?

Log in

No account? Create an account

November 23rd, 2015

Вчера, 22 ноября в аэропорту города Оша самолет киргизской авиакомпании Avia Traffic совершил аварийную посадку. По предварительным данным, из-за плохой видимости при посадке лайнер выехал за пределы взлетно-посадочной полосы. Самолет получил повреждения шасси, также у него сломано левое крыло. Нанесен ущерб и взлетно-посадочной полосе аэропорта.

Самолет «Боинг 737» выполнял первый рейс по маршруту Красноярск-Ош, однако из-за плохих погодных условий не смог приземлиться в аэропорту Оша (04:48 расчетное время). Авиалайнер совершил посадку на запасном аэродроме Бишкека в 05:20. После улучшения погодных условий в Оше борт вылетел из аэропорта «Манас» в аэропорт Оша (расчетное время прибытия 07:43).

По данным Генпрокуратуры Киргизии, инцидент произошел из-за нарушения правил эксплуатации воздушного транспорта.

Транспортной прокуратурой республики возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 280 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного и водного транспорта) Уголовного кодекса Кыргызстана. Создана межведомственная следственно-оперативная группа из числа следователя Кыргызской транспортной прокуратуры и сотрудников отдела внутренних дел на транспорте.

На борту самолета находилось 148 пассажиров и 5 членов экипажа. Утром в больницу поступило 7 человек, в основном обращались с сотрясением мозга и ушибами. Двое пациентов находятся в более тяжелом состоянии. Одна женщина поступила с диагнозом - компрессионный перелом позвоночника. Вторая женщина находится на 15-й неделе беременности, у нее сотрясение мозга. По данным прокуратуры, эти граждане не были пристегнуты во время посадки.

Премьер-министр Кыргызстана Темир Сариев провел экстренное совещание и распорядился создать межправительственную комиссию, состоящую из руководителей соответствующих министерств, ведомств и независимых экспертов. Премьер напомнил, что это не первый случай, когда самолет при посадке выходит со взлетной полосы. Подобный инцидент произошел в начале этого года.

«К счастью все обошлось без жертв. Однако впредь подобных случаев допускать нельзя. Правительственной комиссии рассмотреть этот вопрос шире. Выяснить, что было сделано в первом случае, какие меры предпринимаются в случае метеоусловий. Также необходимо проверить техническое состояние всех воздушных судов»,- подчеркнул премьер.

После аварийной посадки были приостановлено осуществление всех авиарейсов, аэропорт города Ош был временно закрыт. Ближе к вечеру воскресенья в аэропорту возобновили регистрацию на внутренние и международные рейсы.

Совершивший аварийную посадку в аэропорту города Оша самолет авиакомпании «Авиа Траффик» Boeing 737-3Y0 (регистрационный номер ЕХ-37005) эксплуатировался в течение 25 лет. Первый полет лайнер совершил 25 сентября 1990 года. С 1990 по 2003 годы самолет состоял в парке воздушных судов на Филиппинах, с 2003 по 2006 годы находился в пользовании авиакомпаний Индонезии. С 2006 по 2013 годы эксплуатировался в Саудовской Аравии. С 2011 года находится на балансе киргизской авиакомпании «Авиа Трафик».

В настоящее время парк компании «Авиа Траффик» состоит из 3 самолетов Boeing 737 – 1987, 1991, 1996 годов выпуска, а также одного самолета ВАе 146-200.

Авиакомпания выполняет рейсы из Кыргызстана в российские города Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, Новосибирск, Сургут, Казань, Иркутск, Красноярск, а также в Алматы (Казахстан), Душанбе (Таджикистан), Урумчи (Китай) и Мешхед (Иран).

Шохрух Саипов
http://rus.ozodlik.org/content/article/27381120.html

Сообщается, что во время боя с талибами 6-9 ноября был взят в плен глава «Исламского движения Узбекистана» («ИДУ») Усман Гази. Афганские власти подтвердили информацию о проведении боя междуприсягнувшими «Исламскому государству» узбекскими боевиками и главой движения «Талибан» муллой Ахтаром Мансуром, но они не смогли подтвердить информацию о взятии в плен Усмана Гази. Однако в качестве подтверждения данной информации приводится видеозапись, предположительнораспространенная в социальных сетях пресс-секретарем «ИДУ» Нусратуллой Муджахидом.
http://www.gazeta.uz/2015/11/23/ges/
Постановлением Кабинета Министров Узбекистана от 16 ноября утверждена Программа развития гидроэнергетики в стране на 2016-2020 годы общей предварительной стоимостью 889,41 млн долларов. Документом предусмотрено строительство новых и модернизация действующих гидроэлектростанций на естественных водотоках и водохозяйственных объектах страны.
Систематическое использование детского и принудительного труда в хлопкоуборочной кампании в Узбекистане не зафиксировано, но утверждать, что это явление полностью отсутствует, нельзя. Такой вывод следует из обнародованного 20 ноября доклада Всемирного банка (Tne World Bank) об итогах совместного с МОТ (Международной организацией труда) мониторинга использования детского и принудительного труда во время сбора урожая узбекского хлопка в 2015 году.

Мониторинг проводился с 14 сентября по 31 октября 2015 года в десяти из тринадцати регионов Узбекистана: Республике Каракалпакстан, Бухарской, Кашкадарьинской, Самаркандской, Джизакской, Сырдарьинской, Ташкентской, Наманганской, Андижанской и Ферганской областях. В каждом из регионов работала группа, состоящая из иностранного наблюдателя из МОТ и пяти местных, представляющих Министерство труда, Федерацию профсоюзов, торгово-промышленную палату, Комитет женщин и одну из зарегистрированных неправительственных организаций. В общей сложности, они посетили 1100 участков, в том числе 254 хлопковых поля, и провели 9620 интервью.

На полях группа мониторинга анкетировала и беседовала с фермерами, бригадирами, взрослыми сборщиками хлопка и детьми, когда таковые были обнаружены; в образовательных учреждениях – с директорами, преподавателями, техперсоналом и студентами; в медицинских учреждениях – с руководителями, медицинским и немедицинским персоналом; на предприятиях - с директорами и сотрудниками. Кроме того, наблюдатели общались с председателями махаллинских (квартальных) комитетов, хокимами (главами администраций городов и районов), чиновниками здравоохранения и образования, представителями Совета фермеров Узбекистана и молодежной организации «Камолот».

Всемирный банк (ВБ) и МОТ признают, что респондентов напрягал официальный вид группы наблюдателей и поэтому они были осмотрительны во время разговора с ними. «По опыту МОТ, это неудивительно, потому что в таких интервью почти никто не будет прямо признаваться в том, что был принужден к труду или заставлял кого-то работать, - говорится в докладе. – Некоторые отказывались от своих слов, когда оправдания были неубедительны. Другие не могли или не хотели обосновывать свои ответы. Респонденты с большей готовностью выражали желание рассказать о том, что они знали о других людях, которые сообщали им, что собирали хлопок против их воли, чем признать, что они сами были в такой ситуации».

От некоторых собеседников, работающих в сфере образования, здравоохранения или на предприятиях, группы мониторинга получили ответы, свидетельствующие о том, что этих людей принудительно отправляли на сбор хлопка либо от них требовали откупиться от работы на полях, а также о том, что они знают коллег, которым было предложено собирать хлопок против их воли.

Наблюдатели отметили «в некоторых случаях» факты, подпадающие под показатели принудительного труда: чрезмерные сверхурочные работы, оскорбительные условия жизни и труда, взимание платы за отказ от участия в сборе хлопка.

«Эти показатели и ответы сами по себе не устанавливают несомненное существование принудительного труда, но они поднимают вопросы о реальной готовности сборщиков участвовать в сборе урожая хлопка. Они демонстрируют, что риски принудительного труда, связанного с организованной вербовкой, реальны», - говорится в совместном докладе ВБ и МОТ.

В целом, мониторинг не представил убедительных сведений о том, что бенефициары проектов Всемирного банка используют детский или принудительный труд во время хлопкоуборочной кампании. Это заявление является предметом дальнейшего анализа данных, генерируемых наблюдателями, но, по мнению МОТ, этот вывод вряд ли изменится, говорится в докладе. Тем не менее, говоря о рисках принудительного труда, МОТ выражает обеспокоенность уровнем откровенности интервьюируемых, реальной степенью добровольного участия в сборе хлопка студентов университетов и колледжей и правдивости ведущих журналы посещаемости школ сотрудников. МОТ и ВБ намерены также изучить информацию, полученную от других источников, которые заявляют, что принудительный труд распространен в Узбекистане гораздо шире, чем это зафиксировано в процессе мониторинга МОТ.

К примеру, отмечается в докладе, сообщения альтернативных источников информации согласуются с выводами групп мониторинга ВБ и МОТ о том, что организация массовой вербовки студентов университетов и колледжей в возрасте 18 лет и старше стала обычным делом, и что эти образовательные учреждения фактически не функционировали на протяжении хлопкоуборочной кампании. Отправка студентов на хлопковые поля, как утверждают эти источники, не была добровольной, несмотря на письма к ректоратам с просьбой присоединиться к сбору хлопка. Эти источники утверждают, что молодежная организация «Камолот» и руководство вузов и колледжей являются соучастниками в организации привлечения студентов к сбору урожая под угрозой навредить на экзаменационных сессиях.

Полный текст доклада Всемирного банка доступен по этой ссылке (на английском языке).

Напомним, накануне публикации доклада, 19 ноября, 38 международных организаций, в том числе – профсоюзы, правозащитники, бизнес-ассоциации и инвесторы, входящие в коалицию Cotton Campaign («Хлопковая кампания»), направили Всемирному Банку письмо с призывом приостановить кредитование Узбекистана до тех пор, пока власти этой страны не прекратят использовать принудительный труд. В частности, в письме говорится о том, что: узбекское правительство не выполняет обязательства по обеспечению соблюдения законов, запрещающих принудительный и детский труд; фермеров принуждают выращивать и сдавать государству установленный план по хлопку; по приказу районных и областных администраций на сбор этой сельхозкультуры ежегодно мобилизуют учителей, медсестер, врачей и других работников государственного сектора, а также студентов – под угрозой увольнения и отчисления; правозащитники, документирующие факты использования принудительного труда, подвергаются преследованиям и арестам.

Всемирный банк, приняв в июне 2014 года решение инвестировать в сельскохозяйственный сектор Узбекистана порядка $410 млн, пообещал расторгнуть контракт с узбекским правительством в случае обнаружения принудительного труда в осуществляемых проектах.

«Мы рады видеть прогресс в ряде моментов, таких, как обязательства по искоренению детского труда, проведение кампании по повышению осведомленности населения, запуск национального механизма обратной связи и обещание правительства сделать так, чтобы медицинские учреждения и начальные и средние школы оставались открытыми и работали в период сбора хлопка. В то же время мы обеспокоены значительными рисками принудительного труда, которые были обнаружены в ходе мониторинга, и продолжим работать с правительством и партнерами, чтобы эффективно смягчить эти риски. Многое предстоит сделать, но мы движемся в правильном направлении», - заявил региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии Сародж Кумар Джа.
http://habartm.org/archives/3955
После того, как осенью 2013 года была отменена процедура упрощенного безвизового пересечения туркмено-узбекской государственной границы, жители приграничных областей Туркменистана и Узбекистана, пользовавшиеся этой привилегией, теперь испытывают определенные трудности. Если два года назад они могли пересечь границу без визы и находиться на территории соседнего государства не более трех суток в течение одного месяца, то сейчас, как сообщила 20 ноября туркменская служба Радио Свободы, им приходится терять много времени и денег, чтобы навестить своих родственников по ту сторону границы.
Когда в Узбекистане наконец-то освободили известного политика Мурада Джураева, отсидевшего двадцать один год, мало кто по наивности мог счесть этот факт свидетельством ослабления режима Ислама Каримова, давно и точечно уничтожающего своих критиков и оппонентов. Буквально через несколько дней после этого радостного события случилось печальное: был арестован правозащитник Уктам Пардаев. Сегодня его по традиции обвиняют в «вымогательстве» и «мошенничестве». Чем же в самом деле насолил властям Узбекистана этот человек?

Десять лет назад

Уктам Пардаев родился в 1978 году. Заниматься защитой прав пострадавших от действий властей начал в 2004 году, после смерти отца - Пулата Пардаева, также правозащитника. Помогал гражданам готовить жалобы в государственные органы, занимался освещением пыток в местах содержания под стражей и мониторингом принудительного детского труда при сборе хлопка.

Впервые имя Уктама Пардаева прозвучало в СМИ в мае 2005 года, когда силовики Джизака (город в центральной части Узбекистана, на полпути между Ташкентом и Самаркандом), опасающиеся повторения «андижанских событий» в другом регионе, вызвали правозащитника «на собеседование». «Советник хокима Джизака Маматкул Иномов начал угрожать мне, что если я окажусь среди пикетчиков, вся моя жизнь будет загублена. Подумай о себе и о своей семье, заявил он мне, - рассказывал тогда Пардаев корреспондентам «Ферганы». - В течении часа мне пытались промыть мозги, особенно напирая на то, что правозащитникам и оппозиции в Узбекистане не стоит рассчитывать на помощь Запада. Маматкул Иномов, в частности, заявил дословно следующее: не надо верить западным дипломатам. Все они хотят, чтобы в Узбекистане полыхала гражданская война».

Следует отметить, что никаких митингов, пикетов или акций протеста Уктам Пардаев не организовывал. Наоборот, буквально через неделю он сам вместе с другими правозащитниками подвергся физическому нападению во стороны «народных масс». Несколько десятков человек во главе с начальником городского рынка ворвались к Пардаеву домой и начали его избивать с криками «ваххабит, террорист, мы тебя проучим!», грозясь даже самовольно выселить его из города.

В те годы время Уктам Пардаев стал председателем областного отделения «Независимой организации по правам человека Узбекистана» (НОПЧУ).

«Новые времена»

В течение десяти лет деятельность Уктама Пардаева постоянно напрягала местные власти. Последние, в свою очередь, отказались от публичного насилия, но искали и успешно находили теперь другие, «законные» методы борьбы с непослушным активистом.

В ноябре 2011 года Пардаев был признан виновным по статье 41 Административного кодекса Узбекистана («Оскорбление») и оштрафован на один миллион сумов. В октябре 2012 года Пардаев был осужден на 15 суток ареста по статьям 183 - «Мелкое хулиганство» и 195 - «Противодействие выполнению законных требований работника милиции».
В январе 2013 года Джизакский городской суд приговорил Пардаева к штрафу в размере 125840 сумов по статье 52 Административного кодекса - «Нанесение легкого телесного повреждения».

Все административные дела против Пардаева, с его слов, были сфабрикованы с участием участкового милиционера Хусана Хужакулова и целого ряда сотрудников милиции и администрации города.

В январе 2015 года давление на правозащитника усилилось. Пардаев неоднократно заявлял своим коллегам в стране и за рубежом, что его жизнь находится в серьезной опасности. По его словам, силовики хватали граждан, обращавшихся к нему за юридической помощью, заставляя их дать обвинительные показания на своего же защитника.

«Сотрудник отдела по борьбе с терроризмом областного УВД по имени Дилшод вызвал к себе моего знакомого и сказал ему: мы знаем, что ты в хороших отношениях с Уктамом Пардаевым. Помоги нам задержать его с поличным. Иди к нему, скажи, что есть одно дело, и предлагай деньги. Мы тебе дадим любую сумму и так поймаем его, - писал Пардаев. - Глава администрации Джизакской области Сайфутдин Исмаилов дал приказ хокиму (главе администрации. - Прим. «Ферганы») города Джизака Асрору Кабилову во что бы то ни стало заткнуть мне рот. «Подбросьте к нему наркотики, если надо» - сказал Сайфутдин Исмаилов на селекторном совещании. Это случилось дважды - в январе и в октябре 2014 года. Причиной, из-за которой на меня так разозлился хоким области, является мониторинг детского труда на хлопковых полях, который проводили я и члены моей организации».

О результатах мониторинга принудительного труда при сборе урожая хлопка в Узбекистане Пардаев неоднократно рассказывал в эфире радио «Озодлик» (узбекская служба Радио «Свобода»). Факты хлопкового рабства, собранные правозащитником, ярко свидетельствовали о том, что несмотря на заверения правительства страны, его действия по недопущению принудительного труда существенно расходятся с принятыми обязательствами в рамках международных пактов (о проблеме подробнее - в наших публикациях).

«Мне доподлинно известно, что руководство Джизакской области хочет бросить меня за решетку. Поэтому я прошу, чтобы посольства зарубежных государств в Узбекистане и международные организации взяли меня под свою защиту!» - взывал Пардаев в своих письмах.

Отмечу: чуть раньше ареста Уктама Пардаева в другом районе Узбекистана - в Ангренской области - «совершенно случайно» сгорел дом правозащитника Дмитрия Тихонова, также занимающегося отслеживанием ситуации в хлопковой отрасли страны. Самого Тихонова разыскивают в связи с расследованием возбужденного на него административного дела (статья «мелкое хулиганство»).

Как шьют дело

16 ноября в доме Уктама Пардаева был проведен обыск, были изъяты документы, компьютер, фотоаппарат и некоторое другое имущество правозащитника, а сам он был доставлен в РУВД Дустликского района Джизакской области.

Защитник Уктама Пардаева адвокат Дилмурод Ахмедов был допущен к своему подопечному только через четыре дня после задержания, 20 ноября, сообщает председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов. Главе ИГНПУ удалось разузнать, с чего начиналось следствие, на чем оно базируется, в чем обвиняют Пардаева.

«Четыре месяца назад правоохранительными органами по обвинению в вымогательстве и мошенничестве была задержана некая нигде не работающая Рухия Баитова, которая была знакома с Уктамом Пардаевым, хотя на протяжении последних трех лет с ним не виделась, - рассказывает С.Икрамов. - Следствие вынудило обвиняемую Р.Боитову дать показания против правозащитника Пардаева. В результате она изложила девять эпизодов якобы получения денежных средств на общую сумму более 4 млн. сум. ($700) Уктамом Пардаевым за оказание юридических услуг обратившимся к нему граждан. Однако никаких фактов или доказательств в получении денежных средств У.Пардаевым обнаружено не было. Тогда подследственная Р.Боитова изменила свои показания, заявив, что денежные средства она передавала супруге Уктама Пардаева - Замире. Сегодня участковый милиционер и следствие оказывают давление на родителей Замиры, проживающих в Пахтакорском районе, угрожая расправой над ними».

Кажется, силовики традиционно не гнушаются ничем, преследуя цель во что бы то ни стало упрятать критика властей за решетку. Подтасовки материалов следствия, фальсификация признаний «потерпевших» и откровенный подлог - вот традиционные методы работы узбекской милиции.

«Хоким Джизакской области Сайфудин Исмаилов называл Уктама Пардаева «предателем народа и американской собакой», а хоким города Джизак Асрор Кобилов после выступления правозащитника по радио «Озодлик» дал указание закрыть рот Пардаеву или подбросить ему наркотики и посадить в тюрьму», - говорит Сурат Икрамов.

Что говорят коллеги

«У меня нет ни малейших сомнений, что дело Пардаева - заказное, оно связано с правозащитной работой Уктама. За ним охотились давно. На наших глазах расправляются с честным человеком, одним из всего лишь нескольких оставшихся в стране правозащитников. Люди, которые фабрикуют дело против Уктама, являются сами преступниками, начиная от оперативного сотрудника до судьи, и конечно, не говоря уже о политической ответственности высших лиц за этот произвол», - говорит в интервью «Фергане» руководитель Узбекско-Германского форума по правам человека (Берлин) Умида Ниязова.

«Уктам Пардаев с начала года предупреждал нас, что против него сотрудниками полиции готовится какая-то провокация, в частности, людям, которым он раньше оказывал правовую помощь, “настоятельно предлагали” написать жалобу на то, что Пардаев якобы вымогал у них деньги. Ряд его знакомых были задержаны в начале 2015 года полицией, которая проводила с ними подобные беседы. В июне этого года к Уктаму Пардаеву обратилась женщина, которая настойчиво просила помочь ей с написанием жалобы на незаконное лишение жилья, которую впоследствии Пардаев видел в полицейской машине. Уктам Пардаев тем более опасался за свою свободу, что с января 2015 года ему отказывали в выездной визе без объяснения причин», - рассказывает Мария Шищенкова, координатор из международного фонда Front Line Defenders.

«Так называемые экономические статьи обвинения, в особенности статья 165 («Вымогательство») и 169 («Мошенничество») широко используются в Узбекистане для борьбы с гражданскими активистами и журналистами. Особенно ужасает то, что все суды проходят с серьезными нарушениями, и в их результате люди получают огромные тюремные сроки. Так, в апреле 2006 были арестованы правозащитники Азам Фармонов и Алишер Караматов. Их обвинили в том, что они вымогали взятку, и приговорили к 9 годам каждого. Большую часть своего срока Фармонов провел в известной пыточной колонии «Жаслык». В апреле 2015 года он должен был выйти на свободу, но его приговорили к пяти дополнительным годам за якобы имевшие место нарушения тюремного режима. В феврале 2009 года за вымогательство и подделку документов был арестован журналист и правозащитник Дилмурод Сайид, он был позже приговорен к 12 с половиной годам тюремного заключения», - поясняет Мария Шищенкова.

Не только из-за хлопка

По данным «Ферганы», причиной ареста Уктама Пардаева может быть не только и не столько его деятельность по мониторингу хлопковой кампании. Накануне ареста, с начала сентября месяца, правозащитник занимался делом пропавшей группы молодых людей, проживающих в Пахтакорском районе Джизакской области. Парней считали пропавшими и искали целых сорок дней. Позже нашлись очевидцы того, как автомобиль с мужчинами прижали к обочине дороги неизвестные в масках. Они вытащили парней из машины, надели на голову мешки и увезли, а машину сожгли. В конце концов молодые люди были обнаружены родственниками в одном из следственных изоляторов со следами страшных пыток и жестоких побоев.

Уктам Пардаев занимался сбором информации об арестованных. Он беседовал с их родителями и родственниками, которые рассказывали странные вещи. Например, про sms-сообщения, поступавшие от ребят уже после ареста, с казахстанских номеров, с текстом примерно такого содержания: «Простите нас, мы ушли в джихад. Мы в Казахстане».

Для Узбекистана не в новинку, когда первых попавшихся людей обвиняют в ваххабизме, джихадизме, экстремизме и даже попытках свержения государственного строя. В последние месяцы к стандартным обвинениям, по которым в стране осуждены сотни и тысячи человек, добавились обвинения в пособничестве «модному» ныне «исламскому государству» (ИГИЛ, ИГ, террористическая организация, запрещенная в России).

«По всему Узбекистану идет настоящая кампания по ловле "джихадистов-ИГИЛовцев". В Ферганской долине арестовывают массово, в Ташкенте уже арестовали более 150 человек. И каждый день распространяются слухи о том что "нашли знамя ИГИЛ", "нашли листовки с призывами вступать в ИГИЛ" и так далее, и тому подобное, - говорит в интервью «Фергане» бывший журналист, ныне узбекский политэмигрант в Канаде Улугбек Хайдаров. - На этом фоне, мне кажется, джизакские власти тоже не хотят отставать от коллег из других регионов. Или им просто приказали срочном порядке найти джихадистов. Вот они и нашли их. Я думаю, скоро официально объявят, что в Джизаке ликвидировали ячейку ИГИЛ».

Логика властей очевидна и понятна. Чтобы выполнить план по поимке «религиозных экстремистов», надо найти невиновного, сфальсифицировать уголовное дело и раскрыть преступление «по горячим следам». Да, еще один нюанс: надо заткнуть рот навязчивому правозащитнику, который может ляпнуть что-то в самый неподходящий момент - о пытках в застенках, или о нестыковках в показаниях «свидетелей». Таким ненужным и вредным правозащитником снова оказался Уктам Пардаев - старое бельмо на глазу джизакских силовиков.

Защитить правозащитника

Сегодня Уктаму Пардаеву грозит реальный уголовный срок. Свою позицию по его делу озвучили пока только вышеупомянутый фонд Front Line Defenders и международная правозащитная организация Amnesty International. Последняя объявила Акцию срочной помощи в поддержку правозащитника. Международная Амнистия считает, что арест Пардаева является частью многолетней продолжающейся кампании преследования активистов гражданского общества со стороны узбекских властей и призывает требовать от правительства Узбекистана прекратить его преследование, как политически мотивированное.
Всемирно известный китайский художник-конструктивист, архитектор и правозащитник Ай Вэйвэй (Ai Weiwei) создал и разместил в Instagram серию портретов подвергшихся преследованиям политических активистов из разных стран мира, в число которых вошли, в частности, правозащитница из Казахстана Роза Тулетаева и два представителя Узбекистана - Агзам Тургунов и Дильмурод Сайид.

Каждое изображение сопровождается краткой биографической справкой политического активиста.

Напомним, Роза Тулетаева - единственная женщина из 13 нефтяников, которые были осуждены в Казахстане за организацию массовых беспорядков в Жанаозене 16 декабря 2011 года. После жанаозенского расстрела Тулетаева сама пришла в комендатуру, чтобы защитить своё имя, и была арестована. Ее дело было в числе так называемого «Дела 37 нефтяников». В ходе процесса о пытках заявили 19 подсудимых, в том числе Роза Тулетаева. Суд приговорил ее к семи годам лишения свободы, позже апелляционный суд сократил ее срок до пяти лет. 19 ноября 2014 года Роза Тулетаева была условно-досрочно освобождена из колонии.

Агзам Тургунов был известным ташкентским правозащитником и оппозиционером, членом Центрального Комитета партии «Эрк» по Узбекистану, директором общества «Мазлум» («Угнетенный»). Его задержали 11 июля 2008 года в Каракалпакстане, куда он прибыл для участия в некоем не связанном с политикой судебном процессе, где выступал в качестве общественного защитника со стороны истца. Ранее сторона ответчика выразила желание решить дело мирным соглашением и для заключения сделки привезла некую сумму денег, а потом обратилась в правоохранительные органы Узбекистана с жалобой на то, что истец вымогает с них деньги. Этим далее объяснили то, что Тургунов вместе с истцом были задержаны якобы в момент передачи денег, им были предъявлены обвинения в вымогательстве. Тургунова сначала доставили в прокуратуру, затем перевезли в МВД, а 13 июля судья выдал санкцию на арест правозащитника. В ташкентском доме Тургунова был произведен обыск. 23 октября Агзам Тургунов был осужден на десять лет лишения свободы с отбыванием срока наказания в колонии общего режима.

Журналист Дильмурод Сайид специализировался на расследованиях нарушений в сфере прав человека, был активистом Ташкентского областного отделения правозащитного общества «Эзгулик». Сайид был арестован 22 февраля 2009 года, его обвинили по двум статьям уголовного кодекса Узбекистана – «Вымогательство» и «Изготовление, подделка документов, штампов, печатей, бланков, их сбыт или использование». Сам журналист категорически отрицал свою вину. Несмотря на то, что основные свидетели, выступавшие против Сайида, отказались от своих показаний, а другие заявили, что давали их под давлением со стороны сотрудников спецслужб, 30 июля 2009 года Сайид был осужден на 12,5 года лишения свободы. В августе 2010 года Верховный суд оставил приговор без изменений.

Сам Ай Вэйвэй тоже подвергался преследованиям со стороны властей. Он был арестован в апреле 2011 года по обвинению в «экономических преступлениях». За три года до этого Ай Вэйвэй приобрел политическую известность, проведя собственное расследование обстоятельств Сычуаньского землетрясения 2008 года и придя к выводу, что число жертв, прежде всего детей, было занижено, а причиной быстрого разрушениях многих школ в регионе стало некачественное строительство. После масштабных протестов по всему миру был освобожден из-под стражи 22 июня 2011 года с формулировкой «как признавший вину и в связи с состоянием здоровья».
В Чирчике 23 ноября отметили 115-летие Свято-Георгиевского храма Русской православной церкви. В честь этого знаменательного события митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий освятил девять новых колоколов, которые будут висеть на новой колокольне Свято-Георгиевского храма: в скором будущем здесь надстроят ещё четыре яруса колокольни и сделают новый купол.

Церковь начали строить в 1895 году для жителей села Троицкое, которое было основано переселенцами из Сибири. К февралю 1897 года построили молитвенный дом, который был освящен 9 февраля в честь великомученика Георгия Победоносца.

В 1898 году была совершена закладка церковного здания по проекту инженера Вильгельма Гейнцельмана, освящение нового храма во имя Георгия Победоносца состоялось 23 ноября 1900 года.

В тридцатых годах ХХ века на месте села стали строить город Чирчик, получивший свое название от речки. В советское время в здании молитвенного дома располагался сначала сельсовет, затем школа №2, позднее - магазин стройматериалов.Подробнее о городе Чирчике можно прочитать, пройдя по этой ссылке.

Tags

Реклама




Error running style: Died in S2::run_code running DayPage::print(): Can't call method "name_lc" on an undefined value at /home/lj/cgi-bin/LJ/S2.pm line 5811.