?

Log in

No account? Create an account

November 12th, 2015

http://1prime.ru/Financial_market/20151111/821800382.html
МОСКВА, 11 ноя /ПРАЙМ/. Норвежская Telenor, которая является акционером телеком-холдинга Vimpelcom Ltd. (владеет российским "Вымпелкомом"), временно освободила от должности финдиректора компании Ричарда Олава Аа (Richard Olav Aa) и юрисконсульта Пала Вьен Эспена (Pal Wien Espen) на фоне продолжающегося расследования в отношении Vimpelcom, говорится в сообщении компании.
Как только что стало известно «Фергане», 12 ноября в Узбекистане из заключения освобожден известный оппозиционный политик Мурад Джураев. Эта фотография, сделанная буквально сразу после его освобождения, распространена сегодня в социальной сети Фейсбук.

Мурад Джураев выглядит сильно постаревшим и осунувшимся, однако, он бодр. В настоящее время он с супругой отправился по магазинам, чтобы купить теплые зимние вещи.

Как мы сообщали вчера, 10 ноября активисты правозащитного общества «Эзгулик» посетили в колонии одного из самых известных политзаключенных Узбекистана Мурада Джураева, который находился в застенках более двадцати лет.

После встречи с Джураевым «Эзгулик» распространил заявление, в котором призвал власти страны освободить политзаключенного, основываясь на принципах человечности и гуманизма.

Впрочем, очевидно, что заявление единственного зарегистрированного в стране правозащитного общества не могло стать причиной освобождения оппозиционного политика, срок заключения которого истекал в декабре 2015 года. Вероятно, главной причиной этого могли стать кулуарные договоренности между президентом Узбекистана Исламом Каримовым и государственным секретарем США, посетившим Ташкент в начале ноября.

«Визит Керри имеет к этому освобождению самое непосредственное отношение. Мы ждали, что кого-то из политзеков освободят перед его визитом или во время визита. Но этого не произошло - стали даже переживать. Теперь понятно, что Штаты готовы развивать сотрудничество с Узбекистаном только при условии, если режим смягчит насилие и освободит хотя бы одну-две знаковых фигуры. А Джураев - именно тот «тяжеловес», который нужен», - сообщил «Фергане» источник в Узбекистане, знакомый с ситуацией из первых рук.

Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубареке Кашкадарьинской области. В 1991-1992 годах был депутатом парламента Узбекистана. Был обвинен в «преступном сговоре» с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом. По версии властей, Салих и Джураев хотели организовать насильственный захват власти.

Мурад Джураев находился в заключении с 18 сентября 1994 года.
В Ошском областном суде (Кыргызстан) 12 ноября начался процесс по делу бывшего имама кара-суйской мечети «Ас-Сарахси» Рашода (Рашота) Камалова, который 7 октября был признан районным судом виновным в возбуждении религиозной вражды и распространении экстремистских материалов и приговорен к пяти годам колонии-поселения. На заседании прокурор Ошской областной прокуратуры Гульнара Эркинбаева заявила о своем несогласии с тем, что райсуд переквалифицировал статью обвинения, убрав отягчающее обстоятельство «с использованием служебного положения», и попросила облсуд вернуть отягчающее обстоятельство и ужесточить приговор.

Адвокаты Камалова обратились к суду с двумя ходатайствами: о выступлении в суде сотрудника российского Правозащитного центра «Мемориал» Виталия Пономарева и приобщении к материалам дела его рецензии, написанной после изучения видеозаписей Камалова и девяти экспертиз кыргызстанских специалистов. В своей рецензии Пономарев посчитал, что выводы последних недостаточно аргументированы и обоснованы, а проповедь Камалова не способствует разжиганию религиозной вражды. Ранее судья Кара-Суйского райсуда отказал в удовлетворении ходатайств и участии Пономарева в суде.

На сегодняшнем заседании в областном суде возник спор между адвокатами Камалова и прокурором Гульнарой Эркинбаевой, которая, сославшись на российское гражданство Пономарева, заявила, что необходимости в его участии нет, так как ранее райсуд уже отклонил ходатайство адвокатов и вынес постановление. Адвокат Валерьян Вахитов напомнил, что в Уголовно-процессуальном кодексе (УПК) нет прямых и четких указаний, запрещающих участие иностранного специалиста. Его коллеги Назгуль Суйунбаева и Хусанбай Салиев добавили, что справедливое судопроизводство гарантирует сторонам процесса равные возможности в представлении доказательств. Однако после совещания судебная коллегия отклонила ходатайства защиты.

Затем слово было предоставлено Камалову, который кратко пересказал суть обвинений, назвав свое преследование «политическим заказом». Своей вины в предъявленных обвинениях не признает и, как и его защита, настаивает на своем оправдании.

Процесс продолжится 24 ноября в 17:00.

Напомним, имам Кара-Суйской мечети «Ас-Сарахсий» Рашод Камалов был задержан в начале февраля 2015 года по обвинению в призывах к насильственной смене власти и созданию халифата. Камалова сначала поместили под арест на два месяца в следственный изолятор, потом несколько раз по решению суда ему продлевали срок заключения по стражей. Подробнее о Рашоде Камалове можно прочитать в материалах «Ферганы»: «Рашод Камалов: Просто авторитетный имам или главный террорист Кыргызстана?», «Кыргызстан: Спорную проповедь Рашода Камалова прокомментировали в суде религиовед и имам», а также пройдя по этой ссылке.

Сахира Назарова, Ошский офис Правозащитного движения «Бир Дуйно Кыргызстан». Фото автора
http://www.norma.uz/nashi_obzori/nalogi_prostogo_grajdanina
Сколько и за что платит в бюджет среднестатистический житель Узбекистана? На этот вопрос многие не смогут ответить. А между тем, практически каждый школьник Европы в состоянии посчитать налоги, которые ему необходимо уплатить.
http://podrobno.uz/cat/economic/uzbekistantsy-v-srednem-tratyat-na-produkty-40-zarplaty/
Узбекистан, Ташкент - АН Podrobno.uz. Ассоциация предприятий пищевой промышленности Узбекистана подсчитала, сколько в среднем у жителей страны уходит денег на продукты питания, сообщает Sputnik.
Как показывает анализ, в настоящее время каждый житель республики в среднем приобретает в течение месяца более 40 видов продуктов, на что расходуется порядка 40% средней заработной платы.
Погибшая от рук российского офицера 22-летняя гражданка Таджикистана Шоира Джобирова, вероятно, стала жертвой ревности, сообщает «Азия-плюс» со ссылкой на источник в совместной российско-таджикской следственной группе.

Напомним, что тело Джобировой с признаками насильственной смерти было обнаружено в мусорном контейнере на территории одной из частей 201 Российской военной базы (РВБ), расположенной на окраине Душанбе. Следствие выяснило, что женщина была убита пятого ноября в общежитии для офицеров РВБ. По подозрению в совершении этого преступления задержан офицер 201 РВБ, старший лейтенант Иван Щербаков, в отношении которого возбуждено уголовное дело. В ходе предварительного допроса Щербаков сказал, что ничего не помнит о произошедшем, так как был в состоянии сильного алкогольного опьянения.

По словам источника в следственной группе, одна из основных версий происшедшего – убийство на почве ревности. Согласно показаниям свидетелей, погибшая женщина вместе с российским военнослужащим приехала в расположение военного городка, причем не в первый раз и добровольно, и при проверке документов на контрольно-пропускном пункте назвалась его «женой». Позже, в комнате общежития, молодые люди поссорились – гостья была обвинена в неверности. После словесной перепалки произошла драка, в ходе которой женщина получила телесные повреждения, несовместимые с жизнью. После задержания, находясь в подавленном состоянии и сожалея о случившемся, Щербаков написал «явку с повинной», дав признательные показания. Представитель следственной группы также добавил, что все должностные лица, виновные в данном преступлении понесут строжайшее наказание.

В отношении Ивана Щербакова решением гарнизонного суда 201 РВБ в качестве меры пресечения избран арест до шестого января 2016 года. Военнослужащий переведен в СИЗО №1 города Душанбе, где будет находиться до конца следствия, передает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода).

В связи с этим убийством Чрезвычайному и Полномочному послу России в Таджикистане Игорю Лякину-Фролову министр иностранных дел республики Сироджиддин Аслов 10 ноября вручил ноту с требованием «дать объективную оценку произошедшему и принять необходимые меры по недопущению совершения подобных деяний военнослужащими российской военной базы в Таджикистане».

Это не первое тяжкое преступление, совершенное военнослужащими 201 РВБ в Таджикистане. Ранее широкую огласку получили несколько случаев нападений военных на таксистов с нанесением им ножевых ранений, два из которых закончились убийством водителей. Так, 26 августа этого года в Душанбе был вынесен приговор военнослужащим 201 РВБ Федору Басимову и Ильдару Сахапову за убийство таксиста Рахимджона Тешабоева. Суд признал их виновными в совершении этого преступления и приговорил первого к 17 годам колонии строгого режима, а второго – к 13 годам и еще к году ограничения свободы.

201-я РВБ - крупнейший военный объект России, расположенный за ее пределами. База сформирована на основе 201-й мотострелковой дивизии, которая находится в республике еще с советских времен, и насчитывает около 6,5 тысячи военнослужащих, расквартированных в гарнизонах в городах Душанбе, Курган-Тюбе и Куляб. В соответствии с подписанным в октябре 2012 года соглашением РВБ будет пребывать в Таджикистане, как минимум, до 2042 года.
В Ташкенте 2 ноября 2015 года открылся новый книжный магазин «Китоб олами» («Мир книги»). Это рядовое, казалось бы, событие привлекло внимание прессы, назвавшей магазин «самым большим в Центральной Азии».

Поверхностным взглядом

Нам не известно, кто и по каким критериям измеряет книжные магазины, поэтому мы отправились в «Китоб олами», чтобы своими глазами увидеть, каков он на самом деле.

Магазин расположился в здании, где находятся «крутые» гламурные бутики, - на проспекте Мустакиллик (бывшая улица Пушкина) в районе метро Хамида Алимджана. По слухам, эти бутики, продававшие дорогую брендовую одежду и обувь, ранее входили в сферу деловых интересов ныне опальной президентской дочки Гульнары Каримовой, после «падения» которой они стали поочередно закрываться.

Старожилы вспоминают, что когда-то на этом же месте существовал хороший книжный магазин, где, среди прочего, продавались нотные издания для студентов консерватории, которая ранее располагалась через дорогу.

На подходе к новому книжному магазину возникает ощущение, что в нем продают не книги, а что-то новомодное – фирменную одежду, заморские продукты питания или австралийские обои. То есть, красочный дизайн магазина с большими видеомониторами «цепляет» взгляд издалека, и в любом случае хочется в него заглянуть, чтобы затем внутренне удивиться: неужели весь этот шик ради книг?

Первое удивление при входе – гардероб. В каком еще ташкентском магазине предложат снять и сдать в обмен на номерок верхнюю одежду и сумки? Впрочем, никаких условий для хранения вещей тут нет: ящички, в которых вам предложат оставить вещи, очень неглубоки, при этом они не закрываются на ключ! Вернее, один ключ все-таки имеется, но его надо выпрашивать у продавцов.

Магазин можно назвать книжным клубом: здесь расположено еще и кафе, где за уютным столиком, поев круассаны с чаем или кофе, можно полистать разложенные на всех столах рекламные брошюры с описанием культурных заведений Ташкента и их мероприятий. Судя по рекламе, сюда можно принести из книжного отдела любую понравившуюся книгу, хотя лично я ни одного книголюба, листающего в этом кафе художественную литературу, не обнаружил. И вправду, ведь не изба-же-читальня в самом деле: любую книгу достаточно пролистать прямо у стеллажа, чтобы решить для себя, покупать или нет, и если покупать, то читать её дома, но уж точно не тащить за стол, где присутствует риск испачкать кремом или залить кофе.

Справа от гардероба в клетках полок стоят многочисленные рекламные коробки-пустышки – «обложки» с изображениями и именами самых известных писателей мира.

Спустившись по небольшой лесенке, попадаешь в основной зал продаж, где в первую очередь в глаза традиционно бросаются многочисленные брошюры с законами Узбекистана и увесистые тома книг президента Ислама Каримова – его и о нем.

Трудов президента набралось уже на 23 тома, причем они издаются по такой схеме: один том, скажем, 18-й, - на узбекском языке кириллицей, а следующий, 19-й том, - на узбекском языке латиницей. Помимо полного собрания сочинений Каримова его труды продаются также в другой комплектации и форме. Книги президента стоят примерно 13-15 тысяч сумов ($4,8-5,5 по официальному курсу). «Каримоведение», подмявшее под себя в Узбекистане науку политологию, является обязательным к изучению предметом в школах, вузах и госучреждениях. Поэтому приобретение этих книг является обязательным. Можно представить себе гонорары главы государства…

Что касается другой идеологической литературы, то в магазине огромное множество брошюрок с громкими названиями типа «Что такое информационная война и как с ней бороться». Хотелось бы их почитать, но стало жалко денег: 3500 сумов ($1,3) за одну такую книжонку нам показалось дороговато.

Далее идут многочисленные секции со стеллажами книг на узбекском языке - научно-популярной и художественной литературой. Затем - куда более скромный полутемный отдел с книгами на русском языке. Спрашиваю одного из многочисленных консультантов, услужливо подбегающих к каждому посетителю при одном лишь вопросительном повороте головы: «А почему здесь так темно?» Отвечает: «Ну, книги же видны, а вообще - это такое дизайнерское решение».

В следующем отделе книжного зала продают канцелярские товары, в торце магазина расположился сравнительно большой отдел детской литературы, причем в нем количество книг на узбекском и русском языках примерно одинаковое. Но главное в этом отделе все же не книги, а опять-таки дизайн, выполненный в стиле детской игровой комнаты, где красочные издания соседствуют с огромными плюшевыми игрушками. То есть, можно, присев на мягкий ковер, увлечь приведенного с собой ребенка какой-либо книгой в игровой форме. И это, пожалуй, главный плюс нового магазина.

В завершение обзора интерьера и ассортимента можно подняться на второй этаж, где под зеркальным потолком размещены исключительно подарочные фолианты («Атлас мира», «Мифы народом мира», «Наука побеждать. Суворов» и так далее). К слову, эти тяжеленные красочные, чаще всего заламинированные в полиэтилен, «кирпичи» российского производства, цена которых достигает 600 тысяч сумов (около $222 по официальному курсу или $100 по курсу «черного» рынка), составляют и большую часть русскоязычного отдела.

От формы к содержанию

Признаться, мы и не представляли, что в стране издается такое огромное количество книг на узбекском языке, причем - художественной литературы для взрослых. И не только классиков, но и современных писателей, имена которых ранее нам были неведомы. Осмелимся предположить, что не только нам, но и большинству узбекскоязычных читателей.

И тут возникает вопрос: а для кого печатаются эти книги, если имена их авторов мало кому знакомы? Ведь уровень рекламы книжной продукции в Узбекистане оставляет желать лучшего: ни на радио, ни на телевидении, ни в виде уличных баннеров такой рекламы просто нет.

В Узбекистане издается лишь один специализированный литературный журнал «Шарк юлдузи» («Звезда Востока») на двух языках, выходящий крайне ограниченным тиражом (не более двух-трех тысяч экземпляров) с периодичностью четыре выпуска в год. Иногда произведения узбекских авторов встречаются в различных глянцевых и женских журналах.

К удивлению, в магазине «Китоб олами» совсем немного изданий трудов великих предков. Продаются произведения Фараби, Руми, Бабура, Навои, Физули, Машраба, сувенирные издания поэтов-классиков. Алишер Навои издан в десятитомном формате, с прекрасными иллюстрациями и на латинице, что является, конечно же, прекрасным подарком для любителей поэзии.

Но, например, не найти трудов великого врача Абу Али ибн Сины, хотя, как говорят, его рецепты из местных растений вполне могли бы пригодиться сейчас, когда лекарства в аптеках очень дороги. А может, произведения великого Авиценны не издают именно потому, чтобы не создавать конкуренцию фармацевтической промышленности?

Не нашли мы изданий Аль-Бируни, Ат-Термизи, Аль-Фергани… Из произведений великих джадидов мы встретили только трехтомник Абдуллы Кадыри да маленький томик стихов Фитрата. Вот, пожалуй, и все. Вероятно, властям современного Узбекистана невыгодно, чтобы молодежь читала произведения Хамзы, Чулпона, Айни, так как описываемая этими писателями жизнь начала XX века уж слишком напоминает нынешние реалии Узбекистана с расслоением общества на богатых и бедных.

В произведениях Садриддина Айни, например, подробно описывается процесс передвижения эмира по Бухаре, когда простым смертным полагалось опустить глаза и ни в коем случае не смотреть на кортеж владыки. Невольно возникает аналогия с поездками президента Каримова по городам страны, когда граждан сгоняют с тротуаров, велят закрыть окна в собственных квартирах и перекрывают целые районы.

В отделе религиозной литературы мы не встретили произведений ни Аль-Бухари, ни Накшбанда, ни средневековых теологов, но зато выставлено много книг шейха Мухаммада Юсуфа Мухаммада Содика.

Впрочем, в отделе художественной литературы на узбекском языке мы встретили лишь пару книголюбов. Несколько человек, на вид студенты, прогуливались между стеллажами со специализированной - учебной, научно-популярной и технической - литературой.

Больше посетителей можно было увидеть либо в отделе детской литературы, либо в кафе, либо в разделе русскоязычной литературы, где на фоне многочисленных фолиантов выбор книг собственно для чтения, а не для подарков, весьма ограничен. Причем это преимущественно книги российских издательств.

В общем-то, имена авторов книг, продаваемых по более-менее приемлемой цене (15-25 тысяч сумов), можно перечислить по пальцам: Евгений Евтушенко, Белла Ахмадуллина, Анна Ахматова, Андрей Вознесенский, Булат Окуджава, Борис Пастернак, Саша Черный и Осип Мандельштам. Из узбекистанских авторов – лишь Александр Файнберг, чей двухтомник, изданный несколько лет назад, ранее считался библиографической редкостью.

Произведений классиков русской литературы в магазине хоть отбавляй: Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский... Впрочем, все эти книги дефицитом никогда не были, их всегда можно приобрести в любом книжном, букинистическом магазине или на базарах «с пола».

Одна из девушек-консультантов сообщила нам, что в магазин ограниченным тиражом поступили и книги других авторов, включая зарубежных. Но они все быстро закончились. Например, моментально раскупили «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери. При этом произведения многих авторов, которыми интересуются ташкентские книголюбы, в новом магазине отсутствуют. То есть, их и не завозили.

«Очень часто спрашивают Ремарка, Кастанеду, Лондона, Высоцкого. Книг этих авторов у нас еще не было», - рассказала консультант Ксения.

Она выделила ряд писателей, чьих книг в магазине не было, но ими пока никто и не интересовался. Это Иосиф Бродский, Хорхе Луис Борхес, Хулио Кортасар, Габриэль Гарсиа Маркес. Последний, кстати, есть, но в переводе на узбекский язык.

По словам Ксении, любую книгу или автора можно заказать в магазине, для этого достаточно на кассе заполнить специальный формуляр. Однако не факт, что эти книги будут закуплены администрацией «Китоб олами»: она будет отталкиваться от запросов большинства. Скажем, если Милорада Павича закажет всего лишь один посетитель, то смысла везти его книги из России администрация не увидит.

Хотя в будущем, по словам Ксении, в магазине все же планируется создание разделов по направлениям: психология, философия, эзотерика и другим, где пусть даже в одном экземпляре, но будут представлены произведения наиболее известных писателей, даже и не слишком востребованных.

Рай для книголюба

Пешком доходим до главного конкурента «Мира книги» - магазина «Книжный мир», расположенного по соседству с ташкентским ЦУМом: около года назад переехал в отремонтированное здание, в котором некогда размещался киномузыкальный магазин из сети Гульнары Каримовой «Нирвана». Здесь нет кафе, не предусмотрены места для мало кому нужных подарочных изданий по запредельным ценам. Однако торговая площадь простирается от входа вглубь на добрые 100-150 метров.

В этом магазине, как и прежде, есть абсолютно всё, что порадует искушенного книголюба: тут тебе и Коэльо, и Маркес, и Борхес, и Кортасар, и Кастанеда, и Бродский. Причем в разных вариантах: хочешь подороже и подолговечней в жестком переплете и в суперобложке - одна цена (60-70 тысяч сумов), хочешь вариант попроще – есть те же произведения в мягком переплете издательств «АСТ» и «Азбука-Классика» (от 20 до 30 тысяч). Один только «Маленький принц» Экзюпери представлен аж в трех изданиях - от 17 до 55 тысяч.

Все эти книги изданы на русском языке, поскольку, чего греха таить, наиболее читающая публика в Узбекистане все-таки русскоязычная. Для книг на узбекском языке выделен лишь один шкаф, на одной из полок которого среди прочего я заметил две брошюры – переводы стихов Бориса Пастернака и Анны Ахматовой в двуязычном издании: на каждом развороте оригинал стихотворения и его перевод на узбекский язык. Содержимое этого шкафа изучал лишь один потенциальный покупатель.

В «Книжном мире» представлены абсолютно все возможные направления: кроме художественной литературы, размещенной по разделам («Современная проза», «Детективы», «Классика»…), здесь также есть и книги по искусствоведению, философии, психологии, критике, научно-популярная и учебная, детская литература. Всё это - в скромном, аккуратном интерьере: многочисленные ряды книжных полок и яркое освещение. Ничего лишнего.

Лет шесть назад в Ташкенте был еще один «Мир» - сеть магазинов «Книгомир». Появившись после «Книжного мира», эта сеть не выдержала конкуренции последнего и покинула Узбекистан. Перед закрытием магазинов книги распродавались по номиналу, и ташкентские книголюбы скупали их чуть ли не базарными сумками.

Вряд ли и магазин «Китоб олами» станет достойным конкурентом «Книжному миру». Хотя неугодного конкурента в Узбекистане всегда можно «подвинуть». Ведь неизвестно, кто стоит за «Китоб олами». Судя по богатству интерьера и количеству вложенных в магазин средств, человек этот явно не бедный. Впрочем, это лишь наше предположение. Надеемся, что новый магазин выживет: конкуренция – это хорошо.

Упадок или расцвет?

Если говорить о книжном процессе в Ташкенте, зачахшим его назвать трудно. Согласно официальной статистике, в столице Узбекистана сегодня функционируют более 300 книжных магазинов. Визуально - значительно меньше. Русскоязычных книг в них почти нет: ассортимент состоит, в основном, из учебной, политической, юридической, научно-популярной и, на последнем месте, художественной литературы на узбекском языке. В этих же магазинах, как правило, продаются и канцтовары. И если видишь в такой торговой точке редкого покупателя, то, чаще всего, он пришел за тетрадками или ручкой.

Букинистических магазинов в узбекской столице почти не осталось. Волна массовой эмиграции из Узбекистана в середине-конце 2000-х, когда люди, уезжая из страны, сдавали художественную литературу тоннами, похоже, схлынула.

Однако возле ЦУМа вот уже почти десять лет существует большой книжный «развал», который в виде вполне цивилизованных лотков тянется от этого универсального магазина до метро «Космонавтов». Ассортимент здесь богаче, чем в любом магазине. Здесь можно купить почти всё – от российских журналов и газет до эзотерической литературы (Елена Блаватская, Даниил Андреев…), от Э.М.Ремарка до редких книг по философии.

Причем на этих лотках продаются книги как новые, так и бывшие в употреблении. Разница в цене между ними не высока – для истинных ценителей хорошей литературы особого значения не имеет, новая книга или не очень, лишь бы она у него была. И почти на любом базаре одинокие старушки продают «с пола» порой весьма ценные книги, но уже за копейки.

А вполне успешное, судя по количеству консультирующего персонала, существование такого магазина, как «Книжный мир», а теперь и появление «Китоб олами», говорит, скорее, о том, что интерес к качественной бумажной литературе если не возрастает, то на убыль уж точно не идет.

В подготовке обзора участвовали Сид Янышев и другие жители Ташкента
Кампания «Покажите их живыми!» опубликовала заявление, в котором выразила сильное разочарование и сожаление по поводу отказа правительства Туркменистана ответить Комитету ООН по правам человека о кейсе Бориса Шихмурадова. «Мы призываем правительство Туркменистана без промедления предоставить ответ ООН и семье Шихмурадова и незамедлительно принять меры по восстановлению нарушенных прав Шихмурадова и его семьи, что Туркменистан и обязан был сделать в соответствии с решением Комитета ООН», - говорится в заявлении.

Напомним, что 17 октября 2014 года Комитет ООН по правам человека принял решение о нарушении прав бывшего министра иностранных дел Туркменистана Бориса Шихмурадова, который в 2002 году был приговорен к пожизненному заключению. Комитет, согласно установленной процедуре, дал срок для ответа туркменской стороне, и 9 ноября 2015 года этот срок истек. Никакого ответа от Ашхабада не последовало.

Комитет ООН вынес решение, что Шихмурадов является жертвой насильственного исчезновения, и правительство Туркменистана не смогло защитить его жизнь, нарушило право на свободу от пыток и право на справедливое судебное разбирательство. Комитет также решил, что нарушено право Татьяны Шихмурадовой на свободу от пыток, поскольку в течение стольких лет не иметь никакой информации о судьбе мужа – это пытка.

Комитет ООН считает, что правительство Туркменистана обязано предоставить правовую защиту Борису Шихмурадову, в том числе немедленно освободив его и предоставив справедливую компенсацию за перенесенные страдания, а в случае его смерти – выдать останки семье, которая так же должна получить компенсацию.

К сожалению, отмечается в заявлении кампании, ни Комитет ООН, ни семья Бориса Шихмурадова не получила ответ от правительства Туркменистана.

Борис Шихмурадов, бывший министр иностранных дел Туркмении, был осужден на пожизненный срок в декабре 2002 года: его обвинили в попытке покушения на тогдашнего президента страны Сапармурата Ниязова и организации государственного переворота. По делу о так называемом покушении по стране прошли повальные аресты, в декабре 2002-январе 2003 гг. было осуждено более 60 человек (из них пятеро - пожизненно), 56 человек были объявлены изменниками родины. Приговор Шихмурадову был вынесен через несколько дней после его ареста.

В конце декабря 2002 года в прямом эфире государственного телевидения показали заседание Халк Маслахаты (Народного совета), в котором принял участие президент Ниязов. На экран, установленный в зале, транслировалось «признание» Бориса Шихмурадова: «Мы, проживая в России, занимались употреблением наркотиков и в состоянии опьянения вербовали наемников для совершения террористического акта… Мы - организованная преступная группа. Мы - мафия. Среди нас нет ни одного нормального человека. Все мы ничтожества». «Народ» требовал смертной казни. Верховный Суд приговорил Шихмурадова к пожизненному заключению.

В то время Уголовный кодекс Туркменистана не предусматривал наказания в виде пожизненного лишения свободы: только через два месяца, 5 февраля 2003 года, Народный Совет принял постановление «О государственной измене», после чего были внесены поправки в Уголовный кодекс. То есть обоснование пожизненного заключения Шихмурадову было принято задним числом, уже после вынесения приговора.

«Не совсем ясно, как туркменские власти могли провести эффективное расследование причастности Шихмурадова к так называемому покушению за четыре дня, что прошли между арестом и приговором, - говорится в заявлении кампании «Покажите их живыми!». - Также неясно, как решение о пожизненном лишении свободы могло быть принято политическим органом, а не судом, и почему юридические основания для приговора были приняты задним числом, - говорится в заявлении кампании. – Наконец, мы глубоко обеспокоены полным отсутствием какой-либо официальной информации о судьбе и местонахождении Шихмурадова в заключении в течение последних 13 лет».

Кампания напоминает, что дело Бориса Шихмурадова – это один из десятков случаев насильственного исчезновения в тюрьмах Туркменистана. По крайней мере, половина из десятков известных дел о насильственных исчезновениях не связаны с делом о так называемой попытке покушения 2002 года.

Туркменские чиновники, не ответившие Комитету ООН, видимо, не желают признавать проблему насильственных исчезновений в пенитенциарной системе Туркменистана, не говоря уже о том, чтобы ее решать, считают правозащитники. Однако законодательство Туркменистана, в том числе Конституция, признает приоритет международного права, в том числе решений ООН, над национальным законодательством.

Кампания «Покажите их живыми!» обратилась к правительству Туркменистана с требованием немедленно ответить Комитету ООН по правам человека по поводу дела Бориса Шихмурадова и незамедлительно исполнить решение Комитета по предоставлению правовой защиты Шихмурадову и его семье. Кроме того, необходимо положить конец страданиям родственников, которые в течение многих лет были лишены всех контактов со своими близкими, находящимися в тюрьме, и не получали о них никакой информации. Правозащитники также требуют положить конец насильственным исчезновениям, расследовать каждый случай и предпринять все усилия, чтобы предоставить родственникам и общественности информацию о судьбе и местонахождении каждого исчезнувшего человека.
Городской суд Петербурга сегодня оставил в силе решение Октябрьского районного суда о выдворении с территории России гражданки Таджикистана Зарины Юнусовой – матери скончавшегося в Медцентре имени Цимбалина пятимесячного Умарали Назарова, сообщает «Росбалт». Женщину также обязали выплатить административный штраф в размере пяти тысяч рублей. В течение 14 суток Юнусова должна покинуть Россию, в противном случае она будет отправлена на родину принудительно.

Защита, в свою очередь, настаивала на отмене предыдущего решения суда, так как, по словам адвоката Ольги Цейтлиной, на заседании в Октябрьском райсуде Зарина не могла понять, что ей говорят - ей предоставили переводчика с узбекского, тогда как она говорит на таджикском, передает Life78. На сегодняшнем заседании суда матери погибшего Умарали был предоставлен переводчик с таджикского. Сама Зарина подтвердила в суде, что не подписывалась в протоколе задержания, поскольку не умеет ни читать, ни писать по-русски. Она рассказала в суде, что в ту ночь практически ничего не понимала. По ее словам, инспекторы без объяснений вырвали ребенка из ее рук. Родственники погибшего младенца заявили, что матери даже не дали покормить малыша перед отправкой в реабилитационный центр.

Защита также сделала акцент на том, что в настоящее время Зарина Юнусова является потерпевшей в уголовном деле по факту смерти ее сына Умарали Назарова. В случае, если она покинет страну, данное дело будет невозможно расследовать в полном объеме. Защита попросила признать данный случай исключительным и разрешить матери остаться на территории России до конца расследования, передает Радио «Балтика». Однако судья не стала прикреплять ходатайство защитников к материалам дела о выдворении. Защита Юнусовой полагает, что отказ в жалобе на выдворение связан с желанием развалить уголовное дело по факту гибели младенца.

Напомним, что Умарали Назаров скончался в Медцентре имени Цимбалина в Петербурге в ночь на 14 октября, после того как в полицейском участке был отнят у матери – 21-летней Юнусовой, задержанной за нарушение миграционного законодательства (просроченная регистрация). В ходе адресной проверки иностранных граждан сотрудники УФМС по Адмиралтейскому району Санкт-Петербурга 13 октября задержали и отвезли Юнусову с грудным ребенком в отдел полиции УМВД того же района. Женщину поместили в камеру временного содержания, а малолетнего Умарали отняли у мамы и передали врачам скорой помощи, оформив его как «подкинутого или заблудившегося» ребенка. В тот же день было вынесено судебное решение о наложении штрафа в размере пяти тысяч рублей и административном выдворении Юнусовой из России с пятилетним запретом на въезд в страну.

Смерть Умарали вызвала широкий общественный резонанс в Таджикистане и России, расследование дела о его гибели взято под контроль внешнеполитических ведомств двух стран, посольства Таджикистана в Москве. Посетивший накануне Петербург уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов выразил недовольство качеством проверки действий полицейских по изъятию Умарали у его матери и потребовал вмешательства прокуратуры в ход расследования. Ранее члены президентского совета по правам человека (СПЧ) также заявляли, что в действиях работников правоохранительных органов выявлены признаки должностного преступления.
Первомайский районный суд Бишкека 12 ноября вынес бывшему спикеру Жогорку Кенеша (ЖК, парламента) Кыргызстана Ахматбеку Кельдибекову оправдательный приговор, признав его виновным лишь в незаконном создании представительства ЖК в Межпарламентской ассамблее стран СНГ и назначив ему наказание в виде штрафа в 30 тысяч расчетных показателей, сообщает «24.kg». «Азаттык» (киргизская служба Радио Свобода) уточняет, что размер штрафа составит 3 млн сомов (примерно $42,2 тысячи).

По словам судьи, при назначении штрафа учтены семейное положение и то, что обвиняемый привлекается к уголовной ответственности впервые. Келдибеков освобожден в зале суда. Арест, наложенный на все его имущество, снят.

Напомним, Ахматбек Кельдибеков был задержан и водворен в следственный изолятор Госкомитета национальной безопасности (СИЗО ГКНБ) 20 ноября 2013 года, на него завели три уголовных дела по статьям «Коррупция», «Соучастие в преступлении» и «Злоупотребление должностным положением». Кроме того, он подозревался в нанесении ущерба государству, будучи председателем Соцфонда (на 24,3 миллиона сомов), главой Налоговой службы (2,3 миллиона), спикером парламента (9,9 миллиона).

Первого августа 2014 года Первомайский райсуд отпустил Кельдибекова под домашний арест и разрешил ему выезд за границу, уголовное делопроизводство в его отношении временно приостановлено. Однако 4 августа Генпрокуратура Киргизии опротестовала разрешение на выезд за границу, потребовав заключить экс-спикера под домашний арест. Но 10 августа Кельдибеков вылетел с семьей в Турцию, вернулся, по данным «Азаттыка», 10 февраля 2015 года. Полгода спустя, 17 августа, райсуд прекратил уголовное дело в отношении Кельдибекова по эпизоду о коррупции в Социальном фонде - в связи с истечением срока согласно поданному адвокатом ходатайству. Гособвинение просило приговорить Кельдибекова к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Однако защита экс-спикера утверждала, что предъявляемые бывшему депутату обвинения не обоснованы.
Посольство России в Афганистане приступило к запуску программы повышения квалификации дипломатического персонала Министерства иностранных дел ИРА. Как сообщает Khaama.com, 15 ноября в Москву из Кабула прибудет первая группа сотрудников различных отделов афганского МИДа.

Десять афганских дипломатов пройдут двухнедельное обучение в Дипломатической академии российского МИДа.

Как подчеркнул посол России Александр Мантыцкий, эта стипендиальная программа стала первым мероприятием такого рода в современной истории афганско-российских отношений и ее запуск символизирует укрепление связей между Афганистаном и Россией. Чтобы отметить это знаменательное событие, российское посольство организовало 11 ноября специальный прием.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner