безопасности возникла в связи с активизацией радикальных религиозных течений в Ферганской долине, другой причиной усиления были названы «два небольших теракта», которые якобы произошли в столице Узбекистана 3 октября. А на днях ташкентские власти пообещали взять в 2016 году столицу под тотальное видеонаблюдение.

Среди других заметных событий 2015 года можно назвать, в частности, отказ от преподавания политологии в вузах; фактическое отключение голосовой службы Skype и некоторых других популярных мессенджеров; уход военнослужащих Германии из Термеза, в аэропорту которого почти полтора десятка лет располагался транспортно-перевалочный пункт бундесвера; резкое ухудшение позиций узбекского производителя автомобилей GM Uzbekistan на российском авторынке; невольное признание Центробанком острой нехватки наличности в стране; массовые задержки зарплат; огромные очереди за пенсиями; взлет курса доллара; обвал объемов денежных переводов из России в Узбекистан…

Среди позитивных новостей можно отметить потепление непростых отношений с Таджикистаном - до уровня политических консультаций между делегациями двух стран, которые прошли 24-25 декабря. Новость о продлении срока действия паспортов граждан Узбекистана до середины 2018 года безусловно позитивная, главное - чтобы ее подтвердили официально.
Первые известия о свертывании крупных экономических проектов в связи с оскудением российского бюджета приходят с окраин Евразийского экономического Сообщества. На фоне сообщений о снижении активности в Казахстане о денонсации крупного инвестиционного договора с Россией заявило сегодня правительство Кыргызстана.

31 декабря 2015 года в Бишкеке прошло заседание киргизского правительства. В ходе заседания были рассмотрены вопросы денонсирования «Соглашения между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Российской Федерации о строительстве и эксплуатации Верхне-Нарынского каскада ГЭС, подписанного 20 сентября 2012 года в городе Бишкек», также Соглашения о строительстве и эксплуатации Верхне-Нарынского каскада ГЭС, сообщает пресс-служба правительства Кыргызстана.

По словам выступившего с докладом заместителя министра экономики Айбека Калиева, 21 декабря 2015 года в Москве в ходе рабочей встречи глав государств двух стран российская сторона признала непростую экономическую ситуацию, связанных с нынешней неблагоприятной внешней конъюнктурой, курсовых колебаний и бюджетных ограничений. Тем самым российская сторона выразила свою позицию о невозможности привлечения финансовых средств на условиях, предусмотренных Соглашением. Далее — прямая цитата по сайту правительства Кыргызстана:

«В данной ситуации реализация проекта может затянуться на неопределенный период времени. Учитывая социально-экономическую значимость данного проекта для республики и потребность Кыргызстана в дополнительных электрических мощностях Правительство Кыргызской Республики считает целесообразным денонсировать «Соглашение между Правительством Кыргызской Республики и Правительством Российской Федерации о строительстве и эксплуатации Верхне-Нарынского каскада ГЭС, подписанного 20 сентября 2012 года в городе Бишкек».

Напомним, последнюю попытку призвать Москву к ответственности за выполнение своих обязательств сделал 24 декабря президент Киргизии Алмазбек Атамбаев. В частности, он сообщил, что нынешняя ситуация в российской экономике не позволит вкладывать российский капитал в проекты по строительству ГЭС Камбарата-1 и Верхненарынской ГЭС. Он также сказал, что его страна будет искать нового инвестора.

«Я честно признаю, что если сидеть и ждать, то эти проекты просто заморозятся на несколько лет. Я разговаривал с главой РФ Владимиром Путиным и министром энергетики РФ: весной он приводил одни доводы, сняли их, летом - другие, тоже сняли, сейчас он говорит другие, так может продолжаться вечно. Поэтому я открыто сказал Путину, что без обид, но нам надо искать нового партнера. Да и России будет легче - отпадет одно из обязательств», - сказал Атамбаев, добавив, что ему трудно это осознавать, но такова горькая правда.

Президент отметил, что Кыргызстан не может ждать, когда построят Верхне-Нарынский каскад ГЭС, а «за Камбарату-1 там вообще никто даже не принимался». «Пока главой «РусГидро» был Евгений Дод, там что-то двигалось. Но я не люблю долгострой, и Путин меня понял. Но здесь нет политики», - предупредил Атамбаев. Он сообщил, что хочет, чтобы хотя бы одна из этих ГЭС была построена в бытность его президентом, и выразил надежду, что Кыргызстан сможет привлечь к этим проектам других инвесторов.
http://www.asiaterra.info/news/v-tashkentskom-metro-restavriruyut-kraskoj-panno-chingiza-akhmarova
Руководство ташкентского метрополитена, похоже, решило «подновить» декоративные панно на станции метро «Алишер Навои», покрасив голубую керамику обыкновенной масляной краской. В настоящее время из восьми панно созданных народным художником Узбекистана Чингизом Ахмаровым, три уже подверглись варварской «реставрации», четыре выкрашены наполовину, а одно пока не тронуто.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner