?

Log in

No account? Create an account

November 6th, 2015

Крупнейший в России легальный онлайн-кинотеатр Ivi.ru объявил о запуске своих русскоязычных сервисов в странах СНГ, включая все пять республик Центральной Азии.

Ict-online.ru поясняет, что ранее доступ для просмотра имели только российские граждане согласно договоренности с правообладателями. Теперь, как рассказал генеральный директор ivi Олег Туманов, компания заключила договор с телеканалами, чтобы получить дополнительные права на страны СНГ. Он признал, что «качество интернет-связи там [в странах СНГ] хуже, нежели в России, тем не менее мы надеемся на стабильный рост бизнеса». Туманов добавил, что компания не планирует в ближайшее время инвестировать в проект крупные суммы.

Просмотр ivi доступен пользователям на любых устройствах, поддерживающих формат потокового видео. В онлайн-кинотеатре можно найти самые популярные и новые фильмы и сериалы ведущих мировых киностудий, многие из которых еще не представлены на легальных видеосервисах в странах Центральной Азии. В дальнейшем сервис рассчитывает пополнить свой каталог контентом, произведенным в Узбекистане и Казахстане.

Премьерные фильмы появляются на ivi через 2-4 недели после старта в кинотеатрах и доступны с оплатой за отдельный фильм. Большая часть контента доступна бесплатно с просмотром рекламы. Для пользователей, которые предпочитают не прерывать свой киносеанс на рекламу, доступна услуга «ivi+» - за 199 российских рублей (примерно 8168 узбекских сумов) можно не только отключить рекламу, но и получить доступ к просмотру видео в максимальном качестве Full HD, к расширенной библиотеке премиального кино, а также получить скидку на новинки и блокбастеры.

Ivi развивает рынок легального онлайн-видео на протяжении пяти лет. В 2014 году компания вошла в Топ-50 самых быстро развивающихся стартапов в Европе.
http://www.gazeta.uz/2015/11/06/chess/
Тринадцатилетний ташкентский школьник Шамсиддин Вохидов стал чемпионом мира по шахматам 2015 года среди юниоров до 14 лет, сообщает сайт Sehrli shahmat.
http://rus.ozodlik.org/content/article/27347185.html
Вслед за ужесточением миграционных законодательств в России и Казахстане, обесцениванием рубля и тенге большая часть годами работавших в этих двух странах узбекских мигрантов начали возвращаться обратно в Узбекистан. Как сообщили «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода») вернувшиеся из России в Узбекистан мигранты, на бирже труда им заявили, что подобная категория граждан в течение года не сможет устроиться на работу в государственные органы.
Бывший политзаключенный, узник самой жестокой туркменской тюрьмы Овадан-Депе Гельды Кяризов стал героем передача «Актуальное интервью», вышедшей накануне в эфир на телеканале CATV NEWS. Известный коннозаводчик рассказывает о том, как будучи председателем гособъединения «Туркмен атлары» («Туркменские кони») работал по спасению ахалтекинской породы лошадей от исчезновения, о гонениях и нападениях, которым подвергся он сам и его близкие, о годах, проведенных в заключении, о том, как он почти девять лет пытался выехать из республики, и о сегодняшнем дне Туркмении.

«Интервью Гельды Кяризова – это взгляд туркменистанца, который успел побывать и министром, и политзаключенным в самой страшной тюрьме региона Овадан-Депе. Он один из считанных политзаключенных современной Туркмении, которым удалось выбраться из жерновов репрессий живым. Он успел посидеть и при первом Туркменбаши Сапармурате Ниязове, посадившем его, и при втором Аркадаге Гурбангулы Бердымухамедове, не выпустившем его. Он едва ли не единственный за последнее время диссидент, кому удалось вырваться из Туркмении на свободу. За это ему пришлось пережить серию нападений в Ашхабаде и даже одно уже здесь, в Москве, - предваряет откровенный рассказ Кяризова корреспондент CATV NEWS. - Это интервью – смелый поступок гордого человека, который пережил столько, сколько не каждому выпадало в самые кровавые сталинские годы. Слова Гельды Кяризова дополняются воспоминаниями его супруги Юлии Серебрянник, которая рассказывает о жизни и переживаниях жены политзаключенного. Они вместе представляют нам картину современного Туркменистана, его тотальной системы страха, личностей президентов, построенных ими дворцах и страшных тюрьмах».

Интервью взято в Москве накануне визита в Центральную Азию госсекретаря США Джона Керри, к которому, в частности, обращаются Кяризов и его супруга Юлия Серебрянник. Передачу можно посмотреть по этой ссылке или прямо на нашем сайте:
http://rus.ozodlik.org/content/article/27346510.html
В Ташкенте снова возник острый дефицит бензина. На видеороликах, размещенных в социальных сетях можно увидеть километровые очереди автомобилей на автозаправочных станциях узбекской столицы. Данное обстоятельство стало также причиной многочисленных заторов на столичных дорогах.
Шестого ноября в Казахстане официальный курс доллара составил 307.53 тенге, это почти на девять тенге выше, чем вчера. В казахстанских обменниках курс доллара сегодня варьируется от 307 до 311 тенге за доллар, сообщает Tengri.news. Национальный банк Казахстана счел необходимым объяснить падение тенге, заявив, что минимизирует свое участие на внутреннем валютном рынке с 5 ноября в целях сохранения золотовалютных активов Нацбанка и Национального фонда, и дальнейшая динамика обменного курса тенге будет формироваться под воздействием факторов, определяемых, в основном, динамикой ценовой ситуации на мировых финансовых и товарных рынках.

В октябре Национальный банк Казахстана продал из Национального фонда валюты на сумму порядка 3,9 миллиарда долларов, сообщал АМИ «Новости-Казахстан». Однако 2 ноября президент сменил руководство Нацбанка: вместо Кайрата Келимбетова председателем был назначен Данияр Акишев, который и заявил о необходимости сохранять активы Нацфонда. Многие эксперты объясняют падение курса тенге именно сменой главы Нацбанка. Так, экономист Евгений Кочетов объяснил Tengri.news: «Было четко видно, что Кайрат Келимбетов не хотел видеть тенге дешевле 300 за доллар, всячески поддерживая интервенциями нашу валюту. Теперь пришел Акишев, который, я больше чем уверен, имеет альтернативную точку зрения. Поэтому, повышение курса, как я считаю, - следствие прихода Акишева».

Предыдущий резкий взлет курса доллара – до 283.98 тенге - был отмечен 16 сентября 2015 года, тогда некоторые банки закрыли обменные пункты из-за нехватки валюты.

Напомним, что 20 августа Казахстан отпустил тенге в свободное плавание, приступив к реализации новой денежно-кредитной политики, был отменен валютный коридор. Тогда биржевой курс казахстанской нацвалюты упал до 255,26 тенге за доллар, обвалившись на 26% за сутки. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев заявил, что альтернативы не было: свободное курсообразование позволит восстановить конкурентоспособность экономики страны и сохранить резервы.

По данным Комитета по статистике, цены на продовольственные товары за октябрь увеличились на 4,6%, непродовольственные — на 10,2%, платные услуги — на 1,1%. Единственной категорией из услуг, которая подешевела в октябре, стал проезд воздушным транспортом – его стоимость упала на 1,5%, приводит статистику портал Nur.kz.
Двадцатого октября 2015 года Бишкек потрясла новость об очередном ДТП со смертельным исходом: 18-летний водитель сбил девочку на пешеходном переходе и, протащив ее 50 метров на капоте своей машины, скрылся с места преступления. Сводки о страшных ДТП на дорогах Кыргызстана и, в частности, в Бишкеке появляются на новостных лентах чуть ли не каждый день.

В пресс-службе Дорожно-патрульной службы (ДПС) Министерства внутренних дел Кыргызстана «Фергане» сообщили, что за 9 месяцев 2015 года сотрудниками ДПС в целом по республике было выявлено 520.529 факта нарушений правил дорожного движения. Среди них:

- управление транспортом в состоянии опьянения – 10.409 факта;

- нарушение правил проезда перекрестков, обгона и маневрирования, выезд на встречную полосу движения, несоблюдение дорожных знаков, правил остановки и стоянки – 70.551 факт;

- управление транспортным средством с самовольно снятым госномером – 3.704 факта;

- управление транспортным средством с подложным госномером - 203 факта;

- проезд на запрещающий сигнал светофора – 16.676 факта;

- управление технически неисправными транспортными средствами – 8.752 факта;

- превышение скоростного режима движения – 65.634 факта.

За 9 месяцев 2015 года по республике было зарегистрировано 5.143 ДТП, погибло 774 человека и еще 7.594 человек получили ранения различной степени тяжести. 1.049 ДТП произошло с участием детей, 82 ребенка погибло, 1.204 было ранено.

Было зарегистрировано 230 ДТП с тяжкими последствиями (трое и более погибших). В таких авариях погибло 220 человек, ранения получили 1.247 человек. С участием пассажирского транспорта произошло 363 ДТП, погибло 32 человека и еще 689 получили травмы.

Еще 12 июня на заседании правительства Кыргызстана министр внутренних дел Мелис Турганбаев сообщил, что в стране за пять лет только с участием общественного транспорта произошло 2.217 ДТП, в которых погибли 403 челловека и было ранено 4.077 человек. Ежегодно в авариях, по данным министра, погибает в среднем 130 детей.

Казалось бы, при таком количестве ДТП в стране должен заработать проект «Безопасный город», который предполагает оснащение городских перекрестков видеокамерами, то есть автоматическую видеофиксацию всех нарушений. Этот проект уже внедрен в Казахстане, Таджикистане и начали его внедрение в Узбекистане.

Однако в Кыргызстане этот проект уже дважды проваливался. Предполагается, что основная причина – нежелание структур МВД отказываться от «кормушки» в виде штрафов. Пока решать проблему многочисленных нарушений решили повышением штрафов, летом 2014 года они выросли в два раза. А чтобы деньги уходили в казну, сотрудников ДПС оснастили POS-терминалами, когда штраф оплачивается не наличными, а с карты. Правда, и здесь не обошлось без выдумки ДПС. Мои друзья при мне дважды пытались оплатить штраф картой, однако сотрудники ДПС все равно просили наличные, утверждая, что терминал поломан.

Не меньше, чем ДПС, в сложившейся ситуации виноваты водители, которые покупают права, знают, что взятка меньше штрафа, а от суда можно откупиться. В Бишкеке, действительно, страшно водить, потому что здесь никто не водит по правилам. Только за 10 минут, пока ждала маршрутное такси на остановке рядом с оживленным перекрестом, я увидела проезд на красный свет, остановку за стоп-линией, машины не пропускали пешеходов. Стоя в пробке, водители маршрутных такси могут выехать на встречную полосу, чтобы быстрее проехать. Когда я пару раз пыталась указать водителям на это нарушение, меня открыто посылали.

При этом, даже если дело доходит до суда, наказания можно избежать. Так, вся страна следила за делом Азамата Омуркулова, сына бывшего мэра Бишкека Исы Омуркулова. 15 августа 2011 года по дороге с Иссык-Куля произошло ДТП с его участием, в результате которого погибло три человека. И хотя Азамат Омуркулов был признан виновным, он так и не получил наказания. Один за другим родственники погибших отзывали свои претензии. В итоге в ноябре 2011 года суд был прекращен. Тогда адвокат Омуркулова пояснил, что его подзащитный «не оправдан, просто дело закрыто, но в любой момент родственники погибших могут обжаловать решение суда и возобновить дело».

Еще одно громкое ДТП произошло 26 февраля 2013 года, когда водитель депутата от фракции СДПК Ирины Карамушкиной Алексей Хурасев насмерть сбил человека. Суд назначил ему два года условно, несмотря на то, что в момент совершения аварии Хурасев находился в состоянии алкогольного опьянения. И подобных дел десятки.

Айбек Баратов: «С каждым годом все больше погибших в ДТП»

Гражданский активист Айбек Баратов - один из тех, кто собственными силами пытается бороться с коррупционной системой ДПС и нерадивыми водителями, снимает видеоролики о правилах поведения на дорогах, воюет с сотрудниками ДПС, которые берут взятки, встречается с начальством Дорожно-патрульной службы и предлагает свою помощь в решении проблем.

Власти Кыргызстана считают, что рост ДТП связан с увеличением числа праворульных машин. Так, экс-глава ДПС МВД Талантбек Исаев приводил статистику, согласно которой за первый квартал 2014 года с участием праворульных машин произошло 377 ДТП, в которых погибли 54 человека, 572 пострадали. Из них 271 инцидент произошел по вине водителей, погибло 48 человек. 27 февраля 2015 года президент Атамбаев одобрил поправки в закон о запрете ввоза в Кыргызстан праворульных автомобилей.

«Когда я вернулся в Кыргызстан после учебы в Англии, я был в шоке от происходящего на наших дорогах, - говорит Айбек Баратов. - Меня озадачило наплевательское отношение водителей к ПДД (правилам дорожного движения). Потом мой фокус сместился на сотрудников дорожно-патрульной службы, с которыми началось противостояние: я стал снимать и выкладывать в соцсети видео об их работе. Люди, которые всегда объединяются против общего врага, начали меня поддерживать. Однако, все больше знакомясь с ДПС и получая информацию и от них тоже, я стал понимать, что проблема намного шире: в первую очередь, в ситуации на дорогах виновато наше общество и правительство. Я бы сам стал взяточником, если бы у меня была зарплата в $150 (а именно такая у сотрудников ДПС). Теперь, спустя три года активной работы, меня знают и ДПС, и горожане, и я выполняю роль посредника между ними. Работаю на улучшение ситуации, снимая обучающие ролики для водителей и встречаясь с чиновниками из МВД, донося свое видение решения ситуации».

«У нас самая высокая статистика смертности на дорогах среди стран СНГ: около тысячи смертей в год. Также неуклонно растет количество транспортных средств. Последние 10 лет я специально собирал статистику. В 2001-ом году в КР было зарегистрировано 261.676 машин, произошло 703 смерти в ДТП. В 2005 году – 266.650 авто и 893 смерти, в 2006 – 283.892 авто и 1.051 смерть. Потом был разрешен ввоз в страну дешевых японских машин, и в 2013 году автомобилей стало 880.000, произошло 1.217 смертей, в текущем году зарегистрировано уже 1.200.000 машин. То есть за 10 лет количество машин увеличилось в шесть раз, а количество смертей на дорогах - в два раза. Очень печальная статистика», - говорит Айбек Баратов.

Айбек Баратов категорически не согласен с тем мнением, что положение руля в машине влияет на число смертей на дорогах. «Если следовать логике ДПС, то леворульные авто тоже надо запрещать, потому что большая часть аварий происходит с участием этих машин. Реальные причины аварий – не то, с какой стороны расположен руль, а нарушение правил: выезды на встречную полосу, проезд на красный свет, нетрезвое состояние водителей».

«Основная причина ДТП - в наплевательском отношении участников движения на закон. Даже сами сотрудники ГАИ не знают ПДД, я это лично проверял. Аналогичная ситуация с водителями. Люди не понимают, что заезд за стоп-линию или пересечение двойной сплошной – это нарушение. ПДД – это закон, и там написано, что если ты пересек двойную сплошную, то должен понести наказание. Кыргызстанцы же уверены, что никакой ответственности не будет, если их не увидел сотрудник ГАИ. По мнению наших граждан, ПДД надо соблюдать не для безопасности на дорогах, а для ГАИ. Это коллективная безответственность. Яркий пример: друзья меня спрашивают, зачем ты пристегиваешь ремень безопасности, здесь же нет ГАИ? И не понимают, что я делаю это не для ГАИ, а для себя. Или последний случай. Сбивший школьницу 18-летний водитель сказал, что в момент аварии он объезжал пешеходов, которые шли по переходу. А ведь он не должен был их объезжать, ему надо было остановиться и подождать, пока люди пройдут. И водитель явно не понимал, что нарушил ПДД». (По сообщениям СМИ, «водитель двигался в северном направлении по улице Жукеева-Пудовкина, не доезжая до Орто-Сайского рынка, на пешеходном переходе, не сбрасывая скорости и пытаясь объехать переходивших дорогу людей, он не среагировал на выскочившую девочку». - Прим. «Ферганы».)

По мнению Баратова, решение проблемы только одно - внедрение проекта «Безопасный город» (БГ).

«Участников проекта интересовала нажива, а не безопасность граждан. В МВД мне рассказывали, что за сутки на одном перекрестке в Бишкеке происходит около 600 нарушений. Всего в столице 200 перекрестков. Если средний штраф составляет примерно 500 сомов, то госбюджет будет собирать просто колоссальные деньги. И самое главное - повысится ответственность водителей благодаря неотвратимости наказания, они уже не смогут предложить взятку. Не стоит опасаться, что сотрудники ДПС останутся без работы. Наоборот, проект, который окупится за полгода, сможет обеспечить сотрудников ДПС высокими зарплатами, социальным пакетом, служебными машинами. Потом надо будет провести конкурс среди сотрудников ДПС, чтобы на работе остались лучшие. Это подразделение станет элитным, его сотрудники будут патрулировать город, а не как сейчас - прятаться в кустах в ожидании нарушителя, с которого можно «снять» штраф. Но если «Безопасный город» до сих пор не внедрен, значит, оседающие в карманах чиновников штрафы важнее тысячи смертей на дорогах», - заключил Айбек Баратов.

«Безопасный город»: сколько и когда

Что же предпринимает система МВД, чтобы изменить ситуацию? На этот и другие вопросы «Фергане» ответил начальник Главного штаба МВД Кыргызстана Бактыгул Абдыжалиев. Он подтвердил: в 2011 году Всемирный Банк признал, что в Кыргызстане – один из самых высоких показателей смертности на дорогах в мире. После этого заявления был инициирован проект «Безопасный город» (его планировали внедрить в местах с наибольшей смертностью: городах Бишкек, Ош и на туристической трассе Бишкек-Каракол). Проект, в зависимости от сложности, мог потребовать от 50 до 150 миллионов долларов.

«Было проведено два тендера, в 2012-м и 2014-м годах. Однако оба тендера ничем не закончились по различным причинам, начиная от нехватки опыта у Кыргызстана реализовывать такие проекты, так и из-за личных интересов некоторых людей. Второй тендер проводился на принципах государственно-частного партнёрства, однако тоже провалился: у государства не было опыта проведения таких тендеров, решение по победителю было принято нечестно, победил худший из участников. По итогам тендера власти не стали подписывать итоговый документ и брать на себя ответственность за $62 миллиона, которые выделялись из бюджета на реализацию проекта. В настоящее время по итогам тендера проходят три суда», - рассказал Абдыжалиев.

«Народ продолжает испытывать трудности, и сейчас на дорогах не та дисциплина, которую мы бы хотели видеть. В течение года мы обсуждали этот вопрос с Молдавией, у которой большой опыт реализации высокотехнологичных проектов. В итоге была достигнута договоренность с МВД Молдавии о предоставлении Кыргызстану на безвозмездной основе программного обеспечения (ПО) для «Безопасного города». Эта платформа стоит порядка $500 тысяч, - объясняет Абдыжалиев. - ПО - это ядро, а необходимую технику мы закупим постепенно. Всего нам надо около двух тысяч камер на всю столицу. ПО мы ожидаем в конце ноября, а в январе-феврале 2016 года установим первые два комплекса оборудования. Мы посчитали, что две установленные камеры при взыскаемости штрафов в 30 процентов дадут доход порядка пяти миллионов сомов (почти 72,5 тысячи долларов. – Прим. «Ферганы») в месяц. Поступления от первых штрафов позволят нам расширить систему без тендеров и скандалов. При этом постепенное внедрение «Безопасного города» позволит получить опыт, который мы не имели при проведении тендеров: как происходит фиксация нарушения, как определяется местонахождение нарушителя, производится взыскание штрафа и т.д. Мы слышим много критики в наш адрес, но здесь важно все просчитать. Например, в Таджикистане низкофункциональные камеры и целый зал операторов, которые всю информацию прорабатывают вручную. Мы хотим получить полностью автоматизированный проект, чтобы избежать коррупции и оптимизировать человеческие ресурсы: несколько людей смогут оперировать всей системой. Но это другого уровня оборудование, а значит, другая стоимость», - рассказал Абдыжалиев.

На вопрос, будет ли затем упразднена система ДПС, Абдыжалиев ответил: «Правительство одобрило наш проект «Дорожной карты» по улучшению дорожной и общественной безопасности – фактически, это проект кардинальной реформы ДПС, которая будет упразднена, а вместо нее создадут новую службу, которой передадут функции ДПС. Так называемая патрульная милиция войдет в структуру Главного управления общественной безопасности, и это будет универсальный патруль, как в Грузии, Молдавии, Казахстане. Полностью экипированный универсальный полицейский будет работать по линии ГАИ, общественной безопасности, задержаний, раскрытия преступлений и т.д. При поступлении вызова в единый центр патруль будет приезжать в течение нескольких минут».

По словам Абдыжалиева, «дорожная карта» состоит из трех направлений: создания универсального патруля, запуска пилотного проекта «Безопасного города» и внедрения «Электронной книги учета преступлений». Данный проект, уверен чиновник, позволит окончательно провести реформу киргизской милиции. На все это требуется, по словам Абдыжалиева, $9,5 миллионов, которые Минфин должен заложить в бюджет 2016 года.

Реализовать все эти проекты глава штаба МВД пообещал в рекордные сроки – до конца 2016 года. «Реформа будет начата 1 января 2016 года, а полноценную структуру мы получим через год - полгода уйдет на разработку нормативно-правовых актов и их утверждение».

Программное обеспечение

О том, что проект «Безопасный город» - это не просто установка подаренного программного обеспечения, а кропотливая работа, «Фергане» рассказал директор по развитию IT-компании Green Light Данияр Ниязов, который участвовал в первой разработке данного проекта в 2012 году.

«Перед внедрением такого сложного и комплексного проекта, как «Безопасный город», нужно проанализировать текущее положение дел на дорогах и начать с законодательной базы, - сказал Ниязов. - Программно-аппаратный комплекс должен не только фиксировать совершившего нарушения, должна быть отработана процедура нахождения в базе владельца авто и взыскание штрафа. Естественно, что предварительно должна быть создана база автовладельцев. Допустим, мне придет штраф за ПДД, почему я должен буду его оплатить? Надо создать такие условия, чтобы мне, как автовладельцу, было лучше его заплатить, чем нет. В Таджикистане штрафы привязаны к некоторым процедурам, например, нельзя пройти техосмотр, если на владельце автомобиля висят штрафы. Насколько я знаю, в нашей стране такая работа пока не проведена, и как будут взымать штрафы - непонятно».

«Следующим шагом будет подбор качественного оборудования и доработка программного обеспечения, - продолжил Ниязов. - В идеале оно должно фиксировать все нарушения: например, кто-то оставил подозрительный пакет, произошла драка или надо оперативно найти совершившую наезд машину. Грамотно продуманный «Безопасный город» может стать незаменимым инструментом для милиционеров, которые сейчас все оперативные действия проводят вручную».

«В ходе проработки проекта в 2012 году мы с некоторыми чиновниками ездили в Баку для ознакомления с их опытом внедрения БГ. Их программно-аппаратный комплекс был самого высокого качества. Например, если совершавшая наезд машина «пряталась» за автобус, высокочувствительные камеры распознавали ее номер даже через стекла автобуса. Самое важное на этом этапе - это программное обеспечение. Универсального ПО не бывает, оно не может быть подарено другой страной, а должно быть создано под конкретные нужды, начиная от климата и заканчивая менталитетом водителей. У программистов есть заповедь: лучше написать свой код, чем доработать чужой. Подаренное ПО – не самый лучший вариант. Я считаю, что лучше купить собственное ПО и получить гарантию, что оно будет качественно работать. За этим ПО должна стоять высококлассная компания с многолетним опытом работы в разных странах, которая будет нести ответственность в случае сбоев и дорабатывать ПО под растущие требования по мере необходимости », - заключил Данияр Ниязов.

Екатерина Иващенко
http://anhor.uz/columnists/deficita-benzina-net-a-ocheredi-vse-dlinnee
«Дефицита бензина в Узбекистане нет, очереди на автозаправках вызваны ажиотажем и стремлением некоторых автомобилистов запастись бензином впрок из-за слухов о сокращении производства топлива и повышении цен. Бензина в республике достаточно для обеспечения потребностей автомобилистов. Цена на бензин повышаться не будет». Таков ответ «Узнефтмахсулот» на запрос редакции Anhor.uz.
Ряд американских юридических фирм подал против телекоммуникационного холдинга Vimpelcom Ltd. классовые иски из-за сокрытия компанией информации о взятках, которые она платила за доступ на рынок Узбекистана, сообщает 6 ноября «Интерфакс».

Классовый иск (class action) - иск от неограниченного круга владельцев акций публичной компании к самому эмитенту, его руководству или членам совета директоров. Пятого ноября о подаче таких исков сообщили, по крайней мере, семь американских фирм: Robbins Arroyo; Rigrodsky & Long; Bronstein, Gewirtz & Grossman; Pomerantz; Gainey McKenna & Egleston; Rosen Law Firm; Levi & Korsinsky.

Поводом для массовой подачи исков стало сообщение Vimpelcom Ltd. от третьего ноября о создании резерва в $900 млн на покрытие возможных штрафов, связанных с расследованием «узбекского дела», и последовавшее за этим падение акций оператора более чем на 4 процента. Четвертого ноября в Осло был арестован бывший гендиректор холдинга Джо Лундер (Йо Улаф Люннер, Jo Olav Lunder). Как передают «Ведомости», шестого ноября Vimpelcom Ltd. отчитался о чистом убытке в $1 млрд в III квартале и признал, что ему придется избавляться от активов. Каких конкретно - не уточняется.

Претензии юристов к холдингу практически идентичны: «Vimpelcom не раскрыл информацию о том, что в целях получения доступа на телекоммуникационный рынок Узбекистана заплатил десятки миллионов долларов в виде взяток компании, подконтрольной дочери президента Узбекистана Гульнаре Каримовой». К искам могут присоединиться инвесторы, владевшие акциями компании с 30 июня 2011 года по 2 ноября 2015 года.

Напомним, компанию VimpelCom Ltd подозревают в переводе на счета зарегистрированной в Гибралтаре фирмы Takilant, которая, по неофициальным данным, принадлежала Гульнаре Каримовой, $213 млн в качестве взятки за выход на узбекский телекоммуникационный рынок. Takilant была миноритарным акционером VimpelCom с 2007 по 2009 годы, когда последний развивал бизнес в Узбекистане. VimpelCom не отрицал сотрудничество с Takilant с целью приобрести частоту в Узбекистане. Власти США и Нидерландов (в Амстердаме расположена штаб-квартира Vimpelcom) с марта 2014 года расследуют сделки Vimpelcom с Takilant. В январе 2015 года миноритарный акционер Vimpelcom, норвежский холдинг Telenor, опубликовал анонимный отчет, поступивший в министерство торговли, промышленности и рыболовства Норвегии, из которого следует, что Vimpelcom платил Каримовой с 2006 по 2012 год и перевел ей $219,5 млн.

В настоящее время расследование в отношении Takilant ведут также власти Швейцарии и Швеции. Подробнее об этом можно прочитать в рубрике «Ферганы.Ру» «Гульнара Каримова» или пройдя по этой ссылке.
http://nuz.uz/moi-uzbekistancy/8948-sharaf-rashidov-mgnoveniya-zhizni.html
Исполнилось 98 лет со дня рождения нашего выдающегося соотечественника Шарафа Рашидовича Рашидова, почти четверть века, руководившего республикой.
http://rus.ozodlik.org/content/article/27348592.html
В городе Гулистан Сырдарьинской области Узбекистана сгорел центральный дехканский рынок. В результате возникшего пожара как минимум два человека получили ожоговые ранения, более десяти магазинов сгорели дотла. Как стало известно «Озодлик» (Узбекской редакции радио «Свобода»), что пожар на рынке возник из-за нарушения техники безопасности.
В первой части своего рассказа о путешествии в Узбекистан жительница Киргизии так и не доехала до пункта назначения: ее высадили из поезда и отправили в Казахстан, с территории которого она хотела пересечь узбекскую границу. Но наша «русская киргизка» - не из тех, кто сдается. На следующий год она снова решила посетить Ташкент, где живет ее сестра, только теперь полетела на самолете. В столицу Узбекистана прибыла благополучно, но без неприятностей в период ташкентского отдыха все же не обошлось.

* * *

В этот раз в Ташкент мы решили лететь самолетом. Ну не катапультируют же нас в воздухе! Друзья провожали, саркастически подшучивая: ждем через день вас обратно. Некоторые крутили пальцем у виска: прошлогоднего кошмара было мало? И чего вы так рветесь в этот Ташкент?

Обратные билеты мы опять купили сразу. И едем опять на 40 дней.

По прилете в аэропорту никаких проблем не возникло. Штампы на пограничном контроле поставили без проволочек. Сюрприз нас ждал в ОВИРе (так в Узбекистане привыкли называть отделы въезда, выезда и оформления гражданства (ОВВиОГ). – Прим. «Ферганы»), куда мы отправились на следующий день, в пятницу, чтобы оформить регистрацию по месту пребывания. Паспортистка с привычной расторопностью взялась за дело, но, увидев наши синие загранпаспорта, отдернула руку: «Ой! Киргизы? Идите к начальству!».

Начальством был неприветливый, сухой, резкий и даже дерзкий молодой инспектор. Он безапелляционно отказал нам в регистрации, сославшись на необходимость получения визы. Мое замечание о том, что «у вас в коридоре висят информационные щиты, и там написано о безвизовом режиме пребывания граждан Киргизии в Узбекистане», осталось без внимания. «Виза все равно нужна!»

- Хорошо, как нам быть?

- В Ташкенте можно жить только в гостинице. Частным образом - только в области. Но если зарегистрируют в области, то и находиться надо только по месту регистрации. Если вздумаете нарушить – я ваш адрес записал и лично проверю, не находитесь ли вы там, - пригрозил инспектор.

Да, «весело». Даже имея возможность зарегистрироваться в области, мы бы этого делать не стали - для нас это не имело никакого смысла.

Зашли в гостиницу на разведку. Мать с ребенком в одноместный номер не заселяют. Минимальная цена за койко-место - 50 долларов. Итого - 100 «зелененьких» в сутки. Примечательно, что в ОВИРе за регистрацию взимается плата - десять долларов за взрослого, а ребенок вписывается автоматически. Приставив к нашим 40 дням остальные нули, я опять решила, что «нам вас не надо».

Дома нас ждала племянница, которая уже обзвонила разные инстанции и приготовила инструкции по дальнейшим действиям. Мы поехали в городской ОВИР, где по телефону нам обещали, что примут заявление и дадут заключение. Инспектора на месте не оказалось, и мы направились к начальнику ОВИРа. Разговор получился странным. Выслушав нашу проблему, он выразил недовольство длительностью нашего пребывания в Ташкенте: «Ну, вы же по телефону общаетесь с сестрой, там, по скайпу… Зачем вам так надолго к нам надо?»

Странно, думаю я про себя, значит, ходить в гости друг к другу или к многочисленной родне, как это принято в том же Узбекистане, это нормально, а навестить сестру раз в год (причем, не каждый год), гостя у нее 40 дней, нельзя? Сорокаминутный разговор-уговор прерывался распоряжениями, звонками, подписями и прочей рутиной.

- Хорошо, разрешаю регистрацию на десять дней, не больше, - наконец сжалился начальник. Вызвал к себе секретаря и дал по-узбекски распоряжение. Слышу: «Ун беш» («Пятнадцать»). Думаю: раз пятнадцать можно, почему сорок нельзя?

У нас приняли заявление и объяснили, что впереди выходные, рассмотрение заявления и передача его в районный ОВИР займет некоторое время. Поскольку законные три дня без регистрации заканчиваются, нам надо на время рассмотрения зарегистрироваться в гостинице. И обязательно заехать в районный ОВИР, чтобы предупредить инспектора, что дело рассматривают в городском.

Мы двинулись в районный ОВИР. В кабинет к тому дерзкому инспектору зашла сестра, мы остались ждать в коридоре. Гневные реплики звучали так громко, что мой сын перепугался: может, пойти к ней на выручку? «Как вы посмели, да кто вас научил, что надо обратиться в городской отдел?! Да я вам, да я вас!» – это был ужас какой-то.

Совершенно вымотанные всем происходящим и летней ташкентской жарой, мы приехали домой. Неизвестно, сколько будет рассматриваться наше дело, а столько денег, чтобы оплачивать гостиницу, у нас нет. Я в унынии и панике засела в интернете в поисках возможных вариантов выезда отсюда. Хоть в Москву вылетай. Но - лето, с билетами негусто. Тем временем в соцсетях друзья уже растрезвонили нашу проблему. Советы посыпались, как из рога изобилия: и к консулу обратиться рекомендовали, и предлагали варианты более бюджетных гостиниц. Даже забрезжила надежда скорейшего решения нашего вопроса путем подключения каких-то знакомств-друзей.

В итоге мы поехали регистрироваться на несколько ближайших дней в богом забытое учреждение, находящееся в глухом тупике дальней махалли (квартала). С нас взяли расписку, что мы будем ночевать в гостинице. На вопрос, как же быть, если вдруг поедем в Чимган или к друзьям на дачу с ночевкой, нам толком не ответили.

Впереди были выходные, и нам оставалось только ждать. За это время сын успел подхватить ротавирусную инфекцию с температурой и диареей. Понятно, что с больным ребенком ни о какой гостинице не было и речи.

В понедельник нам позвонили и сообщили, что наш вопрос решен положительно, объяснили, к кому подойти в ОВИРе. Приняли, выслушали, проверили документы, обратные билеты. Вызвали инспектора и велели оформить регистрацию. С инспектором случилась необычайная метаморфоза – он стал предельно вежлив и корректен, даже пытался вести со мной светскую беседу, расспрашивал о политической обстановке в нашей стране. Регистрацию поставили даже на больший срок, чем сорок дней. Это было какое-то волшебство… Везение и провидение.

Когда мы сидели во дворике ОВИРа на скамейке, наш разговор услышала сидевшая неподалеку женщина: «Ой, а вы из Бишкека, да? А вы знаете Александра Воинова? Это мой одноклассник, вот он недавно приезжал, мы встречались». Хотя я лично с ним и не знакома, но этого человека - президента федерации кикбоксинга Киргизии - у нас знают все. Приятная неожиданность. Как тесен мир!

А теперь расскажу о бытовых моментах, наиболее поразивших меня в эту поездку. В первую очередь - цены. Мы всегда приезжали в Ташкент отъедаться фруктами-овощами, благо цены сильно отличались от наших. В этот раз мы не увидели разницы. Более того, кондитерская продукция того же казахского «Рахата», не говоря уже о российской, оказалась существенно дороже. Стоимость проезда в общественном транспорте вдвое выше, чем в Бишкеке. Выгоднее передвигаться по городу на попутках.

Поразило обилие вывесок GRILL и LAVASH, казалось, что узбеки отказались от лепешек в пользу лаваша и заворачивают в него всевозможные начинки. С грилем все оказалось проще – янгиюльская птицефабрика процветала, куры были в изобилии. Показалось странным отсутствие сырых полуфабрикатов из курятины – ни замаринованной курицы, ни куриных котлет. Только гриль. Свинина на базаре - на вес золота, и ее немного - буквально у двух-трех человек.

Продовольственный вопрос мы решили следующим образом: рано утром с сумкой-коляской ездили на фермерскую ярмарку и закупались по оптовым ценам на всю неделю. Восемь килограммов «юсуповских» помидоров! Таких у нас точно нет, солнца, наверное, не хватает. Уж мы ели и ели…

Цена на яйца указывается за штуку, не за десяток. Квас или морс из бочек разливают в стакан или баклажку (слово такое смешное). Курт появился с разными добавками - укропом, петрушкой, базиликом. Лучший рис для плова продают из-под прилавка, как и свежие специи. Столкнулась с подделкой польского разрыхлителя для теста: кекс не получился пышным. Стала разглядывать упаковку - шрифт смазан, бумага не та. Копеечный продукт, но пекут-то узбеки традиционно много.

В хозяйственных отделах стиральные порошки продают на развес, мешки стоят раскрытые - дышать нечем. Как продавцы работают, неужели «принюхались»?

Торг уместен во всем. При оплате наличными, а не карточкой стоимость существенно ниже: наличка в цене. Мелочи в 100 сумов нет - сдачу дают коробком спичек, 50 сумов даже не рассматривают.

Удручало погружение Ташкента во тьму и отсутствие людей на улицах с наступлением сумерек. Безжизненный центр города. Как-то выбрались с племянницей и детьми погулять - даже присесть негде. Купили по сладкой кукурузе и ели на ходу, потом притулились у бордюрчика, пока дети расправлялись со своими початками.

Не дай бог на газон наступить: милиция на каждом шагу. В центре таксистам притормозить нельзя, тут же слышен милицейский свисток. А вот на наших глазах из ресторана вывалился неадекватный человек, стал бросаться на капоты машин, но милиционер деликатно отвернулся.

Милиция стоит и у каждого входа в метро. Сумки размером больше клатча подлежат проверке. В метро везде висят предупреждения: «Ваша бдительность - залог нашей безопасности».

Культура автолюбителей оставляет желать лучшего: образно говоря, «толкаются локтями», подрезают, лихачат, пешеходов с «зебры» сгоняют раздраженным сигналом, притормозить даже не думают. Зато запросто могут остановить машины посреди дороги, чтоб поприветствовать друг друга: «О! Салам! Кандай? Яхшимисиз?» («О! Приветствую! Как поживаете? Все хорошо?»).

Озадачили социальные ролики по телевизору. В одном молодежи напоминали об уважении к старшим, в другом призывали не мусорить. В Ташкенте, действительно, уже не так чисто, как раньше, не метут с утра дворы, в арыках нет воды. Но основательно взялись за спортивное воспитание - футбольные площадки на каждом шагу, разновозрастная детвора щеголяет в футбольной форме. Спорт в моде и у взрослых. Правда, в пылу игры мужчины громко кричат и нецензурно выражаются на всю округу, но это только строго до 23 вечера.

Привычные урючины и вишни сменили хурма и инжир, даже куст граната во дворе появился. Очень красиво цветет. По непонятным причинам массово вырубают чинары, а ведь они столько тени давали. Чинарам наших дворов около полувека.

Но давние традиции живут и передаются из поколения в поколение. По-прежнему в общественном транспорте дружно обсуждают что-то. Забирают твои тяжелые сумки себе на колени, сажают ребенка, угощают его конфетами. У нас я ни разу не слышала: «А давайте я вашу сумку подержу». (Когда я приезжала в Ташкент с трехлетним сыном, тот быстро усек, что ему уступят место, и забегал в трамвай с криком «Сидеть!», от которого подскакивали даже старушки). Дети во дворе по-прежнему бегут помочь донести покупки, а ты их за это угощаешь. Тот же культ детей: с малышами возятся все, даже мальчишки. Симпатичный карапуз как вожделенная игрушка, всем хочется поиграть. Нарисованные мелом стрелки на стенах и заборах - играют в казаков-разбойников. В аквапарке меня попросили охранять портмоне с мобильниками, пока их обладатели катались с горок. Я сидела-балдела от удивления. На базарах к тебе обращаются «сестра», в соседнем доме похожий на Хоттабыча аптекарь продает лекарства с неизменной улыбкой и пожеланием «Будьте здоровы».

Скучаю по Ташкенту. Но решусь ли еще на поездку - не знаю.

Кстати, выяснить вопрос необходимости визы при безвизовом режиме между нашими странами мне так и не удалось. Говорят, что, якобы, есть какое-то внутреннее распоряжение, и связано оно с проникновением в Узбекистан экстремистов с территории Киргизии. Как будто эти самые экстремисты не смогут попасть в Узбекистан из других стран…

Соб. инф.

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner