?

Log in

No account? Create an account

November 11th, 2015

http://www.interfax.ru/business/478531
Москва. 11 ноября. INTERFAX.RU - Бывший глава телекоммуникационного холдинга Vimpelcom Ltd. Джо Лундер, арестованный 4 ноября в Осло, освобожден по решению апелляционного суда, сообщает агентство Bloomberg.
В Казахстане 11 ноября возобновлена работа блог-платформы LiveJournal («Живой журнал», ЖЖ), сообщает «Tengrinews.Kz» со ссылкой на пресс-службу Комитета связи, информатизации и информации Министерства по инвестициям и развитию (МИР) республики.

«Доступ к «Живому журналу» был восстановлен после исполнения администрацией блог-платформы LiveJournal решений судебных органов Республики Казахстан об удалении противоправных материалов, размещенных на ресурсе. Представители LiveJournal сообщили об удалении с блог-платформы материалов, содержащих признаки пропаганды терроризма и религиозного экстремизма, публичных призывов к совершению актов терроризма и изготовлению взрывных устройств», - говорится в пресс-релизе Комитета.

Напомним, доступ к ЖЖ стал неоднократно блокироваться с 2008 года, а 20 августа 2011 года Сарыаркинский суд Астаны вынес постановление о закрытии доступа к LiveJournal за «пропаганду терроризма и религиозного экстремизма». Заодно суд запретил доступ еще к более чем двум десяткам интернет-ресурсов, которые также были заподозрены в тех же нарушениях закона. По одной из неофициальных версий, причиной блокировки могло стать то, что на этой платформе вел свой блог Рахат Алиев, бывший зять президента Нурсултана Назарбаева, который был обвинен в попытке свергнуть режим, взятии заложников и рэкете, и осужден, в общей сложности, на сорок лет лишения свободы. В конце февраля 2015 года Алиев был обнаружен повешенным в австрийской тюрьме.

За пару месяцев до блокировки ЖЖ в Казахстане ООН провозгласила свободный доступ в интернет базовым правом человека, заявив в представленном 6 июня 2011 года докладе, что централизованное отключение доступа к сети должно признаваться правовым нарушением.

Ранее, в 2009 году, ответственный секретарь Агентства Республики Казахстан по информатизации и связи (АИС) Батыр Маханбетажиев объяснял, что веб-сайт можно закрыть по решению суда максимум на три месяца, кроме тех случаев, когда суд решит, что интернет-ресурс распространяет информацию, связанную с терроризмом, экстремизмом и угрозой национальной безопасности. В этом случае ресурс могут остановить на год, но потом, как сказал чиновник АИС, - «пожалуйста, регистрируйтесь, продолжайте работать». Но с момента последней блокировки ЖЖ прошло четыре года.

Сообщается также, что в LiveJournal планируют открыть представительство в Казахстане и развивать казахстанский сегмент блог-платформы.
http://rus.ozodlik.org/content/article/27355424.html
Норвежская телекоммуникационная корпорация Telenor Group решила окончательно порвать все связи с бывшим генеральным директором Йоном Фредриком Баксаасом, который после скандала с компанией VimpelCom, подозреваемой в даче многомиллионных взяток старшей дочери президента Узбекистана, оставался в корпорации в должности советника. Между тем следствие по делу VimpelCom, 33 процента которой принадлежит компании Telenor, продолжается.
http://tass.ru/armiya-i-opk/2423318
МОСКВА, 10 ноября. /ТАСС/. Разрабатываемый в России новый военно-транспортный самолет Ил-106 сможет садиться на грунт, сообщил 10 ноября генеральный директор ОАО "Авиационный комплекс имени Ильюшина" Сергей Вельможкин.
http://ru.sputniknews-uz.com/economy/20151111/1001801.html
Глава государства Ислам Каримов в ходе встречи с главой российской нефтяной компании обсудил сроки реализации принятых обязательств и ключевые направления дальнейшего сотрудничества.
Тело убитой на территории 201 Российской военной базы (РВБ) в Душанбе 22-летней гражданки Таджикистана Шоиры Джобировой утром 11 ноября было передано родственникам. Как сообщает «Озоди» (таджикская служба Радио Свобода) со ссылкой на сотрудников морга, на теле девушки видны следы насильственной смерти: челюсть сломана, на затылке – следы от ударов, под глазами – черные пятна, а одна нога вывихнута. Родные Шоиры забрали ее тело из здания военного госпиталя министерства обороны Таджикистана.

Родственники говорят, что Шоира вышла из дома вечером пятого ноября и не вернулась. О ее смерти они узнали после обращения в ОВД столичного района Сино. Как сообщают местные СМИ, по подозрению в убийстве женщины задержан офицер 201 РВБ, старший лейтенант Иван Щербаков, в отношении которого возбуждено уголовное дело, ведется следствие. По словам представителя ОВД Сино-1, российский офицер пригласил женщину в общежитие войсковой части и убил ее по неизвестным пока причинам. В ходе предварительного допроса Иван Щербаков сказал, что ничего не помнит о произошедшем, так как был в состоянии сильного алкогольного опьянения. Родные Шоиры говорят, что над ней надругались, а затем убили и выбросили тело в мусорный контейнер недалеко от военной базы. Мать убитой Идигул Азимова со слов таксиста, подвозившего Шоиру к общежитию РВБ, говорит, что Шоиру там «встретили четыре офицера военной базы и проводили в общежитие».

В настоящее время расследование по делу ведут следственные органы 201 РВБ. Задержанный Щербаков содержится на территории базы. Для установления всех обстоятельств произошедшего на военную базу направлена комиссия Центрального военного округа, пишет «Азия-плюс». Источник в 201 РВБ из числа военнослужащих рассказал агентству, что тело девушки было найдено девятого ноября на территории части, расположенной на окраине Душанбе. Кроме того, по его словам, есть подозрения, что в преступлении были задействованы несколько военнослужащих. Он также подчеркнул, что в настоящее время на территории частей действует режим, «как на жесткой казарме». «Никого не выпускают с территории частей, проводятся проверки всех, кто имел тесные контакты с подозреваемыми, допрашивают. Для всей базы это ужасная трагедия, очень стыдно», - отметил он.

По поводу случившегося 10 ноября Чрезвычайный и Полномочный посол России в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов был вызван в МИД Таджикистана, где министр иностранных дел Сироджиддин Аслов вручил ему ноту. В документе, в частности, говорится, что «таджикская сторона требует от российской стороны дать объективную оценку произошедшему и принять необходимые меры по недопущению совершения подобных деяний военнослужащими российской военной базы в Таджикистане», сообщает официальный сайт МИД республики.

Это не первое тяжкое преступление, совершенное военнослужащими 201 РВБ в Таджикистане. Ранее широкую огласку получили несколько случаев нападений военных на таксистов с нанесением им ножевых ранений, два из которых закончились убийством водителей. Так, 26 августа этого года в Душанбе был вынесен приговор военнослужащим 201РВБ Федору Басимову и Ильдару Сахапову за убийство таксиста Рахимджона Тешабоева. Суд признал их виновными в совершении этого преступления и приговорил первого к 17 годам колонии строгого режима, а второго – к 13 годам и еще к году ограничения свободы.

По межведомственному соглашению между органами прокуратуры Таджикистана и России российские военные, совершившие в республике преступление вне пределов воинской части, могут быть переданы следственным органам России по их ходатайству.

201-я РВБ - крупнейший военный объект России, расположенный за ее пределами. База сформирована на основе 201-й мотострелковой дивизии, которая находится в республике еще с советских времен, и насчитывает около 6,5 тысячи военнослужащих, расквартированных в гарнизонах в городах Душанбе, Курган-Тюбе и Куляб. В соответствии с подписанным в октябре 2012 года соглашением РВБ будет пребывать в Таджикистане, как минимум, до 2042 года.
Коалиция Cotton Campaign («Хлопковая кампания»), объединяющая международных правозащитников, профсоюзы и бизнес, призывает всех подписать петицию, осуждающую Узбекистан за использование принудительного труда и расправы над людьми, документирующими нарушения прав человека. Cotton Campaign считает, что Всемирный банк и Международная организация труда (МОТ) не должны закрывать глаза на насилие со стороны узбекских властей.

Коалиция напоминает, что Всемирный банк инвестирует порядка $500 млн в сельскохозяйственный сектор Узбекистана. «Одной из основных выращиваемых там культур является хлопок, который собирают миллионы узбекских граждан по принуждению со стороны собственного правительства, контролирующего одну из крупнейших в мире государственных систем принудительного труда», - утверждает коалиция.

Она напоминает, что Всемирный банк принял на себя беспрецедентное обязательство расторгнуть контракт с правительством Узбекистана в случае обнаружения принудительного труда в осуществляемых проектах, в то время как МОТ согласился провести мониторинг. «Независимые наблюдатели со стороны гражданского общества уже задокументировали многократные случаи мобилизации людей против их воли для работы в сельскохозяйственном секторе. Чтобы заставить наблюдателей замолчать, авторитарное правительство Узбекистана организовывает насильственные посягательства на данных представителей гражданского общества, подвергая их необоснованным досмотрам, избиениям, задержаниям, слежке и запугиванию», - заявляет Cotton Campaign.

Коалиция просит всех желающих помочь «рассказать Всемирному банку и МОТ, как важно в полной мере осветить масштабы использования узбекским правительством принудительного труда и осудить насильственные действия, направленные против наблюдателей со стороны гражданского общества!»

Приводим полный текст петиции, который опубликован на сайте коалиции в специальной форме, его следует подписать и отправить в электронном виде. Петиция набрала уже 80 тысяч голосов, но количество подписавшихся необходимо довести, как минимум, до 100 тысяч. Текст петиции на узбекском языке доступен тут.

«Генеральному директору МОТ Гаю Райдеру и Президенту Всемирного банка Джиму Ён Киму:

Отчеты наблюдателей гражданского общества в Узбекистане показывают, что государственная система принудительного труда по производству хлопка остается неизменной и узбекское правительство использует принудительный труд в 2015 году по всей стране, в том числе в районах осуществления проекта Всемирного банка. Чиновники угрожают исключением из школы, увольнением и лишением социальных льгот, чтобы принудить людей собирать хлопок. Данные угрозы не оставляют сомнений, что принуждение продолжает оставаться основной практикой найма, несмотря на договорные обязательства правительства обеспечить отсутствие принудительного труда, в том числе - в районах осуществления проекта Всемирного банка.

Узбекское правительство запугивает, угрожает и оказывает физическое насилие, чтобы помешать работе наблюдателей по документированию принудительного труда. В последние несколько недель узбекские власти ужесточили меры воздействия на гражданских наблюдателей, подвергая их необоснованным досмотрам, избиениям, задержаниям, слежке и запугиванию.

Я поддерживаю миссии МОТ и Всемирного банка за достойную работу и против бедности, а также я поддерживаю граждан Узбекистана, которые выступают за предотвращение нарушений прав человека. Я призываю вас сообщить об использовании принудительного труда узбекским правительством, а также публично осудить расправу над гражданами Узбекистана, которые документируют данные нарушения».

Подробнее об использовании принудительного труда в Узбекистане и ходе хлопкоуборочных кампаний в этой и других республиках Центральной Азии читайте в постоянной рубрике «Ферганы» - «Хлопок».
Активисты правозащитного общества «Эзгулик» посетили 10 ноября бывшего депутата парламента Узбекистана, бывшего хокима (глава администрации) города Мубарек Кашкадарьинской области Мурада Джураева, который находится в заключении более двадцати лет.

Как передает «Озодлик» (узбекская служба Радио Свобода), ровно месяц назад «Эзгулик» обратился в Главное управление исполнения наказаний (ГУИН) МВД Узбекистана с просьбой разрешить встретиться с Мурадом Джураевым, содержащимся в колонии 64/6 города Чирчик Ташкентской области, и получило положительный ответ на свой запрос.

С Джураевым встретились представители «Эзгулика» Василя Иноятова и Абдурахмон Ташанов. По их словам, состояние здоровья политзаключенного, «не учитывая болезни преклонного возраста», в целом удовлетворительное, в последнее время администрация колонии стала лучше относиться к Джураеву.

«Мурад Джураев сказал, что после привлечения к ответственности бывшего сотрудника администрации колонии Тулкина Тухтасинова, который попирал права заключенных, положение в тюрьме улучшилось. Во время нашей беседы его настроение было хорошим. Пока в отношении него не выдвинуто уже традиционное обвинение в нарушении внутреннего порядка колонии, что вселяет надежду на его скорое освобождение», - отметил Абдурахмон Ташанов в беседе с «Озодликом». После встречи с Джураевым «Эзгулик» распространил заявление, в котором призвал власти страны освободить политзаключенного, основываясь на принципах человечности и гуманизма.

Напомним, Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубареке Кашкадарьинской области. По национальности туркмен. Женат, имеет троих детей. Окончил Ташкентский политехнический институт. В 1989-1992 годах работал председателем исполнительного комитета городского совета города Мубарека. В 1991-1992 годах был депутатом парламента Узбекистана.

Джураев был обвинен в «преступном сговоре» с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом. По версии властей, Салих и Джураев хотели организовать насильственный захват власти.

Мурад Джураев находится в заключении с 18 сентября 1994 года, то есть 21 год. Максимальный срок лишения свободы в Узбекистане – 25 лет. Ранее Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» сообщала, что состояние здоровья Джураева критическое, за годы заключения он лишился зубов, у него постоянно воспалена носоглотка, не прекращаются головные боли, он с трудом передвигается и еле слышно говорит.

Очередной суд над Джураевым прошел 4 декабря 2012 года в городе Алмалыке Ташкентской области. Его приговорили к 3 годам и 24 дням лишения свободы по ст.221 (пункт «б», часть 2) Уголовного кодекса Узбекистана («Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания»). Это четвертая судимость Джураева по данной статье и пятая — после первого приговора. Последний по времени срок его заключения истекает в конце декабря 2015 года.
Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ подвергло критике решение правительства США о выдаче в 2007 году властям Таджикистана трех бывших узников Гуантанамо. В опубликованном докладе БДИПЧ ОБСЕ о ситуации с соблюдением прав заключенных в Гуантанамо, в частности, говорится о нарушении Соединенными Штатами международных стандартов при экстрадиции бывших заключенных Гуантанамо в Таджикистан и другие государства-члены ОБСЕ, где практикуется применение пыток и других форм жестокого обращения с заключенными.

Как отмечается в документе, в 2007 году правительство США передало таджикским властям трех граждан республики – Рукниддина Шарипова, Собита Вахидова и Мазхариддина Файзулло, которые содержались на базе США в Гуантанамо. Такое решение правительством США было принято несмотря на то, что представители таджикских властей угрожали этим узникам во время своих допросов в Гуантанамо в 2002-2003 годы, а Бюро США по демократии, правам человека и труду (United States Bureau of Democracy, Human Rights and Labor) в своем отчете в 2006 году пояснило американским властям, что сотрудники сил безопасности в Таджикистане применяют «систематические избиения, сексуальное насилие и электрошок в ходе допросов» для получения признательных показаний, а суды выносят приговоры на основе признаний, полученных под пытками. Из этого следует, что еще до выдачи заключенных властям США было известно о практике применения пыток в Таджикистане. «БДИПЧ считает, что Соединенные Штаты знали или должны были предполагать, что трое задержанных, которые обвиняются в членстве в террористической группировке, могут быть подвергуты пыткам или жестокому обращению в случае возвращения в Таджикистан. Так, Шарипов и Вахидов впоследствии были приговорен к 17 годам тюремного заключения после того, как под пытками их принудили подписать признательные показания. Они продолжают пребывать в тюрьме», - говорится в докладе.

БДИПЧ ОБСЕ не располагает информацией о том, получило ли правительство США какие-либо гарантии от таджикских властей о гуманном отношении к переданным узникам. Однако в 2009 году представители посольства США в Таджикистане в течение трех месяцев не могли получить разрешение на встречу с этими заключенными, и вместо проведения приватных бесед с осужденными американские дипломаты смогли получить от них только информацию об условиях их содержания в присутствии официальных лиц. Это свидетельствует о высокой вероятности плохого обращения с Шариповым и Вахидовым в местах лишения свободы, говорится в документе. «Таким образом, Соединенные Штаты нарушили международные стандарты по невыдаче, передав этих задержанных в Таджикистан», - заключают авторы доклада.

Трое граждан Таджикистана были задержаны в 2001 году в Афганистане бойцами генерала Абдул Рашида Дустума и переданы представителям американских войск, напоминает «Азия-плюс». Затем они были направлены на базу США в Гуантанамо, где находились до марта 2007 года, когда были переданы таджикской стороне. Власти США тогда заявили, что не имеют юридических претензий к задержанным, поскольку они не совершали преступлений против Штатов. В июле того же года бывшие узники Гуантанамо были приговорены к большим срокам заключения за незаконное пересечение госграницы и участии в качестве наемников в вооруженном конфликте на территории иностранного государства.

Тюрьма в Гуантанамо на Кубе была создана на базе ВМФ США в январе 2002 года. В ней содержались пленники, захваченные американскими войсками в ходе боевых действий в Афганистане и Ираке и обвиненные в причастности к «Аль-Каиде» или движению «Талибан». По данным международной правозащитной организации Amnesty International, за первые десять лет лишь одного из 770 задержанных, находившихся на этой базе, доставили в США для рассмотрения его дела в обычном федеральном суде. Дела остальных разбирались в военных комиссиях с нарушением норм справедливости судопроизводства. Президент США Барак Обама неоднократно обещал закрыть тюрьму, однако против этого выступал Конгресс, и до сих пор она продолжает действовать. В январе 2010 года администрация Обамы заявила, что около сорока узников Гуантанамо нельзя ни привлечь к уголовной ответственности, ни освободить, и они должны бессрочно оставаться в военной тюрьме без суда и следствия, согласно односторонней трактовке законов военного времени Соединенными Штатами.
На пресс-конференции в середине октября этого года заместитель председателя Нацстаткома Кыргызстана Джанбулат Байжуманов сообщил, что в стране прожиточный минимум определен в размере 5.019 сомов (примерно $70(. Стоимостную величину прожиточного минимума Нацстатком рассчитывает ежеквартально, основываясь на текущих ценах. Структура прожиточного минимума утверждена правительственным постановлением. Продуктам питания в ней отведено 65%, непродовольственным товарам – 16%, услугам – 17% и налогам – 2%.

Так как я идеально подхожу под описание среднестатистического гражданина Кыргызстана: одинокий дееспособный взрослый человек, который проживает в однокомнатной квартире, - то проверить, реально ли выжить на прожиточный минимум, я решила на себе.

Правда, связь между текущими ценами и прожиточным минимумом мне до сих пор не ясна. Три года назад Нацстатком оценивал прожиточный минимум в Кыргызстане в 4.717 сомов, тогда эта сумма равнялась $101,2.

За три года прожиточный минимум вырос на 302 сома и равен он (в среднем) 5.019 сомам, хотя для каждой группы населения определена своя минимальная стоимость проживания. Например, для трудоспособного – 5.622 сомов, для населения пенсионного возраста – 4.485 сомов. Однако в переводе на доллары эта сумма существенно снизилась и равна $71,7 в среднем: $80 – для трудоспособного населения и $64 для пенсионеров (исходя из 70 сомов за доллар). Получается, прожиточный минимум упала на 28 и 20 процентов, а подняли его лишь на $4 (300 сомов=$4).

Я специально все перевожу в доллары, не только потому, что большую часть товаров Кыргызстан импортирует (например, «Газпром» ежемесячно корректирует тарифы на газ по курсу доллара), но и потому, что от его курса зависит стоимость неэкспортируемых товаров. Например, цена картошки: на вопрос об очередном подорожании картофеля продавцы мне всегда отвечают, что его цена привязана к американской валюте, потому что от курса доллара зависит бензин и другие ГСМ.

Подробности – в таблице Национального статистического комитета.

По данным Всемирной продовольственной программы ООН, «в сентябре 2015 года киргизский сом обесценился по отношению к доллару США на 8% по сравнению с прошлым месяцем и на 26% по сравнению с прошлогодним значением. А колебание валюты является одним из основных факторов, определяющих розничные цены на импортируемые продовольственные товары, включая пшеницу. В сентябре 2015 года средняя розничная цена на пшеничную муку выросла на 8% по сравнению с прошлым годом. Чистый приток денежных переводов в долларовом эквиваленте за период с января по август 2015 года снизился на 27% по сравнению с аналогичным периодом в 2014 году». А переводы, как известно, составляют треть ВВП КР , то есть непосредственно влияют на уровень жизни в Кыргызстане, 30,6% населения которого живут за чертой бедности, из них 1,2% - в крайней бедности.

По данным Нацбанка КР, «в 2014 инфляция в годовом выражении повысилась с 7,4% в конце III квартала до 10,5% в конце IV квартала. Динамика инфляции в этот период определялась, в основном, сезонным фактором, влиянием на внутренние цены эффекта роста обменного курса доллара США к сому, а также инфляционными ожиданиями в связи с внешними факторами. В целом среднегодовое значение инфляции в 2014 году составило 7,5%».

Моя корзина

Три года назад «Фергана» уже писала о проблеме в статье «Непрожиточный минимум, или Почему в Бишкеке не выжить на 100 долларов». За это время в стране значительно выросли цены на продукты, товары и на коммунальные услуги. Несмотря на это, Нацстатком практически не изменил цифры расходов населения. Если в 2012 году на продукты выделялось 2.877 сомов, то сейчас – 3.430 сомов. Сумма на непродовольственные товары возросла с 802 до 956 сомов. На услуги - с 896 до 1.068 сомов. Еще 169 сомов я должна отдать в качестве налогов.

Детально продуктовая корзина расписана в постановлении правительства 2009 года (новее я не нашла) «Об утверждении структуры прожиточного минимума для основных социально-демографических групп населения КР».

Итак. Это 11 кг хлеба, круп и бобовых. Я купила 15 буханок хлеба (в расчете одна буханка на два дня) II сорта по 400 гр, каждая по 19 сомов, и по килограмму муки (30 сомов), макарон (40 сомов), риса (75 сомов), гречки (60 сомов), гороха (50 сомов). Итого 540 сомов.

За 5 кг картофеля я отдала 125 сомов.

Из овощей я купила по килограмму моркови – 30 сомов, лука – 30 сомов, капусты – 40 сомов, помидоров за 80 сомов, тыквы за 60 сомов, два килограмма огурцов по 120 сомов и 200 граммов чеснока, которые обошлись в 40 сомов. Конечно, очень хотелось витаминов в виде баклажанов, болгарского перца, зелени, но они Нацстакомом совершенно не предусмотрены.

Фруктов мне полагается 7,7 кг. Во фруктовом ряду я купила 2 кг яблок по 50 сомов, 2 кг винограда по 80 сомов и 2 кг хурмы по 80 сомов, 1 кг бананов за 120 сомов и 700 граммов лимонов за 126 сомов.

Из молочных продуктов мне было дозволено купить по 6 л молока и кефира по 35 сомов, 300 граммов сливочного масла (75 сомов) и 300 граммов творога за 55 сомов.

Из мясных изделий – два килограмма говядины по 375 сомов и 1,16 кг фарша из говядины за 406 сомов. 350 грамм рыбы (по 200 сомов за килограмм). И еще 16 яиц по 7 сомов за штуку. На десерт я купила 1 кг сахара за 50 сомов и 800 грамм конфет за 200 сомов. Еще 96 сомов было потрачено на 800 граммов подсолнечного масла, 10 сомов - на соль и 50 - на чай.

В итоге государственную потребительскую корзину я превысила на 735 сомов, что показывает разницу между ценами Нацстаткома и реальными рыночными. Причем я покупала самые дешевые продукты, что не всегда возможно. Понятно, что взрослому человеку этого набора на месяц явно недостаточно, и я покупаю дополнительные продукты, которые нельзя отнести к деликатесам: еще какие-то овощи, сыр, зелень. Еще нужно учесть, что иногда я вынуждена обедать вне дома. Поэтому на питание я добавлю еще четыре тысячи сомов – по одной тысяче на неделю.

Теперь рассмотрим сумму в 956 сомов на непродовольственные товары, к которым относятся товары индивидуального пользования (одежда, обувь) и общесемейного пользования (постельное белье, предметы первой необходимости, санитарии и лекарства, товары культурно-бытового и хозяйственного назначения).

На месяц я покупаю маленький тюбик шампуня (100 сомов), гель для душа (100 сомов), зубную пасту (70 сомов), кусок мыла (40 сомов), пачку порошка (70 сомов) и дезодорант (150 сомов). Еще мне необходимо моющее средство (70 сомов), спички (10 сомов), чистящее средство для ванной и раковины (100 сомов), туалетная бумага (50 сомов), тряпки (40 сомов) и спонж для мытья посуды (20 сомов). Итого 820 сомов.

Остается 136 сомов – на постельное белье, обувь и одежду. Очевидно, что этих денег ни на что не хватит, поэтому я добавлю еще 3.000 в месяц. Никакой декоративной косметики и краски для волос, это дорого.

Что касается расходов на лекарства. На них, кстати, не хватит и всего прожиточного минимума. В этом я убедилась лично, когда заболела. Минимальная стоимость посещения врача для консультации – 200 сомов, самый дешевый анализ – 100 сомов, пломба – 700 сомов, выписанные лекарства – минимум 2.000 сомов, будь то рецепт от окулиста или гинеколога. Поэтому в графу непродовольственных товаров я добавлю примерно по 2.000 в месяц на лекарства.

В состав услуг включены жилищно-коммунальные расходы, топливо, культурно-просветительные, оплату бытовых, санаторно-оздоровительных услуг, транспорта, связи. Нацстатком, несмотря на ощутимое повышение тарифов на электроэнергию, тепло и газ, за три года увеличил затраты на услуги лишь на 72 сома.

И вот тут становится непонятно: то ли, по мнению Нацстаткома, работающий человек не пользуется общественным транспортом, то ли он не пользуется электричеством, газом и водой, потому что этой суммы хватит либо только на проезд (из расчета две поездки в день на маршрутном такси по 10 сомов - это 600 сомов, и еще две на такси по 100 сомов, мало ли что в жизни случится, итого 800 сомов), либо только на коммунальные услуги. И на этой графе никак не сэкономить. Фактически, человек может прожить на муке и картошке, но не может не пользоваться общественным транспортом (минимум 800 сомов) и не платить за квартиру.

В месяц я плачу за Интернет тысячу сомов, за сотовую связь - 700, за домофон - 35, за электроэнергию - 150, за холодную воду - 100, за горячую воду и отопление в среднем выходит по 691 сом (по 1.100 сомов в отопительный сезон и по 400 – в остальные месяцы), за газ – 100 и еще за стационарный телефон - 70. Итого 2.846 сомов. То есть $40 из выделенных $80 я должна отдавать только за коммунальные услуги. Даже если учесть, что одинокий работающий человек не пользуется интернетом и меньше звонит, все равно получается больше, чем выделено.

Еще мне положены культурно-просветительские услуги. Средняя цена билета в кино – 250 сомов, в театр – 300 сомов. И еще 400 сомов в месяц уходит на парикмахера. То есть - плюс 900 сомов в месяц. Что касается налогов, то отчисления в Социальный фонд работающих людей составляет 27,25% от заработной платы. Предполагается, что 17,25% из них платит работодатель и 10% - работник. Однако зачастую в стране все 30% отчислений платит непосредственно работник. Условно говоря, начисляя мне зарплату в $300 долларов, работодатель сразу предупреждает меня, что почти $100 из них я сама буду отчислять в Соцфонд. Свой минимум я пока посчитала без уплаты налогов.

Теперь оформим все в таблицу.

Таким образом, реальный прожиточный минимум выше официального примерно на $185 (12.959 сомов) и равен $265.

Открою властям еще один секрет: далеко не все жители страны обладают собственным жильем. Я – в их числе. По самым приблизительным данным, каждый пятый житель страны не имеет собственного жилья. 19 июня Омурбек Текебаев, лидер партии «Ата Мекен» и депутат парламента, заявил, что в Кыргызстане более одного миллиона людей не имеют собственного жилья, однако госпрограммы жилищного строительства нет. Поэтому к своему прожиточному минимуму я должна добавлять еще 200 долларов, которые отдаю за аренду однокомнатной квартиры. И это минимальная цена за съем жилья в Бишкеке. Итого 32.581 сом, или $465. И это примерные и совершенно минимальные расходы, в которые не включены ни ремонт, ни непредвиденные поездки куда-либо, ни покупка дополнительных продуктов и лекарств, ни поломка стиральной машины и так далее.

Пенсия и прожиточный минимум

Средняя зарплата, по данным Нацстаткома, равна 12.617 сомам ($180). Минимальная - 970 сомов ($14), средняя пенсия – 4.710 сомов ($67). Естественно, что самостоятельно ни один пенсионер на эти деньги не выживет.

Как в Кыргызстане начисляются пенсии – вопрос отдельный. Люди, десятки лет проработавшие на заводах и фабриках, получают пенсии чуть выше $50. Жительница Бишкека, 57-летняя пенсионерка Евгения Соколовская рассказала «Фергане», что в настоящее время ее пенсия составляет 5.150 сомов ($73). То есть человек с 20-летним стажем работы на тяжелых предприятиях получает пенсию ниже среднего прожиточного минимума. «Работать я начала в 20 лет. С 1977 по 1984 годы я работала на заводе в Узбекистане, потом мы с супругом переехали в Киргизию, где с 1985 по 1997 годы работала на заводе Ленина. На пенсию я ушла рано, так как работала на вредном производстве. На момент выхода на пенсию в конце девяностых мне начислили ее в размере 550 сомов. Сейчас она равна 5.150 сомов.

Мой супруг работал еще больше, с 19 лет. С 1967 по 1983 - на заводе «Ташсельмаш» в Узбекистане, с 1984 по 1994 год - уже в Кыргызстане, на заводе Ленина. Потом еще 9 лет проработал в школе. На момент завершения работы в 2013 году ему начислили пенсию в размере 2.600 сомов. Сейчас его пенсия, а ему 65 лет и у него 46 лет трудового стажа, составляет 4.880 сомов. Естественно, что на 10.030 сомов двоим не прожить, и мы с супругом опять пошли работать. Он – электриком, а я - поваром. Наши зарплаты выше пенсии и помогают нам выживать. Ну а если кто-то из нас заболел, то тут без помощи детей не обойтись».

И такие размеры зарплат и пенсий в стране совершенно не смущают Министерство социального развития, глава которого 30 сентября рапортовал об улучшениях в своей сфере. «За последние годы в Кыргызстане можно наблюдать усиление социальной поддержки населения. Так, впервые средняя пенсия превысила прожиточный минимум. Больше чем в три раза сократили число людей, проживавших в крайней бедности. Была увеличена помощь детям из малоимущих семей, для этого министерство ввело фиксированные пособия в размере 705 сомов. При этом за 2,5 года количество таких детей сократилось на 73 тысячи человек и сегодня составляет всего 300 тысяч по республике», - заявил министр соцразвития Кудайберген Базарбаев. Сам он, согласно его декларации о доходах, в 2014 году получил зарплату 639.716 сомов за год, или по $762 в месяц.

Не менее скромно живут те, от кого также в немалой степени зависит благополучие в стране, -- депутаты, которые получают свои зарплаты, даже не появляясь на работе. В сентябре, во время предвыборной агиткампании, в стране разгорелся скандал: мол, зачем выплачивать депутатам зарплату за сентябрь, если до окончания предвыборной кампании заседания парламента проводиться не будут? Однако деньги были выплачены: в общей сложности, расходы Жогорку Кенеша (парламента) в сентябре составили 77,5 миллиона сомов, из них 44,5 миллиона ушло на зарплату депутатов и сотрудников аппарата.

Что касается нового созыва ЖК, то некоторые его члены грозили отказаться от части привилегий: служебных автомобилей и одного помощника. По подсчетам лидера фракции «Республика - Ата-Журт» Омурбека Бабанова, такие меры позволят ежегодно экономить 440 миллионов сомов. Однако эти слова оказались популистскими, потому что согласно Конституции КР, для лишения депутатов привилегий и неприкосновенности одного их заявления недостаточно: необходимо внести изменения в законы.

Кстати, каждому депутату, помимо зарплаты (напомним, что в 2012 году зарплата рядового депутата была равна 45.788 сомов) и премиальных, ежемесячно выделяется более 40 тысяч сомов на командировочные, транспортные и представительские расходы, оплату услуг связи, канцелярские товары.

Также предусматриваются командировочные расходы внутри страны и в страны ближнего зарубежья водителям депутатов - 7 тысяч сомов в месяц, на приобретение горюче-смазочных материалов для служебных авто - 10,5 тысячи сомов в месяц, на приобретение запчастей и ремонт - 2 тысячи сомов.

Вот и получается, что отработавшие по 20 лет на заводах и фабриках люди пытаются выжить на пенсию, которая в разы меньше сумм, которые выделяются на расходы водителям депутатов, не говоря уже о самих народных избранниках.

А должно быть наоборот.

Екатерина Иващенко
http://uz24.uz/society/v-sleduyushem-godu-na-charvake-poyavitsya-obshestvenniy-plyazh
К весне 2016 года на Чарвакском и Туябугузском водохранилищах будут созданы общественные пляжи со службой спасения и необходимой инфраструктурой.
Уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов выразил недовольство качеством проверки действий полицейских по делу о смерти пятимесячного Умарали Назарова в Санкт-Петербурге, сообщает «Петербургский дневник». «Я буду настаивать на проведении дополнительной служебной проверки, обращусь сегодня к министру внутренних дел и генпрокурору, потому что считаю, что такая проверка нуждается в прокурорском сопровождении», - заявил детский омбудсмен 11 ноября в Петербурге. Он отметил, что в полиции был составлен акт выявления подкинутого или потерявшегося ребенка, при этом в документе была указана фамилия, имя и дата рождения младенца, у которого имелось свидетельство о рождении. «Основным вопросом в деле о гибели таджикского малыша Умарали по-прежнему остается обоснованность и правомерность действий органов полиции при отобрании ребенка. Служебная проверка должна быть продолжена», - цитирует Астахова Metro.

Ранее на этот факт обратили внимание члены президентского совета по правам человека (СПЧ), которые усмотрели в действиях правоохранительных органов признаки должностного преступления. «Умарали Назаров не был ни подкинутым, ни заблудившимся ребенком, - говорится в докладе правозащитников. - Он не был и оставлен без попечения: в одном помещении с ним находились его родственники: мать и бабушка. Отец (Рустам Назаров) также находился рядом у входа в отдел УМВД». Таким образом, акт, составленный в полиции, не соответствовал действительности, пишет «Коммерсант». Петербургская полиция, в свою очередь, настаивает на том, что действия ее сотрудников не могли привести к смерти младенца.

Павел Астахов посоветовал родителям ребенка обжаловать действия полиции в суде. Он сообщил, что намерен подготовить доклад по делу о гибели ребенка мигрантов из Таджикистана президенту Владимиру Путину и премьеру Дмитрию Медведеву. Сегодня же Астахов побывал в Медицинском центре имени Цимбалина, в котором скончался малыш, где ознакомился только с журналом регистрации, так как иные материалы, касающиеся Умарали, были изъяты Следственным комитетом, пишет «Фонтанка».

Напомним, что Умарали Назаров скончался при невыясненных обстоятельствах в Медцентре имени Цимбалина в Петербурге в ночь на 14 октября, после того как в полицейском участке был отнят у матери – 21-летней Зарины Юнусовой, задержанной за нарушение миграционного законодательства (отсутствие регистрации). Смерть Умарали вызвала широкий общественный резонанс в Таджикистане и России. По факту гибели ребенка возбуждено уголовное дело, расследование которого взято под контроль внешнеполитических ведомств двух стран, посольства Таджикистана в Москве. После появления информации о гибели малыша Павел Астахов направил обращения Генпрокурору и главе МВД России с просьбой провести тщательное расследование действий ФМС и полиции Санкт-Петербурга.

В конце прошлой недели было обнародовано заключение судмедэкспертизы, согласно которому Умарали скончался от цитомегаловирусной инфекции, которая осложнилась развитием легочно-сердечной недостаточности. Эксперты считают, что болезнь развивалась в организме малыша длительное время. Родители Умарали не верят в озвученное заключение, уверяя, что никаких проблем со здоровьем у их сына не было.

Накануне рано утром родителей Умарали – Рустама Назарова и Зарину Юнусову – под угрозой уголовного наказания полицейские принудительно доставили в Боткинскую больницу для сдачи анализов крови. Однако от сдачи анализов они отказались, опасаясь причинения вреда их здоровью. Как отмечает адвокат потерпевшей семьи Ольга Цетлина, «они воспользовались правом не свидетельствовать против себя, полагая, что следствие пытается получить доказательства их собственной вины». Они также не были ознакомлены с постановлением о назначении экспертизы. Адвокат говорит, что родители умершего Умарали до сих пор не ознакомлены с результатами экспертизы причин смерти своего сына, хотя о выводах экспертов уже сообщили журналисты. «Нам не представили и постановление о проведении экспертизы, в котором должен содержаться перечень вопросов, поставленных перед экспертами: была ли оказана ребенку медицинская помощь, были ли на его теле телесные повреждения», - говорит Цейтлина.

Комментируя заключение судмедэкспертов, известный московский врач-педиатр Наталия Белова отмечает, что в нем «недостаточно информации»: «Я бы хотела знать, что при вскрытии обнаружили в дыхательных путях и легких ребенка, но такой информации нет. У меня много и других вопросов. Если ребенок был болен при поступлении, то почему этого не заметили врачи? Острая цитомегаловирусная инфекция действительно может за сутки убить ребенка, но в таком случае симптоматика выражена, и при поступлении ее заметили бы врачи. Если это врожденная ЦМВ, она тоже была бы заметна. У такого ребенка с рождения наблюдались бы симптомы, нарушение развития. Но у ребенка были прививки, при поступлении врачи написали «практически здоров». И вдруг он умер. Или врачи не заметили симптомы, которые привели к смерти?». Врачи отмечают, что цитомегаловирус — самая «удобная» причина смерти: при недостатке информации ни один медик наверняка не сможет доказать, что это неверный диагноз.

Мнение о недосмотре медиков разделяет и педиатр Яна Антонова. «Ребенок умер не в реанимации и не в палате интенсивной терапии, где он должен был бы находиться, если бы его состояние оценили как тяжелое. Его нашли мертвым в палате. К сожалению, это не первый и не последний случай. И дело тут совсем не в цитомегаловирусе, а в плохом уходе», - сказала врач «Коммерсанту».
Это в кино у него амплуа бандита и террориста, а в реальной жизни он - человек с большим сердцем, наполненным состраданием к самым уязвимым и нуждающимся. Выходец из Таджикистана Мемоншо Мемоншоев – член Ассоциации каскадёров России, сыгравший почти в трех десятках кинофильмов, основатель Благотворительного фонда содействия защите материнства и детства «Найди меня, мама!», который помогает оказавшимся в сложной жизненной ситуации женщинам с новорожденными малышами, а также тяжело больным детям. Благодаря фонду более сотни младенцев, от которых хотели отказаться матери, не попали в детский дом. Чаще всего подопечными фонда становятся женщины-мигрантки. В интервью «Фергане» Мемоншо рассказал о том, как уменьшить масштабы социального сиротства и легко ли это – помогать людям.

- Сколько мам с детишками прошли через твой фонд?

- Я отвечу по-другому: за шесть лет нашей работы 114 детей остались со своими мамами. Эти мамы хотели отказаться от них в роддоме, но мы убедили их не делать этого. Основная миссия фонда – помочь отчаявшимся женщинам, которые остались после родов без жилья и средств к существованию, без моральной и материальной поддержки семьи, в частности, отца ребенка.

- В твоем отношении к этому делу очень много личного, насколько я знаю…

- Я сам вырос в советском интернате. У меня рано погиб отец, а мама, оставшись одна, была вынуждена отдать нас, троих детей, в интернат, домой мы приходили только на субботу-воскресенье. И хотя интернат у нас был хороший, но отсутствие родного дома я остро ощущал. А представляете, в детском доме дети живут, как рыбы в банке. Они выходят оттуда, совершенно не приспособленные к окружающей жизни и ее законам. Поэтому их легко обмануть – мошенники у них отбирают квартиры, ими манипулируют. Многие из них теряются, пропадают. Поэтому я решил, что буду делать все, что в моих силах, чтобы как можно меньше детей попадали в детдома при живых родителях. Только вдумайтесь в эти цифры: в детских домах России находятся около 130 тысяч детей, у 80 процентов из них родители живы. Это то, что мы называем социальное сиротство, и это страшные цифры. Не должны быть дети сиротами при живых родителях.

- На сайте фонда я прочитала, что вы предоставляете матерям с грудничками временное жилье. Как женщины, которым нужна такая помощь, попадают к вам?

- О нашем фонде уже многие знают. Мы тесно сотрудничаем с многими роддомами и больницами Москвы. Когда женщина приходит писать отказ от ребенка, юристы в роддомах сообщают нам об этом. Также мы работаем с миграционными службами, посольствами центральноазиатских республик, диаспорами, организациями, оказывающими помощь мигрантам.

Иногда мы забираем женщин после выписки прямо из роддома, иногда они или их знакомые обращаются к нам сами. После родового стресса женщина очень нуждается в поддержке. Если ребенок внебрачный, нежелательный, или мужчина бросил женщину во время беременности, часто она видит в ребенке его отца, и первая ее реакция – оставить этого младенца, который напоминает ей обидчика. Поэтому чаще всего мать решает отказаться от ребенка именно в первые дни после родов, еще находясь в роддоме. Потом, через некоторое время, у нее появится материнский инстинкт – она уже не бросит свое дитя. К нам приходили женщины, которые молили нас помочь им вернуть малышей, от которых они отказались в роддоме. Но забрать ребенка обратно, когда он уже оформлен в детдом, гораздо сложнее. Поэтому мы стараемся уговорить женщин не отказываться от детей. С ними работают психологи. Недавно к нам поступила женщина-мигрантка, которая поначалу категорически не хотела оставаться с малышом. Причем она была 1973 года рождения, у нее не было других детей и, возможно, больше не будет. И она хотела отказаться от своего единственного ребенка! Мы с ней долго мучились – это были трудные беседы, и в итоге она изменила свое решение – поняла, что другого шанса стать матерью у нее может и не быть.

- По статистике, около трети оставленных в московских роддомах младенцев – дети трудовых мигрантов. Женщины из центральноазиатских стран бросают детей, рожденных вне брака, потому что боятся осуждения на родине. Могу предположить, что к вам часто попадают именно такие женщины?

- Мы не делим женщин по национальностям или гражданству – помогаем всем, кому нужна помощь. К нам попадают разные, в том числе россиянки, и даже москвички. Но, конечно же, большая часть нашего контингента – приезжие, в частности, мигрантки из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии, Украины. В этих странах в последние годы многих детей воспитывают бабушки или какие-то родственники, так как родители находятся на заработках. У детей потеряна связь с родителями. А потом они вырастают и не чувствуют этой связи и со своими собственными детьми. Вы правы, часто это женщины, которые родили вне брака. В Азии это постыдно. Незаконнорожденных детей у нас называют «харам», то есть «грязный». Но ребенок грязным не бывает! Дети – это маленькие ангелочки, они не несут ответственности за действия своих родителей. В последнее время также участились случаи брошенных беременных жен. Буквально недавно к нам обратилась беременная женщина из Таджикистана, которую с двумя детьми бросил муж. Она просила нас помочь отправить ее на родину, так как у нее не было средств на дорогу домой.

К сожалению, в настоящее время у нас нет собственного помещения, и наших подопечных временно принимает православный приют «Китеж» и приют «Незнайка», за что им большое спасибо. Но скоро у нас будет свой приют – сейчас мы работаем в этом направлении. Таких приютов, которые своевременно и бескорыстно помогают женщинам в трудных жизненных ситуациях, должно быть больше. Тогда меньше будет детей-отказников, меньше воспитанников в детдомах.

- Как долго «гостят» в приюте женщины с малышами?

- До тех пор, пока мы не уладим вопрос либо с жильем, либо с отправкой их домой, на родину. Буквально пару недель назад мы отправили в Таджикистан женщину, которая недавно родила. Бывает, что женщины остаются в приюте на 2-4 месяца, но были случаи, когда они задерживались у нас до полугода. Иногда в приюте останавливаются женщины с больными детьми – с онкологией, ДЦП.

- А кто ведет переговоры с родственниками, которые находятся на родине?

- Я сам. Некоторые уже знают о том, в какое положение попала их дочь или сестра. С другими бывает сложнее. Но чтобы родственники не приняли или отказались от них – такого ни разу не было. Было даже, что они сами приезжали за своими дочерьми или сестрами. Была у нас, например, девушка-узбечка из Киргизии, которая хотела оставить ребенка в детдоме, потому что боялась признаться родственникам. Но после того как мы все уладили с ее родней, она отвезла малыша маме, а через некоторое время вернулась в Россию и открыла свою торговую точку. Все у нее сложилось удачно. Она пришла к нам и уже предлагала свою помощь. Добро передается по цепочке.

- Слушаю тебя, и контрапунктом вспоминается недавняя трагедия в Питере, когда у женщины из Таджикистана в полиции забрали пятимесячного малыша, после чего он умер. Задача твоего фонда – чтобы ребенок остался с родной мамой, а тут младенца насильно оторвали от его матери, следуя каким-то инструкциям…

- Для меня очевидно одно: нельзя разлучать грудного ребенка с мамой, кроме очень редких исключений. Никто не заменит ребенку мать, он может даже заболеть от разлуки с ней. Отсутствие регистрации у матери – не повод, чтобы отлучать от нее малыша. В любой ситуации ребенок должен был остаться с матерью, ведь она не была преступницей, опасной для общества, или невменяемой. И те люди, которые пишут законы или инструкции, по которым ребенка нужно отделить от матери, наверное, не думают, что с ними самими или их близкими может произойти нечто подобное. Но никто ни от чего не застрахован. Если бы они представили свою сестру или дочь, у которой в чужой стране полиция отбирает новорожденное дитя, наверное, задумались бы над тем, как сделать законы более лояльными, защищающими, в первую очередь, интересы ребенка. Конечно, виновные должны быть найдены и наказаны. Но страшнее то, что всем, кроме родителей, была безразличная судьба этого малыша. К нему отнеслись, как к вещи, которая мешала составить административный протокол. И это обернулось таким несчастьем. Люди стали бессердечными, человечность и сострадание теперь редкие явления. Внук ждет, когда умрет бабушка, чтобы ему досталась ее квартира. Ученики избивают учителя. Нет уважения к родителям, к старшим. И это касается не только России. Везде в людях очень много ненависти по отношению друг к другу.

- Ты сказал, что к вам обращаются также родители детишек с тяжелыми заболеваниями. Твой фонд собирает средства на их лечение?

- Средства на лечение мы сами не собираем, но обращаемся в те фонды, которые занимаются сбором таких средств. Мы помогаем устроить детей в клиники на лечение, помогаем приобрести нужные препараты. Сотрудничаем со многими фондами, в частности, с Фондом «Подари жизнь» Чулпан Хаматовой, Фондом «Солидарность». Они помогают нам с лекарствами и сбором средств на лечение. Мы официально обращаемся к ним от своего фонда, а они уже собирают средства. Кому-то нужны ортопедические принадлежности, коляски. Моя задача – информировать людей, сводить их с нужными организациями, да и просто говорить добрые слова, дарить улыбки. Я всегда шучу с нашими подопечными, и когда они смеются в ответ на мои шутки, мне становится радостно. Ведь смех и хорошее настроение помогают преодолевать болезни и неприятности.

- А кто поддерживает деятельность фонда «Найди меня, мама!»?

- Конкретных спонсоров у нас нет, грантов тоже. Многие организации берут деньги под проекты, от которых нет никакой реальной пользы. Кто действительно хочет делать добро – к тому сами потянутся те, кто захочет помочь. Я уверен, что организовать такую деятельность может каждый. Для этого нужно просто открыть фонд и очень хотеть бескорыстно помогать людям. У добрых дел не бывает конкурентов. Как мы начинали? У нас совсем не было денег. Но нашелся человек, который бесплатно предоставил помещение. Православный храм помог с детской одеждой – пеленками, распашонками. Мои друзья из мечети помогли другими бытовыми принадлежностями, знакомые ребята с рынка – продуктами. Появились волонтеры – врачи, психологи. По почте люди нам отправляют памперсы, продукты. Мы собираем небольшие деньги только по Qiwi. В месяц выходит 30-40 тысяч – это на транспортные расходы, бензин, оплату счетов. И пока никаких проблем у нас нет.

- Ты ведь еще и киношник… Снимаешься сейчас? И что для тебя на первом месте – работа в кино или общественная деятельность?

- В моей жизни они взаимосвязаны. И работа в кино, и работа на благо людей мне приносят удовлетворение. Общественная деятельность дает мне пищу для киноработ. Сейчас я больше работаю в качестве режиссера – снимаю документальные фильмы и ролики, пропагандирующие семейные ценности, материнство. В декабре запускаю свой первый игровой художественный фильм, который будет называться «Только мама одна нам дается от бога», который снят в приюте «Незнайка». Его сюжет основан на реальной истории. Нам позвонили из православного храма и сказали, что одна девушка-азиатка с ребенком осталась буквально на улице. Мы забрали ее. Она рассказала нам такую историю. Родила вне брака, отец исчез. Жила с ребенком у подружки. И вдруг пришел брат, который был очень строгих правил. Она со страху ребенка в шифоньер засунула. И пока он сидел в течение часа, ребенок даже не пикнул. Она скрывала от брата ребенка, потому что боялась его гнева. А когда однажды он увидел малыша, то подруга сказала, что это ее ребенок. В фильме переплетаются и драматические, и комические моменты. Правда, в жизни эта история закончилась трагически. А у моей картины будет хороший финал.

- Как бы хотелось, чтобы и в жизни все истории заканчивались хорошо.

- Это зависит от нас, людей. Мы не должны разделять друг друга по национальностям или вере, должны быть добрее и терпимее – только доброта спасет этот мир. Сейчас все помешаны на деньгах – отношения между людьми определяют только деньги, деньги, деньги. Те, кто живет в достатке, редко думают о тех, кому тяжело и нужно помочь. А чтобы делать добро, деньги не нужны. Приведу пример. Перед православной Пасхой я собрал своих земляков-таджиков, 150 человек, и на православном Донском кладбище мы организовали субботник – за несколько часов отреставрировали скамейки, решетки, убрали листья, мусор. Бабушки, которые нас видели, плакали, потому что мы, мусульмане, убирали православное кладбище. Вот это и есть взаимопонимание, доброта. Сначала надо быть человеком, а потом уже православным, католиком, мусульманином. У доброты нет религии и национальности.

У меня много планов по дальнейшей деятельности фонда. Хочу организовать работу с детьми из детдомов и интернатов по каскадерскому, актерскому мастерству, обучать их монтажу, операторской работе. Я с ними уже немного работал и часто соприкасаюсь. Им это интересно. Многие из них сложные – их нужно направить по жизни, сориентировать. Человек должен после себя что-то хорошее оставить – не золотой унитаз или дворец, а что-то доброе и полезное для людей. Для меня рубин – всего лишь камень. Настоящее богатство – это хорошие люди.

Фото из личного архива Мемоншо Мемоншоева

Беседовала Нигора Бухари-заде
По меньшей мере, восемь человек получили ранения в ходе проходящей сегодня в Кабуле многотысячной демонстрации против недавнего убийства мирных жителей в южной провинции Забуль, передает TOLOnews.

В минувшие выходные боевики так называемого «Исламского государства» («Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб.) расправились с семью заложниками-хазарейцами, которые были похищены несколькими месяцами ранее. Они были казнены посредством обезглавливания. В числе жертв кровавого преступления – три женщины и девятилетняя девочка. По данным афганских СМИ, предположительно боевики ИГ казнили пленников после начала наступления со стороны талибов. Минувшей ночью тела погибших, возвращённые родственникам, были доставлены в Кабул.

Несколько десятков тысяч афганцев собрались на демонстрацию, чтобы почтить память жертв и выразить протест против жестокого преступления в отношении беззащитных мирных граждан. Демонстранты, прошествовав по улицам города с гробами до президентского дворца, выступили против группировки ИГ и движения «Талибан», подчёркивая, что все народности Афганистана должны объединиться в борьбе с общей угрозой, пишет Афганистан.ру.

Участники акции также осудили деятельность правительства, отмечая, что при условии активных мер со стороны официальных властей заложников можно было бы спасти до того, как произошло непоправимое. Демонстранты требовали отставки президента Афганистана Ашрафа Гани и главы исполнительной власти Абдуллы Абдуллы, возлагая на первых лиц государства ответственность за недостаточный уровень безопасности в стране. Отдельные демонстранты начали бросать камни, и была предпринята попытка прорваться сквозь ворота президентского дворца, в связи с чем правоохранительные органы были вынуждены открыть огонь. В связи с угрозой беспорядков в афганской столице повышены меры безопасности, в район дворца были направлены отряды быстрого реагирования МВД.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner