?

Log in

No account? Create an account

November 20th, 2015

http://rus.ozodlik.org/content/article/27376620.html
В Узбекистане после остановки работы мессенджеров Skype и Viber, дающих людям возможность бесплатных переговоров, теперь стало затруднительно открывать и видео-портал YouTube. Пользователи данных мессенджеров из Узбекистана говорят «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода»), что проблемы с пользованием YouTube появились неделю назад.
Утром 20 сентября в камере следственного изолятора (СИЗО) №1 в Бишкеке был обнаружен повешенным полковник Иманкул Тельтаев - бывший начальник СИЗО-50, получившего широкую известность после того, как в ночь на 12 октября 2015 года из него сбежали девять заключенных.

Как сообщили агентству «24.kg» в Госслужбе исполнения наказаний (ГСИН) Кыргызстана, полковник, находившийся в палате медсанчасти, куда его перевели в связи с жалобами на состояние здоровья, повесился при помощи простыни: «Тельтаев находился в одиночной камере. В коридорах имеются камеры видеонаблюдения, по которым будет видно, заходил ли кто-нибудь к нему в палату. Мы не знаем, почему он совершил это, наверное, нервы сдали. Есть информация, что еще четыре года назад у него были попытки суицида, когда его первый раз уволили».

Уголовное дело по факту смерти бывшего начальника СИЗО-50 возбуждать не будут, потому что это был суицид, добавили в ГСИН. Но в прокуратуре пока не столь категоричны: возбудят ли уголовное дело по данному факту, пока говорить рано, это будет известно по результатам расследования, пояснили в надзорном ведомстве. Тело Тельтаева и место происшествия осмотрены, назначены необходимые экспертизы.

Напомним, в ночь на 12 октября из СИЗО №50 сбежало девять заключенных, при этом погибли трое сотрудников ГСИН. Пятерых беглецов поймали сразу, причем трое из них через несколько дней умерли в тюремной больнице «от сердечной недостаточности». Еще четверых ловили в течение десяти дней, трое были убиты во время задержания, один взят живым, но раненым. Последний из беглецов был убит вечером 22 октября, во время спецоперации по его задержанию погибло двое мирных жителей и один сотрудник правоохранительных органов. О произошедшем «Фергана» рассказала в материале «Подробности побега заключенных в Кыргызстане: Нестыковки данных, странные смерти и незаконные амнистии». Начальник СИЗО - полковник внутренний службы И.Тельтаев – был освобожден от должности за серьезные упущения в работе, приведшие к побегу из СИЗО-50 нескольких опасных преступников и гибели сотрудников следственного изолятора. В СИЗО он был помещен 11 ноября - в рамках расследования уголовного дела о халатности.
В России издана книга об узбекских тюрьмах «Школа стукачей». Ее выпустило московское издательство «Эксмо», автором книги указан Винсент Килпастор – это псевдоним проживающего в США узбекского эмигранта Вадима Голованова.

В своем автобиографическом романе Голованов описал, что ему пришлось пережить в заключении, рассказал, как из страха перед пенитенциарной системой Узбекистана ему пришлось пойти на сотрудничество с администрацией колонии, о повседневной жизни узбекских заключённых - как уголовников, так и «политических».

Подробнее об авторе можно прочитать в интервью «Фергане» «Бывший заключенный: «Пытки в тюрьмах - наследие большой страны, частью которой был Узбекистан», отрывки из книги – в материале «Непереносимое. В России выходит автобиографическая книга об узбекских тюрьмах».
Верховный суд (ВС) Таджикистана, рассмотрев сегодня кассационную жалобу опального таджикского бизнесмена, экс-министра промышленности республики Зайда Саидова, оставил без изменения ранее вынесенный приговор, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в ВС. Заседание суда проходило в закрытом режиме в СИЗО Госкомитета национальной безопасности республики. По словам родственников осужденного, выступая перед судом в четверг, Саидов попросил полностью оправдать его, так как он не признает себя виновным.

Напомним, 11 августа Верховный суд Таджикистана увеличил срок заключения Зайду Саидову на три года – до 29 лет, постановив конфисковать все его имущество. Суд также постановил взыскать с него 34 миллиона сомони ($5,440 млн) штрафа. Саидов был обвинен в подделке документов при строительстве торгового комплекса «Душанбе Плаза» и незаконной приватизации объединения «Таджикатлас» в бытность его министром промышленности Таджикистана. До этого бизнесмен уже отбывал 26-летний срок тюрьмы по обвинениям в изнасиловании, многоженстве, незаконном лишении свободы, получении взятки и мошенничестве. За прошедшие два года с вынесения первого приговора Зайду Саидову все полностью или частично принадлежавшие ему промышленные предприятия были конфискованы и национализированы.

В Таджикистане дело Саидова считают политически мотивированным: незадолго до ареста бизнесмен и его единомышленники заявили о создании оппозиционной партии «Новый Таджикистан». Однако до реализации этого проекта дело так и не дошло.
http://mknizhnik.livejournal.com/139792.html
По долгу службы посетил город Нукус, о котором много наслышан. Интересное место, чем-то сильно напоминающее нашу Кызылорду. Поездка была в октябре, пост сподобился написать только сейчас.
Республика Каракалпакстан - это автономия в составе Узбекистана. Население в основном каракалпаки - народ очень близко родственный казахам, по обычаям и языку. Я на слух разницы между каракалпакским и казахским вообще не услышал.
Друзья! У нас печальная новость – но мы надеемся, что вы поможете нам справиться с этой проблемой.

У нас нет денег на продолжение проекта «Видеолекторий Ферганы.Ру». Раньше мы находили возможность снимать фильмы, потому что шли поступления от рекламы, потому что нам помогали друзья, потому что бесплатно – поверив обещаниям когда-нибудь расплатиться – работали для нас лекторы, операторы и монтажёры. Чаще всего лекторий снимался на мои личные средства.

За год работы мы сняли более 40 (сорока) видеолекций, все их можно посмотреть тут http://www.fergananews.com/lecture или на канале в Youtube.

На мой взгляд, каждая из этих лекций уникальна и бесценна. Могу точно сказать, что в медийном пространстве о Центральной Азии никто никогда ничего подобного еще не делал. Это не сухой научный дискурс и не попса. Что-то среднее: разговор о важнейших вещах на простом и понятном языке. В общем, считаю, что вся наша команда классно делала свое дело. А наши лекторы Голендер, Джумаев и Мкртычев - просто обаятельные гении и ангелы-хранители!

Но вы еще многого не знаете о Средней Азии, а у лекторов есть что рассказать и показать: продолжение рассказов о суфизме, обзор ташкентской археологии (древние городища), передача о «забытых святынях» (малые мавзолеи Старого города Ташкента) – и еще лекций тридцать-сорок, как минимум... Однако мы вынуждены временно приостановить съемки.

К сожалению, наши обращения к донорам - частным лицам и организациям - успеха не принесли.

Но вдруг мы с вашей помощью сможем собрать средства на этот проект? Нас же много? И если каждый переведет небольшую сумму, то, возможно, мы и наберем?

Аудитория «Ферганы» насчитывает десятки тысяч человек. Может быть, она, скинувшись, заплатит за свое историко-культурное просвещение? Или нет?..

Я был бы очень благодарен всем за комментарии, перепосты – и конечно, за помощь.

С уважением ко всем,

Даниил Кислов,

главный редактор ИА «Фергана.Ру».

* * *

- Если вы хотите послать деньги по почте или через банк - свяжитесь со мной по адресу dan@kislov.ru. Если вы перечислите деньги, то тоже обязательно дайте мне ваши контакты, чтобы я мог отчитаться перед вами о том, как были потрачены средства.

- Пожертвовать Яндекс-Деньги: кошелек - 41001433582771

Терминалы самообслуживания, расположенные в общедоступных местах, магазинах и торговых центрах, позволяют пополнить счет в системе «Яндекс.Деньги» наличными на любую сумму и с невысокой комиссией. Большинство терминалов работает круглосуточно.

- Пожертвовать Webmoney:

кошелек в рублях - R459032130762

кошелек в долларах - Z672796092566

кошелек в евро – E308007824860

- Пожертвовать через PayPal:

адрес электронной почты - dan.kislov@gmail.com

- Пожертвовать через QIWI: кошелек - 9037707979

- Сделать моментальный денежный перевод по системам Contact, Unistream, Western Union и так далее: Россия, Москва, Кислову Даниилу Анатольевичу.
Задержанному 16 ноября джизакскому правозащитнику Уктаму Пардаеву предъявлены обвинения в мошенничестве и даче взятки, сообщает председатель Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) Сурат Икрамов.

По словам обратившихся в ИГНПУ братьев Уктама Пардаева, правозащитник был задержан и увезен из собственного дома в Джизаке. При обыске в его доме сотрудники милиции забрали компьютер, ноутбук, фотоаппарат, флешки и диски. В задержании Пардаева принимали участие 11 сотрудников милиции, которые доставили его в изолятор временного содержания Дустликского РОВД, где он и содержится по настоящее время. По инициативе ИГНПУ защищать интересы правозащитника будет известный ташкентский адвокат Дильмурод Ахмедов.

Уктам Пардаев является председателем Джизакского отделения Независимой организации прав человека Узбекистана. Коллеги Уктама считают предъявленные ему обвинения бездоказательными и политически мотивированными, полагая, что дело в отношении него сфабриковано в отместку за активную правозащитную деятельность.
Таджикская сторона не пытается замять дело о гибели Умарали Назарова и требует, чтобы расследование было доведено до конца, заявил официальный представитель посольства Таджикистана в России Мухаммад Эгамзод на прошедшей в Москве пресс-конференции. По его словам, расследование гибели пятимесячного малыша по-прежнему находится под строгим контролем посольства, передает «Азия-плюс».

«Виновные в смерти таджикского младенца Умарали Назарова, независимо от того, в чем они - в мундире или в белом халате, – должны понести наказание по всей строгости закона. Если кто-то думает, что мы пытаемся замять этот инцидент, – это ошибка и неправда. Да, Зарина вернулась домой, похоронили ребенка, согласно мусульманским традициям таджикского народа. Но вопрос о причинах его смерти остается открытым, расследование продолжается, пока официального заключения судмедэкспертов нет. Поэтому таджикская сторона настоятельно требует, чтобы расследование довели до конца, а виновные понесли наказание», - отметил Эгамзод.

Напомним, что Умарали Назаров скончался в Медцентре имени Цимбалина в Петербурге в ночь на 14 октября, после того как в полицейском участке его отобрали у матери – 21-летней Зарины Юнусовой, задержанной за нарушение миграционного законодательства (просроченная регистрация). В нарушение закона ребенок был оформлен как «подкинутый или безнадзорный» при наличии свидетельства о рождении, паспортов родителей и в присутствии родителей и бабушки. По заключению медиков, ребенок умер в результате развития цитомегаловирусной инфекции. Однако при поступлении в Медцентр, за 10 часов до его гибели, состояние Умарали было оценено как удовлетворительное, никаких симптомов болезни у него не наблюдалось. Обнародованное заключение судмедэкспертизы поставили под сомнение многие врачи.

По факту гибели малыша возбуждено уголовное дело. Однако городской суд Петербурга 12 ноября текстоставил в силе ранее принятое решение Октябрьского районного суда о выдворении Зарины, признанной единственной потерпевшей по делу о смерти Умарали, с территории России, куда женщине закрыт въезд на ближайшие пять лет. В ночь на 16 ноября женщина покинула Россию вместе с телом ребёнка. В тот же день малыш был похоронен в Файзабадском районе – на малой родине своего отца.

На вопрос о том, почему по возвращении в Душанбе Зарины Юнусовой с телом Умарали не была проведена повторная экспертиза, Мухаммад Эгамзод ответил, что никто и не обещал провести такую экспертизу. «Никто, тем более посольство, не обещало, что в Таджикистане будет проведена экспертиза по установлению причин смерти младенца. Адвокат семьи Олег Барсуков говорит, что для повторной экспертизы и для эксгумации тела ребенка и повторной работы патологоанатомов нет необходимости. Необходимые образцы для повторного исследования имеются», - сказал он.
В Ошской области Кыргызстана утром 20 ноября произошло новое землетрясение. По данным сейсмологической станции Института сейсмологии Национальной академии наук, в эпицентре сила составляла 6-6,5 балла (магнитуда Mpv= 5,1), сообщает МЧС республики.

Очаг землетрясения расположен на территории Киргизии в 30 километрах к юго-востоку от города Оша. В в селах Лангар, Кара-Согот, Бек-Жар, Чайчи, Кызыл-Туу интенсивность землетрясения составила 6-6,5 балла, в Оше - 5 баллов. В нескольких домах села Чайчи Кызыл-Сууйского айыльного (сельского) округа Кара-Сууйского района Ошской области из-за землетрясения обрушились стены. Всего, как передает «24.kg» со ссылкой на МЧС, непригодными для жилья признано около 570 домов.

Напомним, 17 ноября 2015 года в этом же регионе произошло землетрясение силой 7 баллов. По словам министра чрезвычайных ситуаций Кубатбека Боронова, в ходе обследования 3400 жилых домов разрушения первой степени были зафиксированы в 897 домах, второй степени – в 1401, третьей – в 856, четвертой степени – в 227 домах. Из обследованных 115 социальных объектов в 45 объектах установлены разрушения первой степени, в 29 – второй, в 33 - третьей и в 9 соцобъектах – четвертой степени разрушения. На совещании 19 ноября, которое прошло в режиме видеоконференцсвязи под руководством премьер-министра Киргизии Темира Сариева, Боронов сообщил, что в Ошской «помимо установленных 50 палаток еще 103 палаток отправлено в Кара-Сууйский и Алайский районы, на данный момент к отправке дополнительно готовится 80 единиц утепленных палаток».

Темир Сариев предложил открыть счет для оказания адресной помощи пострадавшим от землетрясения, так как, по его словам, сейчас население в Ошской области находится в очень сложной ситуации. «Пострадали дома молодых семей, у которых по пять-семь детей. Поэтому сейчас мы должны тщательно обдумать, каким образом будем оказывать им помощь, потому что 200 тысяч сомов - это небольшая сумма, на них дом построить невозможно. Нужно подключить всю общественность, международные организации, если потребуется, мы обяжем каждое министерство возвести по дому», - цитирует премьер-министра «24.kg».

Кроме того, как передает «Заноза», замминистра иностранных дел Кыргызстана Аскар Бешимов на встрече с послом Российской Федерации Андреем Крутько выразил российской стороне просьбу оказать посильную помощь в связи с землетрясением в Ошской и Джалал-Абадской областях, пояснив, что оставшиеся без крова сотни людей в преддверии зимы нуждаются в утепленных палатках, печках, продуктах питания.
«Кыргызстанец узнал сына в заплаканном смертнике ИГ», «122 кыргызстанки находятся среди террористов в Сирии», «24-летняя жительница Кара-Суу выехала в зону конфликта с двумя детьми»… Подобные новости заполняют наши местные СМИ, а журналистам почти ежедневно приходит рассылка от силовых ведомств то о задержании вербовщика, члена запрещенной террористической организации, то о возбуждении уголовного дела за хранение экстремистских материалов.

Во время прошедшего в Бишкеке 19 ноября Круглого стола на тему: «Радикализация Ислама в Кыргызстане: вызовы и ответы» директор IWPR по Центральной Азии Абахон Султоназаров отметил, что прогнозы развития религиозной ситуации в стране не самые оптимистичные, и тенденция к радикализации Ислама, действительно, есть. Первая тревожная тенденция - сводки силовых структур о количестве приверженцев экстремистских идей. Вторая – вступление выходцев из стран региона в ряды воюющих в Сирии. Третья – большое количество действующих на территории Кыргызстана террористических группировок, которые присягнули «Исламскому государству» (террористическая группировка, запрещена в России).

В качестве основных причин радикализации Султоназаров назвал бедность, социальную несправедливость, высокий уровень коррупции, несправедливые суды и низкую информированность об основах ислама. «Существует четкая взаимосвязь между степенью радикализации и уровнем социальной защищенности населения. Люди разочарованы в институтах власти и традиционном духовенстве, которое не может адекватно отвечать на современные вопросы, и его роль сводится лишь к исполнению обрядов. Проникновение и развитие радикальных идеологий происходит посредством распространения литературы, проповедей и обучения молодежи внутри и за пределами страны: некоторые перенимают радикальные взгляды в Турции или во время работы в России. Распространена вербовка граждан через Интернет или с помощью тех, кто уже уехал воевать в Сирию и зовет туда же родственников, а вернувшись, распространяет радикальные идеи».

Женщины идут от безграмотности

По данным МВД, среди почти пятисот выехавших в Сирию кыргызстанцев - 122 женщины и 83 ребенка. Проблему участия женщин в войне прокомментировала руководитель прогрессивного общественного объединения женщин «Мутакалим» Жамал Фронтбек кызы. Так, в 2001 году в радикальных организациях женщин было 1,1 процента, в 2015 – 23 процента. Существует три фактора, влияющие на радикализацию женщин: образование, социально-экономическое и семейное положение.

«Что касается образования, то 24 года в стране не было предмета «религиоведение». В итоге мы получили невежественное население, которое легко можно завербовать, - говорит Жамал Фронтбек кызы. - Следующее – это экономическое положение. После распада СССР у нас безработица, и женщины вынужденно уезжают на заработки в Казахстан и Россию, где подвергаются вербовке. Следующее – это семейное положение. Когда девушка долго не выходит замуж, ее начинают критиковать. У нее нет друзей, работы, зато есть телефон и Интернет, она там знакомится, старается выйти замуж за иностранца и уехать. И так девушки попадают в сети террористических организаций».

«Наша проблема в том, что несмотря на наличие в стране Духовного управления по делам мусульман, 87 медресе и более 2000 мечетей, все религиозное образование было для мужчин. Мы обучаем имамов, а женщины остаются в стороне и идут в радикальные организации, потому что у них нет базового религиозного образования. И это несмотря на то, что в исламе женщина не может быть невежей, она должна получать образование. За 24 года мы разучились читать. А те книги и брошюры, которые выпускаются ДУМК, просто не читабельны. Уровень образования нашего населения не соответствует тем медиа-продуктам, которые есть в сети. Радикальные интернет-имамы качественно работают, у них отличные продюсеры и приятные голоса. Они искажают аяты, и если у человека нет даже базового религиозного образования, он считает, что они говорят правильно. Слушая их, наши сограждане легко попадают в их сети», – рассказала Жамал Фронтбек кызы.

Статистика экстремизма

По последним данным МВД, за 8 месяцев 2015 года силовые структуры Кыргызстана выявили 264 факта проявления экстремизма, возбудили 119 уголовных дел, задержали 231 человека и изъяли 7.126 экземпляров экстремистских материалов. 1.866 человек стоят на учете как приверженцы экстремистских взглядов, из них 1.361 человек — приверженцы религиозно-экстремистской организации «Хизб ут-Тахрир».

Отметим, что организация «Хизб ут-Тахрир» является одной из 17 запрещенных в Кыргызстане, поэтому непонятно, на каком именно учете стоят ее сторонники: по идее, они либо уже не сторонники, либо должны отбывать наказание. В пресс-службе МВД пояснили, что речь идет о тех, кто ранее привлекался к ответственности или уже отбыл срок. Но юристы пояснили «Фергане», что в законах нормы постановки на учет после отбытия срока нет.

По данным генпрокурора КР Индиры Джолдубаевой, которые она озвучила 12 ноября на VII региональной конференции Международной ассоциации прокуроров для государств Центральной и Восточной Европы и Центральной Азии , «около 500 граждан Кыргызстана находятся на территории Сирии. Порядка 500 лиц, причастных к террористическим организациям, выявлено сотрудниками спецслужб, и на стадии подготовки и совершения терактов пресечена деятельность восьми террористических групп».

Начальник пресс-службы ГКНБ КР Рахат Сулайманов сообщил «Фергане», что, по их данным, в Сирии находится более 400 кыргызстанцев, 51 гражданин Киргизии был убит, 60 вернувшихся из Сирии привлечены к уголовной ответственности. Также с начала 2015 года было арестовано и привлечено у уголовной ответственности 112 лиц, причастных к религиозно-экстремистским организациям (вернувшиеся из Сирии привлекаются, в основном, по двум статья УК КР: 226-4 «Участие в вооруженных конфликтах или военных действиях» и 375 «Наемничество»). На вопрос, проводит ли ГКНБ профилактические работы среди населения и если да, то какие, Сулайманов ответил утвердительно, однако расписывать превентивную работу ГКНБ не стал, сославшись на отсутствие времени.

Разница в цифрах объясняется тем, что ГКНБ говорит о подтвержденных фактах, а МВД опирается на показания о возможности пребывания. Например, человек выехал в Турцию и о нем нет сведений на протяжении года, родители полагают, что он мог перебраться в Сирию. А ГКНБ включает в список уехавших, когда этому есть доказательства: фото или уехавший связался с родителями и т.д.

Социологический портрет завербованного

На мероприятии также выступил докторант Академии управления МВД Российской Федерации Бакыт Дубанаев, который в феврале 2015 года совместно с болгарскими специалистами провел исследование о мотивах вербовки граждан КР. Доклад «Кыргызстанские джихадисты в Сирии, Ираке и Вазиристане: результаты одного из исследований» был любезно предоставлен нашей редакции.

«В ходе нашей работы были восстановлены жизненные истории 25 выехавших из Кыргызстана джихадистов: 22 - на основе интервью с родственниками, а три – на основе разговора с возвратившимися из зон боевых действий. На тот момент в Сирию выехало около 250 граждан КР. То есть мы исследовали примерно 10% семей», - отметил Дубанаев.

Большинство выехавших – совершеннолетние, средний возраст 22-28 лет, младшему 16, старшему – 39. Среди женщин были шестнадцати- и семнадцатилетние. Восемь из них окончили 9 классов, пятнадцать – 11 классов, двое учились в вузе и еще четверо окончили медресе или получили религиозное образование за рубежом. 16 человек могут быть отнесены к людям с умеренной степенью религиозности, а девять – с сильной. При этом подавляющее большинство религиозного образования не имели, а могли только читать намаз.

По экономическому статусу: у троих были отличные жизненные условия, 18 обладали средним достатком, четверо – жили в условиях ниже средних и один имел долги.

Никто из этих людей, как говорят родственники, не проявлял склонности к насилию и агрессии, большинство были спокойными, замкнутыми и необщительными. Двое были описаны как неуравновешенные. Половина занималась спортом.

Радикализация, согласно исследованию, в основном шла через Интернет и соцсети. Кто-то получал радикальные идеи в ходе частных уроков у радикальных имамов и во время обучения в радикальных салафитских центрах за рубежом. Что касается вербовки, то большинство граждан было завербовано в России, хотя были и те, кого завербовали в Египте, Турции и Саудовской Аравии. Из вернувшихся в КР трех человек двое подтвердили вербовку по Интернету и в соцсетях.

В качестве идеологических мотивов поездки в Сирию, связанных с религией, были названы: совершение богоугодного дела, чтобы попасть в рай; борьба против неверных и врагов ислама; построение «исламского государства». В качестве мотивов, не связанных с религией, были озвучены: желание быть активным строителем своей жизни; борьба за справедливость и желание быть защитником слабых. В качестве персональной мотивации были выявлены узкий кругозор, стремление к героизму и мученичеству, трудности у себя на родине или в России, а также экономические и этнические проблемы.

«Главный вывод, который мы сделали, заключается в том, что экономическое положение не является решающим фактором для отъезда наших граждан на войну, а уехавших нельзя считать безграмотными людьми. На желание попасть в Сирию влияет не излишняя религиозность, а религиозная безграмотность. А на персональную склонность к радикализации влияют Интернет и соцсети», - отметил Бакыт Дубанаев.

Потеря ценностей

Аналитик неправительственной организации «Поиск общих интересов» Икбалжан Мирсаитов в качестве фактора участия в войне мужчин отметил, что молодежь не может найти свою социальную нишу и чувствует свою невостребованность.

«Семья и родители перестали быть авторитетами для молодых людей. Старшему поколению нечего дать молодежи. В итоге молодежь теряет традиционные ценностные ориентиры, у нее появляются новые, идущие вразрез с общественным мнением. Что касается противоположного пола, то девушки не могут выйти замуж и чувствуют свою не востребованность, либо это матери-одиночки. Чаще всего они в Сирии направляются на «секс-джихад». Другая категория уехавших – это жены, которые едут вслед за мужьями. Результатом становится появление новых семей террористов, когда неженатая молодежь обретает семьи. И появление детей войны, которые растут в зоне конфликта, видят насилие и становятся объектом атак», - рассказал Мирсаитов.

Проблема идентификации экстремизма

Директор центральноазиатской программы правозащитного центра «Мемориал» Виталий Пономарев предложил рассмотреть тему экстремизма в контексте прав человека. «Чтобы ответ на некие вызовы и угрозы был адекватен, нужно четко определить, чему мы противостоим. Не только в Кыргызстане, но и в других странах СНГ понятие «экстремизм» слишком широко трактуется. Это ведет к тому, что ресурсы, которые должны быть сконцентрированы на противодействии наиболее опасным насильственным джихадистским группам, распыляются на другие вещи. Большинство из тех, кто становится объектом каких-то действий со стороны государственных служб, - это люди, не совершающие общественно-опасных действий. Такая ситуация вызывает тревогу не только потому, что это является нарушением прав человека, но и потому, что теряется возможность для диалога между религиозными сообществами и государством, усиливается влияние радикалов и недоверие к правоохранительным органам».

«Последние несколько месяцев я занимался анализом некоторых уголовных дел на юге республики, - продолжил Пономарев. - Во многих случаях уголовное обвинение строится на том, что какого-либо мусульманина обвиняют в хранении запрещенной или экстремистской литературы. В прессе увеличение числа таких дел рассматривается либо как свидетельство роста радикализма, либо как усиление борьбы с ним. На самом деле эта статистика мало о чем говорит. Потому что формулировка «хранение» как уголовное преступление отсутствует в законодательстве практически всех стран СНГ. Она абсурдна. Почему журналист, имам, эксперт не может иметь дома экстремистскую литературу? Чтобы прочесть, разобраться, критиковать, выражать свою позицию по проблематике. Законодатели говорят, что они не то имели в виду. Ну хорошо, они не то имели в виду, но факт остается фактом – в Кыргызстане эта формулировка привела к тому, что есть. Подобного рода дела вызывают напряженность на юге республики, и очень много случаев, когда те, кому грозит такое обвинение, стараются откупиться деньгами».

«Также надо разобраться, что такое «экстремистские материалы»? Закон о противодействии экстремизму предполагает, что суды будут выносить соответствующие решения, и эти вступившие в законную силу судебные решения будут направляться в Минюст. У меня есть ответ из Минюста КР, что по состоянию на март этого года ни одного вступившего в законную силу судебного решения в министерство не поступило. Соответственно, списка запрещенных или экстремистских материалов нет. (Однако в пресс-службе ГКНБ КР «Фергане» сообщили, что список есть, однако он постоянно расширяется, потому что материалы часто перепечатываются под другими названиями. – Прим. «Ферганы».) Вместо этого при обыске находят (иногда, действительно, находят, но есть жалобы, что людям такие материалы подбрасывают) некие религиозные тексты, отдают их на так называемую экспертизу в Госкомиссию по делам религий. Однако те экспертизы, которые я видел, в 99% случаев нельзя назвать экспертизами. Нет методологии, цитат из этих текстов, серьезных обоснований. Просто субъективное мнение эксперта вместо проведения качественного исследования», - отметил Пономарев.

* * *

Проблема отъезда граждан Кыргызстана в Сирию существует, и она не такая однозначная, как может показаться на первый взгляд. Надо решать социальные проблемы, заниматься образованием молодежи, поднимать ценность женщины в обществе независимо от ее семейного статуса, вводить религиоведение в школах и обучать экспертов – чтобы было кому анализировать экстремистскую литературу. Но делать скорее, потому что 500 уехавших на войну – это уже слишком много.

Екатерина Иващенко
Коалиция Cotton Campaign («Хлопковая кампания»), объединяющая международных правозащитников, профсоюзы и бизнес, сообщает, что 19 ноября 38 международных организаций, в том числе – профсоюзы, правозащитники, бизнес-ассоциации и инвесторы, направили Всемирному Банку письмо с призывом приостановить кредитование Узбекистана до тех пор, пока власти этой страны не прекратят использовать принудительный труд.

В частности, в письме говорится о том, что: узбекское правительство не выполняет обязательства по обеспечению соблюдения законов, запрещающих принудительный и детский труд; фермеров принуждают выращивать и сдавать государству установленный план по хлопку; по приказу районных и областных администраций на сбор этой сельхозкультуры ежегодно мобилизуют учителей, медсестер, врачей и других работников государственного сектора, а также студентов – под угрозой увольнения и отчисления; правозащитники, документирующие факты использования принудительного труда, подвергаются преследованиям и арестам.

Ранее, 11 ноября, Cotton Campaign призвала всех подписать петицию, осуждающую Узбекистан за использование принудительного труда и расправы над правозащитниками и независимыми журналистами. Cotton Campaign считает, что Всемирный банк и Международная организация труда (МОТ) не должны закрывать глаза на насилие со стороны узбекских властей.

Всемирный банк инвестирует в сельскохозяйственный сектор Узбекистана порядка $500 млн, пообещав расторгнуть контракт с правительством Узбекистана в случае обнаружения принудительного труда в осуществляемых проектах. Поэтому, уверена Cotton Campaign, банк должен прекратить выделять Узбекистану средства, пока власти этой страны не начнут выполнять взятые на себя обязательства в сфере защиты права человека на свободный труд.

Полный текст нового обращения Cotton Campaign можно прочитать здесь (на английском языке).

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner