?

Log in

No account? Create an account

December 23rd, 2015

Глобальное разрастание террористической угрозы, исходящей от нового «террориста номер один» - так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ), - заставляет страны мира объединять усилия в борьбе с общим злом. На прошлой неделе Совет безопасности ООН единогласно принял резолюцию, обязывающую страны пресекать финансирование и оказание любой другой, в том числе военной, поддержки террористическим группировкам «Исламское государство», «Аль-Каида» и прочим, связанным с ними, экстремистским группам и организациям.

Тем временем, ИГ все чаще заявляет о себе в Афганистане, где боевики этой радикальной группировки стараются перетянуть на свою сторону как можно больше местных сепаратистов. Власти России и стран Центральной Азии предупреждают о наращивании в Афганистане позиций ИГ и угрозе экспансии террористов в сопредельные с ним страны СНГ.

Несколько дней назад появились сообщения о том, что в провинции Нангархар, которую, как заявил командующий Вооруженными силами США, генерал Джон Кэмпбелл, ИГ планирует сделать столицей своего Вилаята Хорасан, начало вещать игиловское радио «Халифат», призывающее местное население присоединиться к борьбе за создание халифата. Но все же в Афганистане у ИГ дела идут пока не слишком благополучно. Ближневосточные исламисты-радикалы встретили здесь жесткое противостояние со стороны движения «Талибан».

Насколько сегодня сильны позиции ДАИШ в Афганистане, кто финансирует воюющие группировки, что следует ожидать от развития военно-политической ситуации в этой стране, где реальные угрозы, а где мнимые – разобраться в этих и других вопросах «Фергане» помогает эксперт по кризисным ситуациям, ветеран Службы внешней разведки России Лев Корольков:

- Лев Иванович, начнем с последней новости о выходе в эфир в Нангархаре радио «Халифат», принадлежность которого приписывают ДАИШ. Как стало возможным, что ИГ организовало вещание в этой провинции?

- Я сомневаюсь, что речь идет о стационарном радиовещании на выделенной частоте, в том числе с территории Пакистана. Как в правовом отношении это может быть реализовано? Разве Афганистан или Пакистан поддерживают с ДАИШ дипломатические отношения, чтобы выделить им частоту? Конечно, нет. Скорее всего, так называемое радио – это он-лайн трансляции посредством интернета.

- Что сегодня представляет собой отделение ДАИШ в Афганистане, и насколько серьезна его угроза для Центральной Азии и России, учитывая обострение ситуации в этой стране, связанной, в том числе с идущими уже несколько месяцев боями между талибами и игиловцами?

- Надо понимать, что ДАИШ (или ИГ) – это полиэтническая группировка, в состав которой входят совершенно разноплеменные группы, большей частью из Северной Африки, Нигерии, частично выходцы из стран СНГ и других государств. То есть это люди с разной культурой, разным менталитетом, разными целями, практически наемники, воюющие на чужой земле. В Афганистане к ним примкнули, в основном, афганцы, которые ранее воевали в рядах «Талибана» и в результате распрей внутри талибского движения перешли под знамена «Исламского государства», а также иные полиэтнические группы, которые ищут более серьезных союзников и которых поддавливает более структурно организованное формирование талибов. А что такое «Талибан»? Это, в основном, представители пуштунских племен, которые воюют уже очень много лет на своей земле, где они опираются на родственные родоплеменные контакты, связи. Их не интересуют идеи халифата, они хотят установить свою власть только на территории Афганистана. То есть у ДАИШ и «Талибан» разные идеологические установки, что делает их непримиримыми противниками.

Таким образом, ДАИШ – это пришлые люди в Афганистане, а афганцы чужаков на своей земле не жалуют, и они там никогда не укоренятся. На самом деле ДАИШ до сегодняшнего дня в Афганистане каких-либо серьезных позиций не занял. Они никогда не будут иметь свой устойчивый «электорат» в этой стране. Где-то им удается играть на недовольстве отдельных представителей местного населения, и то – если нет противодействия со стороны старейшин того или иного племени. Но большой их поддержки местным населением ожидать не стоит. Цифры их численности, о которых говорят – от 3 до 15 тысяч – взяты с потолка. Никто точно не может сказать, сколько их в Афганистане, но это немногочисленная и структурно неустойчивая группировка.

Почему еще ИГ в Афганистане не имеет больших перспектив? Потому что никто и никогда им не отдаст доходы от наркотрафика. Кроме того, есть еще очень серьезная наблюдающая сторона в лице межведомственной пакистанской разведки – ISI, которая имеет очень хорошие оперативные позиции в виде агентуры влияния – представителей в руководящем составе «Талибана». Они воевали с формированиями ISAF (Международные силы содействия безопасности в Афганистане. – Прим. «Ферганы») и теперь также противостоят ДАИШ.

Поэтому в данном случае речь может идти только о стратегических планах распространения ДАИШ. Стратегически, конечно, ИГ рассчитывает построить халифат, который не предусматривает географических границ, на обширных территориях, начиная от стран Северной Африки, Ближнего Востока, включая российский Кавказ, Башкортостан, Татарстан и Центральную Азию. Но это очень отдаленные перспективы для ИГ. Руководство ИГ – это вполне трезвые люди, поэтому они рассчитывают медленно и постепенно распространять свое влияние в Афганистане и за его пределами. Но еще раз хочу подчеркнуть, что они не смогут подчинить себе территорию Афганистана, особенно контролируемую пуштунскими племенами, которые до сих пор живут по своему кодексу Пуштунвалай и не подчиняются никаким другим законам.

- Но в составе ДАИШ, как вы сами отметили, есть и немало афганцев, причем из числа тех же бывших талибов. ДАИШ делает ставку на вербовку именно коренных жителей – таджиков, узбеков. А раскол и конфликты среди талибов, которые мы наблюдаем после назначения нового лидера движения Ахтара Мансура, только на руку игиловцам. Разве не так?

- Да, афганцы в рядах ДАИШ есть и переходят на их сторону, но это разрозненные мелкие группки, совершенно не определяющие обстановку и не влияющие на нее. ДАИШ, конечно, будет пытаться укрепить свои позиции на севере Афганистана, но я сомневаюсь, что они достигнут больших успехов, потому что афганский север – это таджики. Это зона влияния Ирана. И распространиться ДАИШ там никто не позволит. Да и потом религиозных фанатиков среди таджиков особо никогда и не было. Таджики исповедуют традиционный, весьма умеренный ислам. Самые воинственные исламисты в Афганистане – это талибы, у которых с ДАИШ, как я уже сказал, непримиримые идеологические противоречия. Кроме того, еще ISAF не ушел из Афганистана, а «Талибан» уже занял очень крепкие позиции, взяв под контроль обширные территории Афганистана. И сейчас Пакистан готовит новую талибскую смену. За эти 20 лет талибы сильно изменились. На смену консерваторам приходят молодые поколения, которым не чужды достижения цивилизации. Тот «Талибан», который загонял женщин в паранджи, не позволял им учиться, постепенно отходит в прошлое.

Конечно, они могут поддерживать какие-то временные союзнические отношения с теми или иными группировками, если ситуационно сейчас им это выгодно. Но на данном этапе им это не нужно. В Афганистане с апреля 1978 года, когда произошла Саурская революция, и до сих пор всегда было несколько различных групп со своими лидерами, которые между собой так и не объединились. То есть общий фронт всегда распадается на какие-то мелкие очаги, где каждый преследует свои узкие интересы. Временами на той или иной Джирге они выбирали какого-то главного лидера, потом оказывалось, что он не имеет влияния. В конце концов, на какое-то время власть взяли талибы, руководимые Пакистаном. И по сей день талибы остаются самой крупной военно-политической силой в Афганистане. Оружия у талибов сколько угодно, денег – не меньше, чем у ИГ, потому что в их руках наркотрафик и поддержка ISI.

- А может ли случиться так, что Пакистан под международным давлением прекратит финансировать талибов?

- Такого в обозримом будущем не произойдет, потому что талибы – это его оружие. Пусть даже они дерутся между собой, но в целом этот процесс управляется ISI, которая представляет собой сильную и самостоятельную организацию.

- Если талибы для нас, стран Центральной Азии, и России – меньшее зло, чем ДАИШ, поскольку их цель – пройти к власти только в Афганистане в отличие от ДАИШ, претендующих на установление обширного халифата, то по логике, мы тоже должны быть заинтересованы в их существовании. И кстати, сейчас уже власти многих стран пересматривают свое отношение к талибам и поддерживают идею переговорного процесса с ними. А для нашего региона талибы – сдерживающая сила, которая мешает осуществлению планов ДАИШ, не так ли?

- Да, причем очень серьезная сила. За все годы своего существования талибы ведь никогда не лезли на наши границы.

- До сих пор - да. Но может ли, на ваш взгляд, возникнуть такая ситуация, когда талибы пойдут на союз с ДАИШ и образуют с ними единый фронт?

- Гипотетически мы можем выдвигать любые версии. Но предположения – это одно, а когда мы делаем выводы, исходя из существующей на данный момент информации и предпосылок, – это совсем другое. Таких предпосылок в обозримом будущем я не вижу.

- Насколько хорошо оснащена группировка ДАИШ в Афганистане, кто их снабжает оружием?

- Закупает оружие для ДАИШ Катар. Эта страна – основной источник финансирования организации. Там же сидит и руководство ИГ. США полагали, что поддерживаемая ими внесистемная оппозиция Башару Асаду в Сирии возьмет под контроль ситуацию в этой стране. Они вколотили в них кучу денег, закинули туда много оружия. Но те, которых они готовили, перешли под контроль ДАИШ. Кроме того, они сделали ставку на иракских курдов – им также США поставили очень много вооружения. Все это вооружение плавно перекочевало в руки ДАИШ. Да и тренированные американцами иракские войска показали свою абсолютную непригодность – они попросту разбежались, бросив все вооружение. Так что вооружения у ИГ достаточно – у них немалое количество бронетехники, артиллерии. Ирак, особенно курдские районы, просто забит оружием.

А в Афганистан большое количество вооружения переправили ISAF, когда они туда вошли. Афганистан тоже напичкан оружием – там его очень много, и нет необходимости что-то туда завозить извне. Американцы завезли его в таком количестве, что теперь вывезти не могут никак. Потом часть складов была передана афганской национальной армии, а то, что им передано – это, считайте, уже в руках у талибов и других группировок.

- Каким образом?

- Когда меня однажды журналисты спросили, куда делись талибы, я ответил, что талибы плавно перешли в восставшие пуштунские племена, а те потом опять стали талибами – это одни и те же люди. Также и оружие вместе с дезертирами из афганской армии перекочевывает к всевозможным сепаратистам. В Афганистане все время идут диффузионные процессы – слияния, потом распада. Когда, например, талибы только заявили о себе, первыми их командирами были офицеры, учившиеся в советских военных заведениях – халькисты, которых прижали в период правления Бабрака Кармаля. Многие из них перекинулись в Пакистан и впоследствии стали талибскими командирами. Этот пример я привел для того, чтобы было понятно, что в Афганистане постоянно происходит перетасовка группировок – одни и те же люди примыкают то к одной, то к другой силе. И афганская армия не может быть консолидированной в таком полиэтническом государстве, как Афганистан. Если американцы полностью выведут всех своих инструкторов – тот ограниченный контингент, который сейчас поддерживает армию Афганистана, – то большая часть ее развалится.

- То есть в случае полного вывода натовского контингента часть военных может примкнуть к талибам?

- Это обязательно произойдет – какая-то часть примкнет к той или иной талибской группировке, особенно на юге, часть отойдет к другим локальным группам. Ведь сейчас порядка двух третей территории Афганистана управляется полевыми командирами, которые неподконтрольны официальному Кабулу. Каждый из них не хочет терять контроль над зоной своего влияния, над тем участком наркотрафика, с которого они получают доход.

- Получается, сейчас присутствие натовского контингента сдерживает распад афганской армии? И долго эта ситуация может продлиться?

- Натовские военные в Афганистане надолго не останутся. Я думаю, что максимум пару лет еще они продержатся. Их там всего 10 тысяч человек, и они находятся в постоянной опасности.

- Кто займет их место? Россия?

- Нет, России сейчас не до этого. Мы уже это проходили. Мы только восстановили свою репутацию на фоне американцев, которые часто бомбили не там и не тех. И это сейчас для России гораздо важнее. Хотя афганцы к нам и сегодня относятся гораздо лучше, чем к натовским военным. Афганистан с 1920-ых годов был дружественным нам государством. Мы там многое построили – дороги, ГЭС, гигантский сельскохозяйственный комплекс. Отношение к нам всегда было исключительно хорошее. Даже в те годы, когда мы ввели свой ограниченный воинский контингент, по Кабулу могли ходить спокойно, безо всякой охраны. А позже и вовсе сдружились с «Северным альянсом» – с боевиками Масуда мы в волейбол играли. Многие из наших военнослужащих знали язык дари. А американцы для афганцев – как люди с другой планеты. Они экипированы до зубов, всех держат под прицелом, практически не контактируют с местным населением. За 14 лет своего пребывания в Афганистане они там ничего не построили, зато разбомбили много чего. То есть ничего созидательного они афганцам не принесли, и ни одну из задач по стабилизации обстановки не выполнили.

- А что должно произойти в Афганистане, чтобы Россия начала там некую военную операцию? Возможно ли проведение Россией на афганской территории так называемых краткосрочных дневных военных операций с вылетом авиации?

- Любая операция на территории другого государства, пусть даже краткосрочная, требует обращения правительства данной страны, заключения соответствующего договора. Как это было с Сирией. Все это очень взвешивается по своим последствиям. Сунуться в Афганистан Россия может только в случае прямой угрозы южным границам СНГ. Но в просматриваемом периоде этого не предвидится, потому что ДАИШ в ближайшем будущем не будет располагать возможностями военной экспансии на территорию Центральной Азии. Он несет достаточно тяжелые потери. И потом решить проблему ликвидации ДАИШ только военными методами невозможно – нужно разлагать группировку изнутри. Самое главное – лишить ее подпитки. Любое партизанское движение непобедимо, если оно имеет пополнение людскими и материально-техническими ресурсами и финансированием. Поэтому результата не будет, пока ИГ не будет лишена этих трех видов подпитки. Надо прикрыть финансирование ДАИШ Катаром и саудитами, которые недавно создали некую исламскую коалицию по борьбе непонятно с какими террористами. Такая вот получается интерференция – явление, когда два противоречащих друг другу процесса накладываются один на другой.

А у Турции «горит» свой халифат – они хотели использовать ДАИШ как орудие, не вступая напрямую в конфликт. Дело в том, что Эрдоган планомерно строил свой турецкий «халифат» на протяжении последних двух десятков лет, когда турецкое проникновение было очень явным не только в Россию, но, главное, в тюркоязычные страны, каковыми являются Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Туркмения. Они открывали там свои учебные заведения, отправляли на учебу в Турцию тысячи студентов из этих стран, постепенно готовя новую смену молодых протурецки настроенных управленцев. Вот это представляет собой большую опасность для России, чем гипотетические подразделения ДАИШ, которые будут штурмовать наши границы.

- В чем эта опасность?

- Эта опасность заключается в резкой смене режимов в сочетании с приходом к власти отнюдь не пророссийских сил. И Эрдоган делал и делает на них ставку. Мир попал в воронку всеобщего конфликта, в который все втянуты. Но в противодействии внешним угрозам страны Центральной Азии могут рассчитывать только на Россию. После развала Союза Россия по сути не выходит из войн – у нас отмобилизованные, обкатанные в военных действиях вооруженные силы и спецслужбы с большим боевым опытом. На Кавказе ведь идет непрерывная война с применением боевой авиации, артиллерии. А наши центральноазиатские коллеги, надо признать, не в состоянии самостоятельно ответить даже на самые незначительные вызовы. Они не подготовлены к военным условиям.

- В таком случае, что должна или может предпринять Россия, чтобы не допустить эскалации и перекидывания напряженности в центральноазиатский регион?

- Постоянно отслеживать ситуацию, немедленно реагируя на отдельно взятые вызовы, чтобы задавливать неблагоприятное развитие событий в зародыше.

- Как в этом контексте можно объяснить перевод в Душанбе 149 мотострелкового полка, который много лет дислоцировался в Кулябе – близ таджикско-афганской границы? Ведь именно этот полк, наряду с Курган-тюбинским, был призван оказывать эшелонированную поддержку пограничникам на таджикско-афганской границе в случае агрессии извне.

- Видимо, были причины, основанные на какой-то информации о возможном изменении внутриполитической ситуации в Таджикистане – о каких-то готовящихся провокациях. В любом случае перевод полка только подтверждает мои слова о том, что со стороны Афганистана угрозы сейчас никакой нет – никто оттуда не собирается форсировать Пяндж, перекидываться в Таджикистан. Нет никаких признаков этого – постоянных попыток прорыва через границу каких-то банд или чего-то подобного. А российская база в Таджикистане очень мобильна и маневренна – ее контингент в любой момент может быстро перекинуться на тот участок, где его присутствие будет необходимо.

- Если, как вы говорите, афганская армия, лиши ее иностранной поддержки, начнет рассыпаться, разваливаться, допускаете ли вы возможность прихода к власти талибов?

- Не думаю, что кто-то может дать совершенно точный прогноз на этот счет. Во-первых, это не одномоментный процесс – он займет какой-то период, когда в национальных вооруженных силах начнется брожение, когда от них начнут откалываться какие-то части, которые будут переходить на сторону талибов в тех провинциях, где они сильнее. Но в руководстве вооруженных сил Афганистана находятся те же самые племенные полевые командиры, родственники которых держат ту или иную территорию. Поэтому, конечно, сразу и все к талибам не перейдут. Период такой неустойчивой обстановки с возникающими и распадающимися союзами между разными группировками, когда в отдельных провинциях и их районах власть будет переходить из рук в руки, может продлиться очень долго.

- Есть ли угроза распада Афганистана как государства?

- Афганистан – такое специфическое государство, где власть на местах никогда не находилась в подчинении у центрального правительства. При короле был установлен такой баланс, когда на местах губернатор был выше представителя центральной власти. За счет этого баланса страна держалась. Кроме того, всегда была и есть зона свободных племен. Поэтому Афганистан не распадется как таковой.

- В СМИ как-то проходила информация о том, что Иран заинтересован в поддержке талибов и выделяет на это немалые средства, поскольку здесь цели «Талибан» и Ирана совпадают – борьба с американским военным присутствием в регионе. Так ли это?

- Да, у Ирана, как и у Пакистана, есть свои интересы в существовании талибов. Иран поддерживает талибов, но только те группы, которые обеспечивают стабильность у восточных границ Ирана – в провинциях Герат, Фарах.

- Можно ли сказать, что Иран бы устроил приход к власти талибов?

- Нет, Иран это однозначно не устраивает. Иранское руководство скорее бы устроило наличие в Афганистане власти, лояльной к интересам Ирана. Да и территория Афганистана для Ирана в геополитическом плане не представляет такого интереса, какой представляет для него южное и западное направления. Хрустальная мечта Ирана – взять под контроль Персидский залив.

- Как вы считаете, может ли экономическая интеграция Афганистана со странами региона, в частности, проект по строительству газопровода ТАПИ, к которому недавно приступила Туркмения, способствовать стабилизации ситуации? Ведь в реализации этого проекта особенно заинтересованы Пакистан и Индия, но для его осуществления нужны условия безопасности.

- Этот проект требует значительных вложений, и, честно говоря, я не верю в его осуществимость в обозримом будущем. Для охраны этого продуктопровода, скорее всего, необходимо будет привлечение каких-то родоплеменных вооруженных групп, по территориям контроля которых он будет проходить, придется заключать и соглашения с какими-то местными талибскими формированиями – иначе не получится. И государство или какой-то консорциум должны будут платить им определенные деньги за охрану на каждом участке. Тогда, конечно, это будет относительная зона мира, но в целом любой продуктопровод, который проходит по такой нестабильной с точки зрения безопасности местности, очень уязвим. Будет ли работать эта труба – это еще большой вопрос.

Беседовала Нигора Бухари-заде
http://www.ut.uz/ru/eshyo/persona/marinika_babanazarova_sredi_nochi_ya_prosipalas_v_ujase_i_dumala_kak_s_etim_jit_kak_odolet_eti_problemi
Та самая Бабаназарова. Её знает весь музейный мир, её знают и любят на Родине.В глазах этой удивительно чуткой, и в то же время сильной женщины, кажется, - целая Вселенная.
В Ашхабаде доллары и евро теперь можно приобрести только по специальным талонам, сообщает АНТ (Альтернативные новости Туркменистана) со ссылкой на «Азатлык» (туркменскую службу Радио Свобода).

Когда такое новшество было введено, не сообщается. Но с тех пор жителям туркменской столицы приходится с вечера занимать очереди у банков, чтобы утром получить талон, дающий право на покупку иностранной валюты.

«Талон - это такой купон, в котором указаны, во сколько и в какой филиал банка необходимо явиться для покупки долларов. Благодаря этому у окошек, где меняют валюту, больше нет длинных очередей, написанных от руки списков очередников, не слышно ругани и нет потасовок. Но все это теперь можно наблюдать ночью перед закрытыми офисами банков. Теперь тут люди занимают очередь, пишут свои фамилии на листе бумаги, эта бумага теряется, составляется новый список, периодически проводятся переклички. Если кто-то не откликается на свою фамилию, его тут же вычеркивают из списка, потом отсутствовавший человек вдруг появляется и устраивает скандал - из-за того, что оказался вычеркнутым. И такое продолжается до самого открытия банка», - рассказывает «Азатлык».

В ночных очередях за талонами можно насчитать до 200 человек, из них лишь половина сможет получить талоны, поскольку их число ограничено. Столичные банки заявляют, что смогли навести порядок в вопросе обмена валюты и облегчили людям процесс ее приобретения. Но по мнению «Азатлыка», этот процесс только усложнился.

Тем временем в регионах Туркменистана люди продолжают стоять по ночам в больших очередях «по старинке» - непосредственно у точек обмена валюты. Читатель АНТ в Туркменабаде прислал в редакцию аудиозапись момента начала работы одного из банков. «Когда двери открылись, толпа ринулась вперед: мужчины, женщины, старики - все побежали к окошкам, про списки все тут же забыли. Кто-то не устоял на ногах под натиском толпы и упал, по нему пробежало с десяток человек, пока бедолагу за руки не оттащили в сторону, - делится впечатлениями читатель. - Было ощущение, что присутствуешь на выносе тела покойника из дома и его проводах в последний путь: крики, ор, стоны и плач».

Напомним, что в Туркмении с 2014 года циркулируют слухи о скором подорожании доллара США, и в ноябре и декабре население страны массово скупало эту валюту, а с 1 января 2015 года доллар подорожал до 3,50 маната вместо прежних 2,84. В ноябре 2015-го появились сообщения о росте курса на «черном рынке» до 4,5 маната за доллар, но на сайте Центробанка указан курс в 3,5 маната. Население ожидает подорожания доллара до пяти манатов и старается успеть приобрести американскую валюту по нынешнему курсу.

У обменных пунктов дежурят полицейские, одному человеку меняют максимум $1000. Согласно приказу председателя Центробанка Туркменистана от 23 января 2015 года, предел свободно обращаемой валюты в этой стране определен в размере $10.000 (или эквивалент этой суммы в иной валюте по официальному курсу). Населению разрешено приобретать в обменных пунктах и отделениях банков не более $8000 в год на человека.
Комитет по защите журналистов (CPJ) призывает власти Турции прекратить давление на прессу. С начала декабря, согласно сообщениям СМИ и правозащитников, в этой стране по обвинениям в террористической деятельности были арестованы трое журналистов, работающих в прокурдских изданиях, отмечается в заявлении CPJ.

Так, первого декабря по обвинению в «пропаганде террористической организации» был арестован владелец новостного сайта Nusaybin Haber Зеки Каракуш (Zeki Karakuş). Журналист курдскоязычной газеты Azadiya Welat Дениз Бабир (Deniz Babir) был арестован 15 декабря по обвинению в принадлежности к запрещенной группе. А 16 декабря корреспондент женского новостного агентства JİNHA Беритан Джанозер (Beritan Canözer) была задержана во время освещения акции протеста в юго-восточном городе Диярбакир и обвинена в пособничестве террористической организации. Эти аресты последовали уже после недавнего выхода ежегодного доклада CPJ о количестве заключенных представителей прессы в разных странах мира. В нем отмечалось, что число журналистов, находящихся в местах лишения свободы в Турции, за последний год удвоилось, достигнув 14 человек. В предыдущие годы страна дважды признавалась Комитетом главным мировым «тюремщиком» представителей СМИ. Вместе с новым арестованными количество журналистов в турецких тюрьмах возросло до 17 человек.

По словам адвоката Зеки Каракуша Гюлистан Дюран, журналист был вызван в отделение полиции в районе Нусайбин провинции Мардин, что на юго-востоке Турции, где ему предъявили обвинения в «пропаганде террористической организации» через средства массовой информации. В настоящее время Каракуш содержится в тюрьме провинции Мардин.

Дениз Бабир был арестован в городе Диярбакир во время подготовки репортажа о столкновениях между турецкими силами безопасности и Патриотическим революционным молодежным движением (YDG-H), являющимся отделением РПК. Власти обвинили его в членстве в запрещенной РПК. Адвокат журналиста Расул Тамур сообщил, что сначала Бабир отрицал свою причастность к РПК, но на последующих допросах совершил самооговор. Вместе с Бабиром были задержаны четыре других журналиста прокурдских изданий, которых затем выпустили. Полиция допросила всех задержанных, конфисковала их камеры, диктофоны и записи, которые так и не были им возвращены.

Беритан Джанозер была арестована сотрудниками полиции в штатском во время освещения акции протеста против преследования YDG-Н. Полиция обвинила журналистку в участии в акции и «сознательном и добровольном пособничестве террористической организации». Все обвинения в свой адрес она отрицает. Областной суд постановил на время предварительного расследования заключить Джанозер в тюрьму.

Напряженность в юго-восточной Турции возросла после начала войны в соседней Сирии, кризиса с беженцами, и возобновления актов насилия после окончания хрупкого перемирия между турецкими силами безопасности и боевиками запрещённой Рабочей партии Курдистана (РПК), отмечает CPJ. «Турецкое правительство никогда не преодолеет серьезные проблемы в стране, бросая журналистов в тюрьмы. Подавление мнений и прикрытие новостной информации приведет лишь к опасному информационному вакууму. Мы призываем турецкие власти немедленно освободить Беритан Джанозер, Дениза Бабира и Зеки Каракуша, снять все обвинения против них и позволить им продолжать готовить репортажи о событиях в юго-восточной Турции», - говорит координатор программ по Европе и Центральной Азии CPJ Нина Огнянова.
Международный фонд защиты свободы слова «Адил соз», Союз журналистов Казахстана и издатели интернет-порталов Ratel.kz и Zonakz.net обратились к Генеральному прокурору Республики Казахстан Асхату Даулбаеву с требованием возбудить уголовное дело по факту беспрецедентного нарушения п.2 ст. 20 Конституции Республики Казахстан.

«С 9 сентября 2015 года и по сей день без предъявления каких-либо правовых претензий неизвестными физическими или юридическими лицами заблокированы интернет-порталы «Ratel.kz» и «Zonakz.net», - говорится в обращении. - Тем самым грубо нарушается гарантированное Конституцией страны право названных сетевых изданий на распространение информации и право пользователей интернета на получение этой информации.

Международные и национальные общественные организации считают эту блокировку прямым нарушением ст.19 ратифицированного Казахстаном Международного пакта о гражданских и политических правах. С целью устранения допущенного беззакония владельцы интернет-порталов «Ratel.kz» и «Zonakz.net» неоднократно обращались за помощью в правоохранительные органы, органы прокуратуры, Комитет связи, информатизации и информации Министерства инвестиций и развития РК, Казахтелеком, однако ничего, кроме отрицания собственной причастности к незаконной блокировке, в ответ не получили.

Оставшись безнаказанным, данное преступление может иметь далеко идущие негативные последствия в виде его повторения и как следствие – умаление уважения населения к Закону и снижения международного имиджа Казахстана. Уверены, что Вы, Асхат Кайзуллаевич, не желаете такого развития событий и используете все полномочия высшего надзорного органа за точным и единообразным применением законов, чтобы виновные в блокировке интернет-порталов «Ratel.kz» и «Zonakz.net» были найдены и наказаны»

Обращение подписали председатель правления Союза журналистов Казахстана Сейтказы Матаев, президент Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз» Тамара Калеева, редактор интернет-портала «Ratel.kz» Марат Асипов и главный редактор интернет-портала «Zonakz.net» Юрий Мизинов.

Напомним, что сайт информационного агентства «Фергана» также заблокирован в Казахстане с лета прошлого года – и так же без объяснения причин. В настоящее время редакция «Ферганы» обсуждает с казахстанскими юристами вопрос о подаче судебного иска к правительству и регулирующим организациям.
Международный форум по правам трудящихся (ILRF), Движение против современного рабства Walkfree.org и Коалиция Cotton Campaign («Хлопковая кампания»), объединяющая международных правозащитников, профсоюзы и бизнес, совместно провели необычный пикет у штаб-квартиры Всемирного банка (ВБ) в Вашингтоне (США): они проецировали на здание кадры с хлопковых полей Узбекистана. Акция прошла 10 декабря, но видеозапись была выложена в интернет спустя почти две недели.

Правозащитники раздавали прохожим листовки, в которых рассказывалось о том, что в Узбекистане на государственном уровне действует одна из крупнейших в мире систем принудительного труда: ежегодно власти страны отправляют на хлопковые поля более миллиона своих граждан, угрожая им потерей работы, отчислением или другим ухудшением условий жизни.

«Несмотря на хорошо задокументированные нарушения прав человека в Узбекистане, Всемирный банк выделяет правительству этой страны более $500 млн для финансирования проектов в сельском хозяйстве», - заявляют участники пикета. Использование принудительного труда является основанием для расторжения договора между ВБ и Узбекистаном, но банк продолжает предоставлять узбекским властям свои кредиты, хотя даже доклад Международной организации труда (МОТ) подтверждает использование принудительного труда в Узбекистане.

Ранее Cotton Campaign неоднократно призывала ВБ приостановить сотрудничество с властями Узбекистана до тех пор, пока в этой стране не будет ликвидирована система принудительного труда. Коалиция заявляет, что: узбекское правительство не выполняет обязательства по обеспечению соблюдения законов, запрещающих принудительный и детский труд; фермеров принуждают выращивать и сдавать государству установленный план по хлопку; по приказу районных и областных администраций на сбор этой сельхозкультуры ежегодно мобилизуют учителей, медсестер, врачей и других работников государственного сектора, а также студентов – под угрозой увольнения и отчисления; правозащитники, документирующие факты использования принудительного труда, подвергаются преследованиям и арестам.

Подробнее о ситуации в хлопковой отрасли Узбекистана и других стран Центральной Азии можно прочитать в рубрике «Хлопок».
http://www.norma.uz/vopros_nedeli/pensiyu_na_plastik_-_delo_dobrovolnoe
Сотрудники банка нашего района приходят к пенсионерам и заставляют часть пенсии оформлять на карточку. При этом они уверяют, что все обязаны это сделать. Правомерны ли их действия?
http://www.ozodlik.org/content/article/27443337.html
Прокуратура города Ташкента завела уголовное дело против одной из самых известных в городе сети ресторанов «Миллий таомлар» («Национальные блюда»). Одновременно были закрыты сразу четыре ресторана данной сети после рейда, проведенного представителями СНБ, прокуратуры, налоговой инспекции и СЭС.
http://uz24.uz/society/hokimiyat-raskril-podrobnosti-ustanovki-videokamer-v-zhilih-dvorah-tashkenta
Представители городской администрации раскрыли некоторые подробности установки видеонаблюдения на улицах и во дворах жилых массивов столицы, которая планируется в 2016 году.
В Алма-Ате 23 декабря на трое суток задержана редактор оппозиционного интернет-издания Nakanune.kz Гузяль Байдалинова. Об этом на своей странице в Фейсбуке сообщила главный редактор другого оппозиционного веб-сайта - «Республика» - Ирина Петрушова. Кем конкретно задержана Байдалинова и по какой причине - пока неизвестно.

По информации «Азаттыка» (казахская служба Радио Свобода), накануне Байдалинова с коллегой Юлией Козловой побывала на допросе в Департаменте внутренних дел (ДВД) Алма-Аты, а 18 декабря в их квартирах и в офисе редакции Nakanune.kz полицейские провели обыск – в рамках досудебного расследования дела о «распространении заведомо ложной информации в публикациях интернет-ресурсов «Республика» и Nakanune.kz о деятельности «Казкоммерцбанка» и ряда других лиц».

Nakanune.kz создан несколькими журналистами, работавшими ранее в газете «Республика», которая наряду с еще тремя десятками казахстанскими СМИ была запрещена судом в 2012 году. В мае 2015 года Медеуский районный суд Алма-Аты обязал Гузяль Байдалинову, как собственника Nakanune.kz, выплатить 20 миллионов тенге (более $100 тысяч по курсу на тот момент) по иску Казкоммерцбанка и снять с сайта статью «Новые па в марлезонском балете «Казкома», ставшую поводом для иска - как, по мнению банка, подрывающая его репутацию.
Интересы воюющего против правительства Афганистана радикального движения «Талибан» совпадают с интересами России - в борьбе с так называемым «Исламским государством» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ). Об этом 23 декабря заявил спецпредставитель президента России по Афганистану и директор департамента российского МИДа Замир Кабулов, передает «Интерфакс».

«Интересы талибов и без стимулирования объективно совпадают с нашими», - заявил Кабулов «Интерфаксу» и напомнил: «Я уже ранее говорил о наличии у нас с талибами каналов связи для обмена информацией».

Дипломат также сообщил, что Россия согласилась поставлять оружие Афганистану, но будет делать это «осторожно и в основном на коммерческой основе». Об этом накануне рассказывал и афганский временный поверенный в делах в России Ахадзада Абдул Гаюр, по его словам, поставки начнутся в январе-феврале 2016 года.

Тем временем в Москве прошло заседание Совета министров обороны стран СНГ. В нем приняли участие делегации оборонных ведомств восьми стран — Азербайджана, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России, Таджикистана и Узбекистана, а также представители Исполнительного комитета СНГ и Секретариата Совета министров обороны.

Как передает ТАСС, министр обороны России Сергей Шойгу рассказал, что многосторонний формат заседания Совета министров обороны был дополнен рядом двусторонних встреч, в ходе которых «мы обсудили широкий спектр вопросов взаимодействия в военной и военно-технической сферах. Подписали планы двустороннего сотрудничества оборонных ведомств на следующий год».

Шойгу встретился с министрами обороны Азербайджана, Армении, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана.

В частности, на встрече с казахстанским министром обороны Имангали Тасмагамбетовым Шойгу сообщил о завершении контракта по передаче Казахстану на безвозмездной основе зенитных ракетных систем (ЗРС) С-300. «Это весомый, если не основной вклад в Объединенную систему ПВО, которая, можно сказать, уже состоялась, и сегодня можно говорить о ее практическом насыщении», – цитирует своего министра пресс-служба Минобороны России. Передача данных систем ПВО тем более актуальна в сегодняшних условиях, когда вблизи границ Казахстана можно практически ежедневно наблюдать разного вида угрозы, добавил Шойгу.

На встрече с министром обороны Таджикистана генерал-лейтенантом Шерали Мирзо Шойгу отметил обострение ситуации на афганском направлении: «Появились все предпосылки к тому, чтобы мы могли уверенно сказать, что там появились подразделения ИГИЛ и в дополнение ко всему тому, что там было, у нас появились дополнительные риски. У нас = я говорю в данном случае = как у союзников по Договору о коллективной безопасности», — цитирует российского министра «РИА Новости». Он отметил, что Минобороны России выполняет «все планы по перевооружению и оснащению вооруженных сил Таджикистана, по наращиванию усилий по российской базе как в авиационной составляющей, так и по другим направлениям», и эти меры «существенным образом повлияют на большую стабильность в регионе». Мирзо ответил, что двусторонний план военного сотрудничества Таджикистана и России был очень насыщенным, и сообщил, что его страна поддерживает антитеррористическую операцию России в Сирии: «Мы с вами солидарны».

На встрече с начальником киргизского генштаба Жаныбеком Капаровым Шойгу заявил, что Россия делает все для переоснащения вооруженных сил Кыргызстана с тем, чтобы он мог противостоять угрозам с афганского направления, включая ИГ. Министр подчеркнул, что Москва «полностью выполняет все, что связано с поставкой вооружений и военной техники, усилением российской базы, авиационной группировки, подготовки специалистов вооруженных сил Киргизии в военных учебных заведениях России».

Шойгу выразил уверенность, что в Кыргызстане, как и в России, фиксируют появление в Афганистане «в немалом количестве» подразделений ИГ, чьи задачи «понятны и очевидны: взятие под контроль разного рода деятельности, которая приносит, в основном, преступный доход для продолжения их деятельности». И заявил, что совместными усилиями «удастся создать систему защиты Киргизии от этих угроз».

Начальник генштаба ВС Киргизии, в свою очередь, напомнил, что сотрудничество с российским Минобороны для киргизских военных «всегда было приоритетным направлением»: «Этому уделяет большое внимание глава государства. Поэтому надеюсь, что сотрудничество будет развиваться поступательно».

Между тем, как сообщает «Интерфакс», США намерены продолжить диалог с Ташкентом по присоединению Узбекистана к коалиции по борьбе с ИГ. Об этом 23 декабря в ходе телефонного брифинга журналистам сообщил заместитель помощника госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Дэниел Розенблюм. «Мы продолжим об этом говорить с нашими партнерами в Узбекистане, - сказал он. - Конечно, это относится и к другим четырем странам региона, как и ко всем странам международного сообщества».

Первое приглашение прозвучало в августе 2015 года во время визита Розенблюма в Узбекистан. Отметив, что созданная США коалиция против ИГ имеет не только военную составляющую, но и занимается пресечением каналов финансирования радикальных исламистов, а также отслеживает передвижение людей через границы и выполняет другие задачи, Розенблюм сказал, что «Узбекистан, как и любая иная страна, может внести свой вклад в одно или несколько из направлений этой деятельности». Но 31 августа президент этой республики Ислам Каримов счел «необходимым вновь повторить: Узбекистан не присоединится ни к какому военно-политическому блоку, не допустит размещения на своей территории иностранных военных баз, пребывания наших военнослужащих за пределами страны». Эти слова можно считать косвенным ответом на предложение США о присоединении к коалиции против ИГ.

Получить представление о том, насколько сильны позиции ИГ в Афганистане, кто финансирует воюющие группировки, что следует ожидать от развития военно-политической ситуации в этой стране и насколько реальны обозначенные выше угрозы, - поможет материал «Ферганы» «Разговор со специалистом. Лев Корольков: «ДАИШ никогда не укоренится в Афганистане».
Международный арбитражный трибунал UNCITRAL отклонил иск британской золотодобывающей компании Oxus Gold plc против правительства Узбекистана, поданный в 2012 году в связи с экспроприацией британских инвестиций в совместное предприятие «Амантайтау Голдфилдс» (AGF) и месторождение Хандиза, говорится в распространенном 23 декабря сообщении Oxus по итогам судебного заседания.

Напомним, трения между Oxus и правительством Узбекистана начались в середине 2000-х годов после того, как в компании был проведен аудит, по итогам которого британская компания была обвинена в финансовых нарушениях. После предпринятых узбекскими партнерами Oxus Gold попыток экспроприировать ее собственность, компания сначала обратилась к правительству Узбекистана с просьбой принять участие в переговорах с тем, чтобы урегулировать конфликт. По словам представителей Oxus Gold, Узбекистан вел беспредметные дискуссии, однако на деле начал кампанию дезинформации и преследований в поддержку своих попыток экспроприации собственности. Все попытки встретиться с узбекским руководством, в том числе с президентом Исламом Каримовым, оказались безуспешными - узбекские чиновники «не были доступны для обсуждения вопросов с компанией».

В 2006 году правительство республики лишило Oxus эксклюзивного права на разработку полиметаллического месторождения «Хандиза», передав его «Алмалыкскому горно-металлургическому комбинату», а в январе 2011 года правительство Узбекистана приняло решение о ликвидации СП «Амантайтау Голдфилдз», в котором Oxus Gold владела долей в 50%. Причиной была названа низкая эффективность реализации программы развития предприятия. Активы предприятия были переданы на баланс Навоийского горно-металлургического комбината (НГМК) - крупнейшего предприятия по добыче золота в стране.

Объем общего понесенного ущерба Oxus Gold оценила в $400 млн. Однако результат длительного судебного разбирательства оказался неутешителен: компания, вероятно, получит от Узбекистана всего чуть больше 10 миллионов.

«Двадцать первого декабря третейские судьи... полностью отклонили иск Oxus Gold по проекту «Хандиза», арбитражный суд также отклонил иск британской компании по СП «Амантайтау Голдфилдз», говорится в сегодняшнем пресс-релизе компании.

Вместе с этим сообщается, что суд обязал правительство Узбекистана заплатить британской компании $10,3 млн плюс проценты в размере 2% за каждый год (период 2004—2010 годы) в качестве возмещения за нарушения соглашения о защите инвестиций между Узбекистаном и Великобританией.

Председатель правления компании Ричард Шид заявил, что «опустошен решением арбитражного суда». Он пообещал продолжать работать с юристами компании и дальше - с целью возврата акционерам Общества утраченных средств.

ЭПИЗОД КОНФЛИКТА

9 августа 2011 года военный суд Узбекистана приговорил бывшего сотрудника британской горнодобывающей компании Oxus Gold, главного металлурга на золоторудном руднике Амантайтау Саида Ашурова к 12 годам тюремного заключения по обвинению в шпионаже по статье 160 Уголовного кодекса республики. Адвокаты Ашурова отрицали какую-либо вину их клиента и обвиняли власти Узбекистана в том, что они взяли его в заложники в ходе попытки присвоения собственности компании государством.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner