?

Log in

No account? Create an account

December 29th, 2015

Как из домашнего ташкентского мальчика получился музыкант международного класса, специализирующийся на «самой солнечной музыке мира» - бразильском джазе? Читайте разговор Санджара Янышева с Игорем Игоревичем Надеждиным - пианистом и композитором, лидером московской джаз-группы «Esh», а по совместительству заядлым кошатником и талантливым веломехаником.

- Кошка в доме - признак глубокой оседлости, иногда даже более глубокой, нежели дети. Игорь, как так получилось, что, не имея своего жилья в Москве, ты обзавелся аж двумя кошками?

- Один из них - кот. Он уже совсем взрослый. Кошка же появилась при весьма драматических обстоятельствах. Гостили мы с женой у ее сестры в Коломенском. На обратном пути в машине услышали истошный вопль; он был настолько громким, что перекрыл шум нашего двигателя и гул шоссе. Спешно затормозив, мы вылезли наружу, я открыл капот - там сидел страшненький чумазый котенок. Еле-еле вытащили его на свет: он упирался, пытался спрятаться под провода… Ну, поехали к ночному ветеринару, слава Богу - никаких повреждений, что само по себе чудо. Привезли домой, отмыли, вывели блох, хотели отдать в добрые руки, но, как водится, привязались к нему и - вот.

- Сколько лет уже на съемной квартире?

- У, много. Я в Москве с 2002 года. Правда, сперва жил у брата, в депутатских хоромах. Он был депутатом Государственной Думы, ему полагалась казенная квартира. И почти год я жил в такой квартире на улице Улофа Пальме. Там стоят знаменитые дома, которые не обозначены ни на одной карте. Шикарные апартаменты с пропускной системой и толстыми-толстыми стенами…

- Что хорошо для музыканта!

- Ага. Самую первую программу нашего ансамбля мы, кстати, репетировали именно там. Однако спустя год пришлось съехать, поскольку брата не переизбрали в Думу и квартиру пришлось освободить. С тех пор живем в Отрадном.

- Но ведь сперва ты уехал в Израиль? И даже много лет был натурализовавшимся израильтянином.

- Ок, давай по порядку. Из Ташкента я уехал в 1994-м. Ты помнишь, какая там ситуация была? Союз развалился, люди разлетались во все стороны. Безработица, еда по талонам… Помню, благодаря поддержке Марка Яковлевича Вайля, царствие ему небесное, я играл в театре «Ильхом» с Вадимом Ларгиным, контрабасистом (он сейчас живет в Германии). Вайль тогда сказал: выступай хоть каждую неделю. Но денег, которые мы зарабатывали, с трудом хватало на то, чтобы контрабас довезти на такси до дома. Правда, появлялись какие-то хитрые схемы… У меня был знакомый - кстати, звали его Санджар, - прекрасно образованный, из интеллигентной узбекской семьи. «Давай, - говорит, - я буду скупать часть билетов и реализовывать их по своим каналам?» Зачем ему это было нужно, я не знаю, но пару раз он заплатил мне по 40-50 тысяч сумов - а в театре мы получали, допустим, 15 тысяч за выступление. Еще извинялся, что мало. «Веселые» были времена. Джаза в Ташкенте - йук, расти некуда. А для джазового музыканта очень важна среда, возможность слышать других… Меня звали в Москву - тот же брат, на тот момент еще не депутат. Но я был в браке, жена не хотела в Москву, а хотела в Израиль. И основания были: мама-то у меня еврейка.

- Это выяснилось лишь в тот момент?

- Нет, в тот момент выяснилось, что я подпадаю под израильский закон о репатриации. В Израиле я довольно быстро нашел работу: играл в различных отелях вдоль побережья, в клубах. Концы с концами сводил. Однако через какое-то время снова встал вопрос о невозможности роста. Страна маленькая, музыкальный рынок - крошечный. Я, конечно, мечтал о Нью-Йорке. Не сложилось. В итоге оказался в Москве.

- Тут полегче было с музыкой?

- Конечно! В Москве есть джазовая школа. Пианисты высочайшего класса. В начале 2000-х здесь была куча интереснейших коллективов - почти все они потом распались. «Пернатый змей», например. Или «Позитив». В Израиле такого не было.

- Ты жил в Тель-Авиве?

- Да, и в соседних городах: Рамат-Гане, Ришон ле-Ционе, где до сих пор живут мама с моей сестрой.

- Бывал в Иерусалиме?

- Неоднократно.

- Мой ташкентский друг, побывав в этом городе, разглядел в нем Ташкент. Они действительно в чем-то родственники?

- Не могу этого сказать. Города в Израиле очень похожи друг на друга: там одни и те же улицы. Как в Советском Союзе, помнишь? В каждом городе была улица Мира, улица Ленина…

- Улица Строителей.

- …Улица Коммунаров… То же и в Израиле: в каждом городе есть улица Жаботинского или улица Герцля, или улица Бен-Йуды. Иерусалим, конечно, среди них выделяется. Но сходство с Ташкентом… Ташкент для меня - город зелени и медленно проживаемого времени. Иерусалим более суетен. Старый город, конечно, уникален: со своей замершей жизнью он, кажется, вообще пребывает вне какого-либо времени. Но обилие туристов переворачивает всё с ног на голову.

Я-то знаю Иерусалим немного с другой стороны. Поскольку в Израиле я всерьез увлекся велосипедным спортом, то каждую субботу ездил в Иерусалим на велике. Я поднимался по всем этим нехилым горкам, заезжал в различные потайные места. Изъездил всю арабскую часть города - а это совершенно иной Иерусалим.

- У тебя, я вижу, и тут - куча велосипедов.

- Мои только два, остальные - чужие. Я ведь их еще и чиню - такая вот дополнительная профессия.

- Откуда в музыканте талант веломеханика?

- Ты знаешь, велосипедами я с детства болею. Мой папа - велосипедный фанат; когда мы жили в маленьком глухом Ельце, в Липецкой области, он купил нам с сестрой по велику, и в сезон мы накручивали в день по 30-40 километров - всю область изъездили. Поэтому в Израиле я довольно быстро нашел клуб по интересам, ежедневно тренировался, участвовал в велогонках, даже однажды чего-то выиграл. Сам собрал себе велосипед превосходного качества.

Обосновавшись в Москве, также потихоньку начал собирать велосипед с нуля. Профессиональный велосипед ст оит почти как приличный автомобиль. Ну, купил вначале простейший велик, со временем поменял навеску и колеса, потом раму и так далее.

- Каша из топора.

- Скорее, игра в конструктор. В результате стал помогать знакомым - выбрать или починить велосипед, а когда повалили знакомые знакомых, начал немного зарабатывать. И сегодня это неплохой приработок, поскольку велоспорт становится популярным. Наряду с модой на триатлон - в среде офисных работников менеджерского состава.

- Ты упомянул Елец. Туда-то тебя как занесло?

- Дело в том, что все мои бабушки и дедушки - музыканты. И родители - тоже. Отец, Игорь Борисович Надеждин, композитор, причем, ярый авангардист. А поскольку он человек весьма последовательный и упрямый, то в ташкентский Союз композиторов его так и не приняли. И никакие социальные блага в виде, например, квартиры ему не светили. Мы ютились всемером в маленькой «хрущобе». Тем временем дети, то есть - я с сестрой, стремительно росли. В какой-то момент родители разослали письма во все отделения Министерства культуры: два молодых специалиста ищут работу, готовы на переезд. Стали поступать приглашения. Единственным, однако, местом, где им пообещали квартиру в течение полугода, оказался этот самый Елец. Было это в 1970 году, мне тогда исполнился год. И раннее мое детство, до шести лет, прошло там, в Липецкой области. Потом родители почему-то решили, что я тоже буду музыкантом, - и отвезли меня в Ташкент.

- А сами остались в Ельце?

- Да. Папа мой до сих пор там живет. Меня отдали в спецшколу Успенского, и стали мы жить вчетвером с дедушкой, бабушкой и младшей тёткой. Позже, подростком, я сбежал к родителям в Россию, поскольку музыка мне вдруг осточертела. Это очень расстроило бабушку с дедушкой: видимо, я подавал большие надежды. Спустя два года вернулся в Ташкент, пришлось изрядно наверстывать. К сожалению, многое было упущено невозвратно.

- А вернулся зачем?

- Встал вопрос о будущей профессии, а в Ельце учиться особо негде. Природа там, конечно, необычайно красивая, воспета еще писателем Иваном Буниным, но публика, как ты понимаешь, весьма… специфическая. Российская глубинка: все пьют, а если не пьют, то это либо больные, либо идиоты.

- Помнишь, у Тарковского в «Сталкере»: «Я просто выпил, как это делает половина народонаселения. Другая половина - да, напивается, женщины и дети включительно».

- Ага-ага. Мне, конечно, ловить там было нечего. Я вернулся в Ташкент и, благодаря авторитету деда, был принят обратно в школу Успенского, в свой родной класс.

- Расскажи про деда. Он ведь был известной личностью в музыкальном Ташкенте.

- Владимир Абрамович Беленький - личность для Ташкента действительно знаковая. Великолепный педагог: через его руки прошло не одно поколение музыкантов. И меня как музыканта воспитал именно дед. В свое время он закончил Московскую консерваторию по классу скрипки. А родился в 1919 году в Украине, в городе Елисаветград (ныне - Кировоград). Мои прадед и прабабка буквально бежали оттуда в Ташкент во время гражданской войны.

Кстати, интересный факт. Отец моей бабушки-пианистки, Екатерины Феодосьевны Беленькой (урождённая Раду), обучившей меня азам фортепианной игры, был молдаванин, по профессии, кажется, оружейный мастер. Помимо прочего, он чинил пишущие машинки и велосипеды. Вот она откуда, моя велострасть! А в 30-е годы был репрессирован - это всё, что я о нем знаю.

- Хочу побольше расспросить тебя о музыкальной среде Ташкента. Насколько я знаю, она во многом сформировалась благодаря эвакуированной в войну ленинградской профессуре. Возникла ведь целая композиторская школа.

- Да, и у истоков узбекской композиторской школы стоял другой мой дед, Борис Борисович Надеждин. Многие известные композиторы республики - его ученики. В Ташкенте есть даже музыкальная школа имени Бориса Надеждина. Я знал об этом, но обнаружил ее случайно: как-то иду по улице Шота Руставели и вижу - висит табличка. Со мной были друзья; я говорю им: «Это мой дедушка!» Они смеются и не верят.

- Несколько слов, пожалуйста, про знаменитую Школу имени В.А.Успенского (в народе - «Успенку»). Общее образование в ней совмещено с музыкальным, стало быть, принимали туда детей исключительно одаренных, так?

- Она была создана по образцу ЦМШ - Центральной музыкальной школы в Москве. Такие школы возникли в 50-е годы по всему Советскому Союзу. Помимо меня, из Успенки вышли мои родители, две мои тётки - мамины сестры - тоже закончили эту школу. Разумеется, в ней учились дети музыкантов: как правило, все успешные музыканты - это дети музыкантов, такой вот непрерывный завод… Что говорить, школа была элитная. И по качеству учителей, и по составу учеников. Настоящий Храм Искусства. Когда я на два года сбежал в Елец и пошел в тамошнюю общеобразовательную, я этот контраст ох как почувствовал! (Смеется).

- А с кем-нибудь из выдающихся музыкантов приходилось общаться? Например, с Янов-Яновскими…

- Феликс Маркович Янов-Яновский - это ученик моего деда, упомянутого выше Бориса Надеждина. А сын его Дмитрий, не менее выдающийся композитор, учился в Успенке у моей младшей тетки. Она вела класс камерного ансамбля, а он всё время сбегал с уроков (смеется). Ну, творческий же человек!

- Кстати, один их моих любимых авторов Альберт Малахов - ученик Бориса Надеждина. Вряд ли ты был с ним знаком: он умер в год твоего рождения. Всё-таки чертовски любопытно, как из академической среды, насквозь «культурной» и «традиционной», вырастают такие экзотические фрукты, как ты?

- В семье, как известно, не без «урода». Действительно, никто из моей многочисленной музыкальной родни никакой склонности к джазу никогда не питал. Вообще, бытует (или бытовало в годы моей молодости) эдакое высокомерно-пренебрежительное отношение к джазу среди музыкантов-«академиков». Хотя мало кто из них - я интересовался, - знает кого-нибудь, кроме Луи Армстронга и Эллы Фитцджеральд (с неправильным ударением, ага!). Иногда вспоминали также Оскара Питерсона - на этом джаз для них заканчивался.

Для меня же он начался с телевизионной передачи. Я случайно услышал какой-то концерт - и был потрясен. Это как первая любовь, которая внезапно приходит и ослепляет. Правда, играть джаз я начал несколько позже. Первая реакция семьи была традиционная: Игорёк пошел не по тому пути. Дедушка мечтал, чтоб я стал дирижером. Он сам руководил оркестром, поэтому хотел, чтоб я шел по его следам. А я всё больше выламывался и погружался в своё. В результате бросил консерваторию.

Джазовой среды в Ташкенте не было. Был такой известный композитор: Эдуард Нерьянович Каландаров, сейчас он живет в Америке. Это большой друг и однокашник моего отца. Я с удовольствием ходил к нему в гости. Он показывал мне фантастические вещи, брал на фортепиано какие-то немыслимые аккорды… Наверно, я могу назвать его своим первым учителем в джазе.

- А ведь Каландаров занимался также музыкальным синтезом: Восток - Запад. Мне интересно вот это сращивание узбекского и европейского начал: в Ташкенте оно происходило, как мне кажется, естественно, тому способствовали и воздух, и почва.

- Взаимопроникновение было, причем, совершенно искреннее и органичное. Мой дед, например, - тот, который Беленький, - в свой оркестровый репертуар без каких бы то ни было указаний свыше включал произведения узбекских авторов, в частности Фаттаха Назарова. Я помню, исполнение его «Песни и танца»: в какой-то ключевой момент на сцене из-за смычков появлялся музыкант с дойрой - тум-ля-ка-тум! - и это имело колоссальный успех у публики.

- Кажется, были и узбекские дирижеры - популяризаторы европейской музыки, например, Захид Хакназаров (Хак - так его зовут ташкентцы)…

- Он и сейчас жив-здоров. Я учился с его дочкой Барно - где она теперь, не знаю. Все мои ташкентские связи сегодня - это младшая тетка (с ней я не общался даже по телефону уже тыщу лет) и одноклассник Аскар Бигашев, виолончелист. Кажется, он преподает в Успенке.

- Я всё пытаюсь понять, какую же роль Ташкент сыграл в твоей жизни.

- Ну, во-первых, я родился в Ташкенте - это, наверно, само по себе оставляет неизгладимый отпечаток на любом человеке! (Смеется). Этот город - часть моей жизни, пусть теперь уже и меньшая часть. Помню, когда я уехал в Израиль, года три меня мучила жуткая ностальгия. Мне очень хотелось съездить на родину. Хотя я понимал, что Ташкент уже не тот… И, наверно, я был прав, что ни разу туда не вернулся. Дух Ташкента - это люди. А моих людей там уже нет.

- А в твою музыку узбекский лад никак не просочился?

- Думаю, нет. Я всё-таки человек космополитичный. Хотя слушать восточную музыку люблю. Вообще, всякого рода ностальгирование не продуктивно. По-настоящему мы живем здесь, сейчас в Москве, завтра - Бог весть. Пока у меня есть возможность играть свою любимую музыку, я живу тут. Если эта возможность исчезнет, то я перемещусь куда-то еще. А Ташкент сегодняшний - для меня эта тема закрыта. Сказать по правде, я сторонюсь людей, которые, узнав во мне ташкентца, бросаются с объятьями. Ташкентцы носят на себе специфический налет провинциальности; наверно, это даже и хорошо. Но я-то меняюсь.

Ты ведь помнишь эти традиции: если тебя позвали к себе домой, то голодным ты не уйдешь. В Израиле или Европе всё иначе: если тебя позвали на чай или кофе - ровно их тебе и нальют. Хотя… Полтора года назад мы с женой моей Аней были в гостях у нашего друга Пауло в Испании - секретаря бразильского посольства в Мадриде. Там нас пригласили потусить в компанию общих, почти случайных, знакомых. Мы купили вина - там свое вино. Разлили, пьем. Принесли какие-то орешки. Наученные всяким опытом, мы ничего другого уже и не ждали. Не прошло и получаса, как стали носить огромные блюда. И нам закатили ТАКОЙ ужин, что мы ушли оттуда еле живыми.

И вот тогда я словно бы вернулся в мой Ташкент.

Беседовал Санджар Янышев

Посмотреть больше видео, узнать расписание концертов в Москве, а также связаться с музыкантами можно на официальном сайте группы «Esh»
Согласно свежим данным, опубликованным 29 декабря на веб-сайте Министерства иностранных дел Узбекистана, в республике официально аккредитовано всего тридцать корреспондентов зарубежных средств массовой информации.

В списке аккредитованных корреспондентов и бюро больше всего журналистов из Китая. Их - почти половина. Они представляют пять СМИ - Центральное телевидение Китая, Синьцзянское телевидение, газету «Вэньвэйбао», газету «Цзинцзи Жибао» и информационное агентство «Синьхуа». Столь широкое проникновение китайских масс-медиа в Узбекистан может свидетельствовать как о пристальном интересе Пекина к событиям в среднеазиатской республике, так и о стабильно хороших отношениях между правительствами двух стран.

Несмотря на серьезные политические расхождения Узбекистана с Турцией, в Ташкенте работают три турецких средства массовой информации. Это - информационные агентства «Жихан» и «Анадолу» (по одному корреспонденту), а также телерадиокомпания «ТRТ» (три журналиста).

А вот российские СМИ представлены лишь агентством «Интерфакс» и МИА «Россия сегодня» (бывш. РИА «Новости»). В них работает всего по одному человеку. Другие иностранные медиа - из Великобритании, Кыргызстана, Азербайджана, Афганистана и Ирана.

В свою очередь, по данным МИДа РФ, в России аккредитовано всего одно СМИ Узбекистана - никому не известная газета Газета «Мир новостей – Узбекистан» (вероятно, имеющая отношение к московскому изданию «Мир новостей»).

Подробно о правилах работы иностранных журналистов в Узбекистане и о противоречиях в местном законодательстве читайте в статье от 2006 года — «Конец критике. Узбекским журналистам запретили работать на любые зарубежные СМИ, не аккредитованные при МИДе Узбекистана».
http://www.norma.uz/novoe_v_zakonodatelstve/izmenen_poryadok_obyazatelnoy_prodaji_valyuty
Постановлением Президента «О прогнозе основных макроэкономических показателей и параметрах Государственного бюджета Республики Узбекистан на 2016 год» от 22.12.2015 г. № ПП-2455 внесены изменения в Порядок осуществления хозяйствующими субъектами обязательной продажи выручки в иностранной валюте от 29.06.2000 г. № 245.
На Токтогульской гидроэлектростанции (ГЭС) в Кыргызстане 23 и 28 декабря произошли аварии, в результате которых в стране были введены ограничения в подаче электроэнергии. 29 декабря эти ограничения были сняты, чтобы население смогло «нормально подготовиться и отпраздновать Новый год», как сообщил на пресс-конференции заместитель министра экономики Киргизии Айбек Калиев, а с начала января, скорее всего, начнутся плановые отключения.

«На период праздников мы полностью обеспечим бесперебойную подачу электроэнергии. После праздников мы будем корректировать режим», - сказал Калиев.

По его словам, накануне на Токтогульской ГЭС в связи с протечкой масла в кабелях были аварийно отключены три генератора, остановился один из четырех гидроагрегатов ГЭС. Еще один трансформатор не работает после аварии, случившейся 23 декабря. В итоге мощность ГЭС уменьшилась вдвое - с 1200 мегаватт до 600, передает «Заноза».

«С 10 часов утра вчерашнего дня мы ввели ограничения по республике - около 235 мегаватт-часов по всей стране. В результате ограничений потребление упало на 6 млн киловатт-часов в сутки», - рассказал Калиев.

Чтобы обеспечить страну электроэнергией, энергетики увеличат попуски воды с Токтогульского водохранилища. В результате вырастет нагрузка на нижний каскад Нарынских ГЭС, куда входят Курпсайская, Таш-Кумырская и Шамалдысайская гидроэлектростанции. Кыргызстан уже ведет переговоры об импорте электроэнергии с соседними странами: ему нужны дополнительно 6 млн киловатт-часов ежедневно. На устранение последствий аварии потребуются порядка двух-трех недель.

По словам замминистра, замена поврежденных и устаревших кабелей на Токтогульской ГЭС затруднена из-за того, что их не меняли уже сорок лет, «и что в мире уже такие кабели не используются и это затрудняет работу по замене этих кабелей», - сказал Калиев.

Заместитель генерального директора ОАО «Электрические станции» Узак Кыдырбаев сообщил, что кабели, из-за которых произошла авария, будут заменены полностью. «Сейчас на месте работают специалисты из России и Китая. Обзвонили сорок заводов, на которых производят кабели. Мы работаем над ускорением поставок кабелей, и сейчас будем вести переговоры об их замене», - сказал он.

На пресс-конференции прозвучало также, что отключения электричества, которые начнутся уже 2 января 2016 года, первым делом затронут жителей Бишкека и Чуйской области. Кадырбаев обещает, что отключать электроэнергию будут попеременно - по одному-два часа в день, «мы не хотим равняться на наших соседей, которые сидят без света целыми сутками». Он отметил, что население должно понять: перебои - вынужденная мера, «никогда прежде не было такой ситуации, когда на Токтогулке не работали одновременно два гидроагрегата».

Он пояснил, что ограничения будут вводиться, прежде всего, в районах с самым высоким потреблением. А самым крупным потребителем электричества, по сведениям гендиректора ОАО «НЭСК» Медетбека Айткулова, является Бишкек (10 млн кВт/ч), на втором месте идет Чуйская область (9,8 млн кВт/ч), а на третьем - Иссык-Кульская (4,4 млн кВт/ч).

Как заявил Калиев на заседании комитета по международным делам, обороне и безопасности Жогорку Кенеша (парламента), в течение ближайших шести лет Токтогульскую ГЭС подвергнут реабилитации. Процесс уже начался: в рамках первой фазы для исследования плотины, подводных изысканий и обследования кабельных сетей израсходовали $5 млн. Всего реабилитация состоит из трех фаз, стоимость проекта составит $450 млн, которые в виде льготных кредитов и гранта выделят Азиатский банк развития (АБР) и Евразийский банк развития (ЕАБР). Замминистра экономики подчеркнул, что средства пойдут исключительно на обновление оборудования и замену коммуникаций. «В проекте нет расходов на консультационные услуги, тренинги и обучение», - цитирует Калиева «24.kg».

Пока неизвестно, изменятся ли тарифы на электроэнергию в связи с возможными импортными поставками. Между тем, по сообщению источника «Ферганы» в Бишкеке, на местном рынке уже осведомлены о готовящихся отключениях и поднимают цены на заряжающиеся от сети светодиодные лампы. К примеру, если в фирменных точках турецких электроприборов лампа стоит, как и до аварии на ГЭС, 330 сомов ($4,3), то в центральных рядах рынка эта же модель предлагается от 500 сомов ($6,6).

Напомним, что Токтогульская ГЭС - крупнейшая в Киргизии, расположена на реке Нарын, вырабатывает основной объем потребляемой и экспортируемой электроэнергии. Ее гидроагрегаты были введены в эксплуатацию в 1975-76 годах. Плотина ГЭС образует Токтогульское водохранилище - самое большое водохранилище в Центральной Азии.
Специальный представитель генерального секретаря ООН, глава миссии ООН в Афганистане Николас Хейсом дал интервью РИА Новости, в котором рассказал об угрозах, исходящих от «Исламского государства» (ИГ, ИГИЛ, террористическая группировка, запрещена в РФ), об отношении ИГ и «Талибана», о возможности мирных переговоров как легитимизации для талибов.

Так, г-н Хейсом заявил, что в настоящее время группировка «Исламское государство» не является значительной угрозой безопасности Афганистана: присутствие ИГ в стране ограниченно. По оценке ООН, есть три провинции, «в некоторых частях которых были знаки о присутствии ИГ». Г-н Хейсом акцентирует необходимость разделять ИГ и иностранных боевиков, и утверждает, «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ заявило о самоликвидации и растворении в ИГИЛ. – Прим. «Ферганы».) не является «Исламским государством». По словам Хейсома, ИГИЛ расширяет влияние на востоке и западе страны, а также конфликтует с «Талибаном» в городе Герат, провинциях Забуль и Нангархар.

Хейсом утверждает, что позиции «Талибана» и ИГИЛ несовместимы: «Во-первых, у одной группировки националистический настрой — это халифат в Афганистане. У другой — глобальная джихадистская цель, она заинтересована не в Афганистане, а в глобальном джихадистском вопросе. Во-вторых, одни требуют исключительной преданности аль-Багдади (лидеру ИГ Абу Бакр аль-Багдади), а вторые говорят о приверженности лидеру «Талибана», которым был Мохаммед Омар, сейчас будет Ахтар Мохаммед Мансур».

То, что ИГИЛ объявило о создании «провинции Хорасан» на территории всего Афганистана и Пакистана, части Центральной Азии и восточной части Ирана, глава миссии ООН в Афганистане не считает самой значительной угрозой. «Рост ИГ будет зависеть от того, что происходит в регионе, в первую очередь, в Пакистане, Афганистане и также, возможно, в Индии».

Центральноазиатские страны, по словам Хейсома, обеспокоены растущим присутствием иностранных боевиков в Афганистане, тем более что большинство этих боевиков прибыли из Центральной Азии: силы безопасности этих стран встревожены возможным возвращением боевиков на родину. Нестабильный Афганистан несет угрозу странам Центральной Азии, поэтому глава миссии ООН считает, что этим странам необходимо «быть вовлеченными в поиск формулы к стабильному Афганистану», а также «отказаться от искушения ответить исключительно мерами по укреплению своих границ». «Мы хотим увидеть больший акцент на помощи Афганистану в экономических связях на севере, нежели чертить границу, - сказал г-н Хейсом. – То же самое мы говорим европейским странам относительно проблемы мигрантов. Лучше инвестировать в решение внутри Афганистана, которое поможет его молодежи, чем направлять помощь и средства на вопросы мигрантов, которые оставили надежду».

Г-н Хейсом подтвердил, что и в 2018-2020 годах Афганистан будет получать 4 млрд евро ежегодно: «средства необходимы, чтобы платить солдатам и содержать армию. Армии нужна воздушная поддержка. Но это лишь часть военных усилий. Многое связано с тем, что им нужна информация, воздушная разведка, организация, возможность перевести силы из одной части страны в другую, необходимы самолеты, топливо, оборудование и обмундирование на месте».

Отвечая на вопрос о возможности мирных переговоров между правительством Афганистана и «Талибаном», г-н Хейсом заявил: «Важнейшее условие для мирного процесса, чтобы обе стороны признали, что нет военного решения. На данный момент важно убедить «Талибан», что нет военного решения. Я говорил с представителями «Талибана» и вижу, что есть большее понимание того, что, во-первых, любое политическое решение будет устойчивым. Во-вторых, что «Талибан» сам по себе не может управлять страной. Афганистан будет продолжать нуждаться в поддержке международного сообщества. И даже если «Талибан» будет частью правительства, они также будут нуждаться в международной поддержке. Единственный путь для них добиться легитимизации — быть частью международно признанного мирного процесса».
Генеральная прокуратура Таджикистана выдвинула против первого заместителя председателя запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана Саидумара Хусайни обвинения по 14 статьям Уголовного кодекса, от организации преступного сообщества до многоженства, сообщает Озоди.

Саидумар Хусайни находится под арестом с сентября 2015 года. Два дня назад его адвокат был поставлен в известность о завершении следствия и предъявленных обвинениях. «Адвокат Саидумара Хусайни, Ситора Азизова воздержалась сообщать СМИ подробности дела ее подзащитного. Уклоняются от встреч с прессой также и родственники Саидумара Хусайни, с которыми власти провели беседу», - утверждает источник «Озоди».

По данным «Озоди», генеральная прокуратура Таджикистана обвиняет Хусайни в организации преступного объединения и участии в нем, возбуждении национальной и религиозной неприязни, в публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя в Таджикистане, а также в захвате оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ. Хусайни также обвиняется в убийстве, терроризме, эксплуатации людей, а также в многоженстве.

Уголовный кодекс Таджикистана предусматривает по этим статьям от 15 до 20 лет лишения свободы. Предполагается, что в начале января дело Саидумара Хусайни будет направлено в суд.

Напомним, что 13 членов Партии исламского возрождения Таджикистана были задержаны 16-17 сентября. Всем были предъявлены обвинения в «создании преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений». Как заявляла Генпрокуратура, активисты партии были задержаны по подозрению в причастности к событиям 4 сентября: в этот день вооруженная группа, которую возглавил бывший замминистра обороны Таджикистана Абдухалим Назарзода, совершила нападение на отдел милиции города Вахдат и пост в городе Душанбе, в результате чего погибли 9 сотрудников органов внутренних дел. Власти обвинили руководство ПИВТ в попытке совершения террористических актов с целью дестабилизации обстановки в стране. Через несколько дней Верховный суд Таджикистана признал Партию Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) террористической и запретил ее деятельность на территории страны.

Тем временем сегодня же, 29 декабря, Министерство иностранных дел Таджикистана вручило ноту протеста Чрезвычайному и Полномочному Послу Исламской республики Иран, в которой было выражено возмущение таджикской стороны участием лидера ПИВТ Мухиддина Кабири в Международной конференции исламского единства, которая проходила в Тегеране.

«Министерство с сожалением отмечает, что на Конференцию был приглашен бывший председатель экстремистской и террористической партии исламского возрождения Мухиддин Кабири, в отношении которого за попытку осуществления государственного переворота и захват конституционной власти в Таджикистане возбуждено уголовное дело, и в настоящее время он объявлен в розыск по линии Интерпола», - говорилось в ноте. МИД подчеркнул, что «подобное отношение к противникам государства и нации Таджикистана может навредить добрым отношениям между Республикой Таджикистан и Исламской республикой Иран».
http://rus.ozodlik.org/content/article/27455678.html
Узбекистан отказался принимать своего гражданина, убившего человека в Кузбассе. Об этом со ссылкой на УМФС по Кемеровской области сообщило интернет-издание mediakuzbass.ru.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner