?

Log in

No account? Create an account

November 21st, 2015

Ташкентский правозащитник Абдулло Тоджибой-угли, ставший известным благодаря своему упорному желанию баллотироваться в президенты Узбекистана, получил из Минюста письмо, которое, по его мнению, дало ему «зеленый свет» на создание своей собственной политической партии. Не веря такому счастью, оппозиционер со ссылкой на это письмо разослал в три десятка организаций уведомление, что на законных основаниях будет среди их сотрудников заниматься агитацией. И вновь получил обескураживающие ответы: руководители этих организаций обещали не только не чинить препятствий, но даже вроде приветствовали оппозиционное начинание. Но пока Тоджибой-угли собирать подписи за создание новой партии не рискует.

Зачем нужно письмо из Минюста

Многих, наверное, удивит сам факт того, что Тоджибою-угли (его «мирская» фамилия - Мирсоатов) понадобилось какое-то письмо из Министерства юстиции. Ведь по закону Узбекистана «О политических партиях» для создания партии никаких специальных разрешений не требуется. На первом этапе надо всего лишь провести собрание и создать инициативную группу. А затем силами этой инициативной группы провести необходимую агитацию, в результате которой собрать подписи в поддержку новой партии. И если таких подписей наберется достаточно, обратиться с заявлением о регистрации в Минюст.

Но не все так просто, как кажется. За сбор инициативной группы, и тем более за агитацию в последние годы в Узбекистане запросто можно попасть под статью – ст.201 Кодекса об административной ответственности, «Нарушение порядка организации, проведения собраний, митингов, уличных шествий или демонстраций». Наказание за нее довольно строгое - штраф до 100 минимальных окладов или арест до 15 суток. Сейчас под эту статью гребут всех, кто своими публичными действиями не вписывается в официальный образ процветающего Узбекистана, и на деле создание оппозиционной политической партии превращается в нечто эфемерное и нереальное.

Тоджибой-угли, который за полсотни своих одиночных пикетов набрал по 201-й статье рекордную сумму штрафов, знает это лучше, чем кто-либо другой. Но так как он твердо решил создать политическую партию (в декабре 2008 года в закон «О выборах президента Узбекистана» были внесены дополнения, в соответствии с которыми кандидаты на пост президента могут выдвигаться только от политических партий), от намерения своего отказываться не стал. И, чтобы оградить себя от новых штрафов, еще в апреле прошлого года обратился к руководству страны с просьбой разрешить ему беспрепятственно зарегистрировать партию.

«Фергана» уже писала об этой истории. Руководство страны Тоджибою-угли ничего не ответило, тогда он в сентябре того же года обратился в Верховный суд, тот переадресовал его письмо в Минюст, а, так как Минюст снова ничего не ответил, оппозиционер даже пытался по этому поводу судиться с министерством. Но попытка судиться не удалась, в связи с чем Тоджибой-угли в декабре написал жалобу в Верховный суд, который переправил ее в то же Министерство юстиции, на чем, собственно, тогда дело и закончилось.

Минюст, наконец, ответил!

Согласитесь, при таком раскладе любое письмо, которое бы в итоге получил из Минюста Тоджибой-угли, было бы своеобразной победой. И такое письмо, в конце концов, пришло. Причем не с какой-то гневной отповедью, а довольно сдержанное, даже где-то благожелательное. Начальник управления Министерства юстиции Х.Мелиев коротко сообщил оппозиционеру, что партии в их министерстве регистрируются по закону «О политических партиях» и по решению Кабмина от 10 марта 2014 года №57. И чтобы такую регистрацию получить, надо заплатить три минимальных оклада.

Когда из Министерства юстиции Узбекистана пришел ответ, Абдулло Тоджибой-угли решил, что это подарок судьбы.

Если вдуматься, то ничего особенного это письмо не содержало - так, набор ссылок на законы. Но для Тоджибоя-угли сам факт получения такого письма был как подарок судьбы. Вроде бы как официальное разрешение к действию по созданию партии и своеобразная индульгенция на случай, если снова захотят привлечь по 201-й, когда он начнет агитировать.

Но Тоджибой-угли, наученный горьким опытом, решил для начала проверить, насколько эффективно будет действовать такая «индульгенция». Выбрал три десятка наиболее состоятельных организаций: компаний, комитетов, банков, - и отправил их руководству уведомление о создании новой партии.

В своем уведомлении оппозиционер ссылался на благожелательное письмо Минюста и сообщал о своей политической программе, которая обещает Узбекистану не только стабильность и мир, но и сильную экономику, отмену внутренней выездной визы, а также защиту граждан, что инвестируют средства в отечественную экономику. И заодно просил уведомить работников о создании новой политической партии «За честные и справедливые выборы в Узбекистане», разрешить им заполнить бланки в ее поддержку и выразил надежду, что руководство организаций даст «сотрудникам возможность испытать свои силы в политике и сделать политическую карьеру».

«Звездный час» ташкентского оппозиционера

«Знаковое» письмо из Минюста Тоджибой-угли получил еще мае, уведомления разослал в начале июня. И все лето ждал из организаций ответы. По словам оппозиционера, ответили не все. Например, компании «Узтелеком», «ЛУКОЙЛ», несколько банков, Олимпийский комитет и ряд других организаций проигнорировали его уведомления. Но большинство из тридцати адресатов прислали ответы, откликнулся даже республиканский Налоговый комитет. И все эти письма, как на подбор, были самого положительного характера.

В подтверждении своих слов Тоджибой-угли показывает несколько ответов. Вот письмо, подписанное начальником социального развития Ташкентского метрополитена З.Турсунбековым. В нем сообщается, что уведомление Тоджибоя-угли было обсуждено среди работников метрополитена, и заинтересовавшимся дан его телефон. В конце письма даже содержатся пожелания успехов в создании новой партии.

А вот письмо исполняющего обязанности председателя правления акционерского инновационного коммерческого банка «Ипак Йули» А.Мирзаева. Он сообщает, что про уведомление о создании новой партии проинформировали всех сотрудников банка. Проинформировали их так же о бланках, которые при желании можно заполнить, и координатах инициатора создания этой партии, с кем сотрудники, если захотят, смогут связаться.

- Читая эти письма, я почувствовал себя самым счастливым человеком на свете, - говорит Абдулло-ака. - Неужели власти дали мне «зеленый свет» для создания своей партии, и у меня появился реальный шанс стать президентом Узбекистана?

От ворот - поворот

Тоджибоя-угли смущало только отсутствие звонков от заинтересованных лиц из организаций, в которых, если верить ответам, дали сотрудникам его телефоны. Прождав несколько недель, оппозиционер пришел к мысли, что агитацию надо проводить самому, и для начала направился в сторону станции метро «Бунёдкор» (бывшая «Дружба народов»), где находится здание правления Ташкентского метрополитена.

- Из проходной я позвонил по внутреннему телефону начальнику отдела социального развития, что прислал мне письмо, - рассказывает Абдулло-ака. - Тот ответил, что сейчас торопится в кабинет директора, а потом обязательно ко мне выйдет. Минут через двадцать я опять позвонил, ответила какая-то женщина, сказала, что начальник вышел. Минут через сорок позвонил еще раз, но трубку уже никто не поднял...

Впустую прождав на проходной больше часа, Тоджибой-угли пошел в центр города, где расположен офис банка «Ипак Йули». С проходной позвонил исполняющему обязанности председателя правления, того не оказалось на месте. Ответила заместитель председателя, которая сказала, что о желании оппозиционера лично провести агитацию среди их сотрудников она доложит начальнику, как тот появится, а потом обязательно позвонит. Но так и не позвонила.

- Эйфория у меня после этого сразу прошла, - говорит Тоджибой-угли. - Я понял, что руководство организаций, приславшие мне обнадеживающие письма, впоследствии навели обо мне справки. А власти оказали на эти организации давление, чтобы мне не помогали.

- Абдулло-ака, а вы пробовали прийти туда еще раз или обратиться в другие организации, которые прислали вам доброжелательные ответы? - спрашиваю у Абдулло Тоджибоя-угли.

- Нет, я больше никуда не ходил и не звонил. Не вижу в этом смысла. Ведь в своих письмах руководство этих организаций подчеркнуло, что сообщило своим сотрудникам мои координаты. И теперь, без всяких сомнений, скажет, что агитацию мы за вас вроде как провели сами, а то, что сотрудники не захотели с вами связываться, - это их дело. Ну а вам приходить к нам в организацию самому нецелесообразно - люди работают, не надо их отрывать от дела. Одним словом, мне не захотелось позориться и все это выслушивать.

- Ладно, а другие организации, что не писали в своих ответах о том, что дали своим сотрудникам ваш телефон. Вы ходили туда агитировать за создание своей партии?

- Сейчас во всех организациях существует строгий пропускной режим, и, исходя из полученного опыта, уверен, что нигде бы меня не пропустили дальше проходной. Все бы повторилось, в этом можно не сомневаться.

- Ну тогда, может, следовало наметить собрание ваших сторонников, о времени и месте сбора дать объявление в газетах? В конце концов, провести агитацию на улице среди прохожих. Ведь письмо из Минюста, как вы сами сказали, дает вам своеобразную индульгенцию?

- Тут есть один важный юридический момент. Агитация на улицах или организация собрания сейчас в Узбекистане считается проведением массовых мероприятий, на что требуется разрешение городского хокимията. Но хокимият, насколько мне известно, еще никому из правозащитников, в том числе и мне, ни разу не ответил на письменные запросы о проведении пикетов или других акций. А моя «индульгенция» без такого разрешения, как вы понимаете, не сработает. Поэтому я даже не пробовал обращаться к городским властям, рассчитывая на государственные и частные организации: там для проведения собраний никакого разрешения не требуется.

- Получается, что несмотря на обнадеживающие письма, вы по-прежнему стоите перед неразрешимыми проблемами по созданию своей политической партии? Может, вам для этого просто не хватает денег?

- Денег у меня, действительно, нет. Мою строительную фирму разорили власти, живу на пенсию в размере 150 тысяч сумов, половину из которых государство забирает у меня в счет погашения штрафов. И будет так забирать до тех пор, пока я не выплачу 25 миллионов. Гранты ни от местных, ни от зарубежных организаций я ни разу не получал и получить не рассчитываю. Но денег для создания партии мне не надо. Я все подсчитал - можно обойтись минимумом расходов, которые мне по силам потянуть и без сторонней финансовой помощи. Вопрос в другом - нынешняя политическая система, на словах приветствуя демократические преобразования, строго стоит на охране существующего порядка. А в этот порядок никак не вписывается создание оппозиционной партии.

- Так что вы думаете делать?

- Ждать. Ждать, когда в стране ситуация поменяется к лучшему и станут востребованы критически мыслящие люди - те, кто сможет вдохнуть новые свежие идеи в политическую жизнь страны. И сделать из Узбекистана процветающее государство не на словах, а на деле.

Соб.инф.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner