?

Log in

No account? Create an account

November 2nd, 2015

Лола Каримова-Тиллаева, младшая дочь президента Узбекистана Ислама Каримова, заявила в социальной сети Instagram, что не намерена становиться государственным деятелем. Пространный пост об отношении к власти был размещен на личной странице Лолы в Инстаграме 30 октября.

К сожалению, полный текст сообщения доступен только зарегистрированным пользователям, находящимся у Лолы Исламовны не в «чёрном списке».

lola_tillyaeva: «Свое отношение к власти я сформулировала, когда была еще ребенком. Я попытаюсь объяснить это коротко и ясно. Существует примитивная часть людей, которая убеждена, что власть это то, что сможет сделать любого счастливым или же власть- это источник полного удовольствия... Люди с таким мышлением зачастую не справляются даже с небольшим количеством власти, используя ее не по назначению, они наносят огромный вред людям и работе, которую они призваны выполнять.

Этих примеров мы знаем достаточно в повседневной жизни. Я считаю это позорным проявлением человеческой низости. Для человека порядочного и благородного- власть в первую очередь это огромнейшая ответственность.

Власть государственная- это служение своему народу! Это не громкие слова- это реальность, которую я наблюдала с самого детства и я не понаслышке знаю о чем идет речь. Я знаю, что государственный человек желающий принести пользу своему народу по-мимо осознания всей степени ответственности, должен уметь жертвовать личными интересами во благо людей.

Моя цель или моя миссия в первую очередь касается моей семьи и моего собственного духовного роста. Я надеюсь, что когда мои дети вырастут хорошими, порядочными и добрыми людьми я буду считать, свою важную задачу выполненной. Я также буду осуществлять по мере сил и возможностей свою гуманитарную миссию- продолжать помогать нуждающимся в этом детям. В моей жизни мной поставлено достаточно большое количество задач, которые я четко вижу перед собой, но среди них нет цели достижения власти.

Я не намерена менять свою жизнь- работать в органах государственного управления, становится государственным деятелем. Я благодарю Всевышнего за каждую минуту своего существования и я надеюсь, что он позволит мне постичь ответы на мои главные жизненные вопросы.

Вскоре под сообщением появилось множество комментариев от друзей Лолы Каримовой и ее поклонников (авторское написание сохранено):

rashidhanovakbar: - Красавица!

kamalov_ilkhomjon: - Браво! Мотивационные а также очень сильные слова!

uzbfashion: - Как же все верно сказано, Вы вдохновляете!!!

rustamyusupoff: - @lola_tillyaeva you're so pretty!

zamira1764: - ВЫ МОЛОДЕЦ! АЛЛАХ ВАМ В ПОМОЩЬ!

dr.nozi:- Vi umnica!!!

toma_tm40:- От ваших постов всегда идет особая мудрость

yoyoshka:- Очень мудрые слова! Они вдохновляют!

Главный редактор «Ферганы» также решил прокомментировать пост Лолы Каримовой.

daniil_kislov:- Что-то мне это все напоминает. Не так ли говорила Ваша старшая сестра? Кстати, как она там, под домашним арестом? Когда-то она была активна в Твиттере и пр. А сейчас молчит... Вы решили занять ее место?..

Буквально через пару минут этот комментарий был удален. Кроме того, Лола Каримова закрыла пользователю daniil_kislov доступ к своей странице.

Напомним, ранее высокую активность в социальных сетях проявляла и старшая дочь узбекского президента - Гульнара. Два года назад Твиттер Гульнары Каримовой был чуть ли не «главным информагентством Узбекистана». Его цитировали сотни российских и иностранных СМИ, множество экспертов и наблюдателей из-за рубежа посвящало ему свои комментарии.

В своих последних записях в Твиттере Гульнара Каримова обвиняла в своих бедах мать и младшую сестру.

Гульнара Каримова была также нетерпима к острым вопросам критике в социальных сетях, иногда опускаясь до личных оскорблений оппонентов. Twitter-аккаунт Гульнары Каримовой был окончательно закрыт в ноябре 2013 года. По неподтвержденным данным, она находится под домашним арестом в Ташкенте. Ей фактически запрещено публичное общение с миром посредством интернета.

Все статьи о старшей дочери узбекского президента - в рубрике Гульнара Каримова (хроника событий - здесь).
В Ташкенте прошел еще один этап переименования улиц и площадей. В соответствии с решением Ташкентского городского кенгаша (совета) от 14 октября 2015 года, были переименованы или обрели свои названия впервые 18 улиц, проездов, тупиков и площадь.

В итоге в столице Узбекистана появилась площадь Пушкина – на месте бывшей Театральной площади, куда в конце августа был перенесен памятник солнцу русской поэзии. Как «Фергана» сообщала ранее, в канун Дня независимости страны (1 сентября) в центре Ташкента - в районе перекрестка улиц Шота Руставели и Бобура - появился парк «Пушкинских времен», где и был установлен памятник Пушкину - перед зданием Министерства легкой промышленности Узбекистана. После переноса памятника многие ташкентцы обеспокоились перспективой смены названия станции метро Пушкинская, но позже представитель Ташкентского метрополитена заверил, что городские власти об этом и не думают.

Напомним, раньше в Ташкенте существовала улица Пушкина, но в мае 2008 года она превратилась в проспект Мустакиллик.

Между тем, упомянутым выше октябрьским решением ташкентского кенгаша улица имени другого великого русского писателя Антона Чехова была переименована в Фидокор (в переводе с узбекского языка – самоотверженный).

Процесс переименования улиц, площадей и населенных пунктов в Узбекистане начался в 1991 году – после получения страной независимости. В основном, заменялись топонимы, названия, от которых веяло чем-то русским, советским либо просто неузбекским. Причем в Ташкенте некоторым улицам название пришлось менять по несколько раз, о чем «Фергана.Ру» рассказывала ранее. Подробности того, как проходил это процесс, можно узнать, пройдя по этой ссылке.
На прошедших в Турции первого ноября парламентских выборах Партия справедливости и развития (ПСР) премьер-министра Ахмета Давутоглу, по предварительным данным Центризбиркома (ЦИК), заручилась поддержкой 49,3 процента избирателей. Таким образом, ПСР вернула себе правящий статус, который после 12,5 лет руководства она потеряла на выборах седьмого июня. Это означает, что она получает 316 депутатских мандатов (необходимый минимум для этого – 276 кресел), которые дают ей возможность единолично формировать правительство, из-за чего и были назначены внеочередные выборы.

ПСР сумела повысить свой прежний результат на 8,4 процента, в то время как большая часть опросов общественного мнения пророчили ей не более четырех процентов роста поддержки. Давутоглу уже назвал выборы «победой народа и демократии» и сказал, что его партия «будет служить народу до 2019 года», когда пройдут следующие парламентские выборы. Он призывал все прошедшие в парламент партии заняться работой над новой конституцией страны, которая, по убеждению премьера, должна сделать Турцию более демократической и современной страной. Кроме того, в новой конституции, возможно, будет заложена коренная реформа системы правления, которая сменит парламентскую республику на президентскую.

В парламент также прошли Народно-республиканская партия (НРП), получившая 25,4 процента голосов (на июньских выборах 24,9 процента), Партия националистического движения (ПНД) с 12 процентами голосов против 16,2 процента в июне. Прокурдская Партия демократии народов (ПДН) получила 10,6 процента, тогда как на выборах седьмого июня за нее проголосовали 13 процентов избирателей. Окончательные официальные результаты ЦИК объявит в течение 11-12 дней после того, как рассмотрит апелляции, которые могут поступить от партий и кандидатов.

Лидеры оппозиции в целом удовлетворены итогами голосования, но отмечают, что в ходе предвыборной борьбы партии находились в неравных условиях. В частности руководители прокурдской ПДН заявили, что несправедливые условия выборов и преднамеренная политика поляризации президента Реджепа Тайипа Эрдогана объясняют снижение поддержки электората их партии на парламентских выборах в воскресенье. Следует отметить, что ДПН была вынуждена отменить предвыборные митинги в связи с двумя смертоносными терактами, прогремевшими на встречах прокурдской партии с июля месяца текущего года. Помимо всего прочего на фоне правительственных заявлений о том, что партия является политическим крылом террористической Рабочей партии Курдистана (РПК), телевизионные каналы предоставили представителям ДПН недостаточно эфирного времени. Сопредседатель ПДН Селахаттин Демирташ заявил журналистам, что «эти выборы нельзя назвать справедливыми или равными», хотя прохождение партии в парламент он считает очередным успехом, пишет МК-Турция.

Председатель ПНД Девлет Бахчели сделал письменное заявление. Он признал ослабление позиций своей партии, но с удовлетворением отметил, что она все же прошла в парламент. «Была черная пропаганда и давление. Круги, которые боялись коалиции, сделали все, чтобы ослабить наши позиции. Но мы уважаем выбор нашего народа», - указал он.

Результаты выборов стали несколько неожиданными, так как очень многие в Турции сомневались, что ПСР сможет увеличить свой предыдущий результат и вернуть на досрочных выборах статус правящей партии. Социологические опросы давали ей не более 44-45 процентов голосов. Однако эксперты считают успех партии вполне закономерным – на фоне ухудшения ситуации с безопасностью и ошибок политических оппонентов избиратели проголосовали за стабильность, пишет РИА Новости.

Нынешние выборы прошли после почти пяти месяцев неопределенности, провалившихся переговоров о правительственной коалиции, руководства временного правительства и самых кровавых в истории страны терактов. Все это обусловило высокий интерес населения к голосованию и желание народа, наконец, вернуть стабильность в страну. В выборах парламента 26 созыва приняли участие 16 партий и 21 независимый кандидат. В стране было открыто более 180 тысяч пунктов для голосования. Явка избирателей составила около 86 процентов. Проголосовали более 47,4 млн граждан из 56 млн обладающих правом голоса. В целом выборы в стране прошли в достаточно спокойной и безопасной обстановке. За исключением некоторых инцидентов и нескольких драк на избирательных участках, крупных происшествий или скандалов не зарегистрировано.
http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=60783
Ташкент. 2 ноября. ИНТЕРФАКС - Суд в Наманганской области Узбекистана (Ферганская долина) приговорил четверых членов экстремистской организации Исламское движение Туркестана (ИДТ, бывшее Исламское движение Узбекистана, запрещена в РФ) к тюремному заключению на сроки от 7 до 8 лет, сообщили местные СМИ со ссылкой на судебные органы.
Лидер террористической организации «Аль-Каида» Айман аль-Завахири призвал сторонников радикальных группировок объединиться против угрозы России, США, Ирана, «Хезболлы» и алавитов (составляющих основу правительственной армии Сирии) на Ближнем Востоке. В аудиозаписи, опубликованной первого ноября на одном из террористических сайтов, аль-Завахири отметил, что все моджахеды и исламистские группы оказались перед лицом агрессии со стороны США, Европы и России и призвал всех прекратить внутреннюю борьбу и «объединиться от Восточного Туркестана до Марокко», сообщает Reuters.

Пока не известно, когда аль-Завахири записал свое обращение, но очевидно, что оно было сделано после начала российской военной операции в Сирии 30 сентября. В своем предыдущем видеообращении, которое лидер «Аль-Каиды» записал в сентябре, о России не было сказано ни слова. Несмотря на то, что тогда аль-Завахири назвал нелегитимной деятельность так называемого «Исламского государства» («Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб.) и ее лидера Абу Бакра аль-Багдади, он призвал своих сторонников присоединиться к ним в борьбе против западной коалиции в Ираке и Сирии.

До сих пор «Аль-Каида» и ИГ не только не координировали свои действия в Сирии и Ираке, но и враждовали между собой. В частности, уже после начала российской военной операции на подконтрольной ИГ территории был казнен захваченный группировкой в плен один из полевых командиров связанной с «Аль-Каидой» организации «Джабхат ан-Нусра», отмечает РБК.

Кроме того, в августе этого года аль-Завахири дал клятву верности новому главе движения «Талибан» мулле Мохаммаду Ахтару Мансуру, сменившему умершего Мухаммада Омара. В то же время ИГ пополнилось сторонниками Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которое заявило о самоликвидации и примыкании к исламистам в Ираке и Сирии. «Талибан» и ИГ продолжают вести борьбу за лидерство среди радикальных джихадистов, стремясь заручиться поддержкой других влиятельных экстремистских группировок.
Государственный секретарь США Джон Керри совершает турне по странам Центральной Азии. Судя по постам американского гостя в социальных сетях, он пребывает в восторге от поездки и от встреч с официальными лицами.

Первого ноября 2015 года глава внешнеполитического ведомства США провел в Самарканде встречу с президентом Узбекистана Исламом Каримовым и принял участие в переговорах группы «С5+1» (США + министры иностранных дел республик Средней Азии и Казахстана).

«Узбекистан - важный партнер в деле продвижения мира и процветания в Центральной Азии. Хорошая дискуссия с Президентом Каримовым», - написал Джон Керри в своем официальном Твиттере.

Сведения о переговорах Керри и Каримова лаконичны, как Твиттер. Как передают СМИ, встреча прошла за закрытыми дверями, а ее подробности неизвестны. Главное информагентство страны «УзА» сообщило лишь, что «состоялся обстоятельный обмен мнениями по актуальным региональным проблемам с акцентом на вопросы безопасности в контексте развития ситуации в Афганистане».

К сожалению, Джон Керри в своем Твиттере никак не отреагировал на небольшой конфуз, случившийся в конце официальной части встречи с Каримовым. Когда открытая часть завершалась и прессу попросили выйти из зала, кто-то из западных журналистов попытался задать узбекскому лидеру вопрос о его реакции на критику репрессивной политики Узбекистана в области прав человека. Охрана этого не позволила, фактически вытолкав любопытного репортера (см. в конце видеосюжета).

Встречу с министрами иностранных дел пяти постсоветских стран Центральной Азии Джон Керри назвал «жизненно важной» («vital») и отметил, что «рад видеть глубокое региональное сотрудничество». Что именно подразумевал заокеанский гость под «сотрудничеством» пяти государств, разрываемых противоречиями и с трудом выстраивающих более или менее мирные отношения, осталось тайной.

На встрече «С5+1» была принята «Совместная Декларация о партнерстве и сотрудничестве пяти государств Центральной Азии и США» (полный текст - на сайте Госдепа). В ней содержатся лишь довольно общие фразы о расширении сотрудничества в торговле, энергетике, сфере транспорта и коммуникаций, транзитных возможностей, улучшении делового климата, расширении бизнес-контактов между, о внесении вклада в международные и региональные усилия по нераспространению ядерных вооружений и о поддержке Афганистана и его развитии как независимого и мирного государства.

Также 1 ноября Госдепартамент США объявил на своем официальном сайте о новых программах содействия странам Центральной Азии. В этом тексте тоже нет никаких подробностей, а указаны лишь некоторые направления, по котором Соединенные Штаты намерены выделять своим центральноазиатским партнерам финансовую и материальную помощь.

Это - повышение конкурентоспособности экономик стран региона, развитие Центральноазиатского торгового форума, адаптация к изменению климата и смягчения последствий в Приаралье, программа «Умная вода» (Smart Waters), направленная на подготовку кадров для управления общими водными ресурсами, профессиональные и образовательные обмены, региональная инициатива по английскому языку, а также сохранение культурного наследия.

И ни слова - о продвижении демократических институтов и прав человека. Ни для кого не секрет, что ситуация с соблюдением базовых прав человека во всех пяти странах региона - катастрофическая. Однако в последнее время хорошо заметно, что Соединенные Штаты практически перестали критиковать авторитарных лидеров стран региона по этому вопросу. Наверное, подумали они, все равно нет никакого толку. Лучше заниматься «сохранением богатого культурного наследия».
Второго ноября с 2014 года отмечается Международный день за прекращение безнаказанности за преступления против журналистов. Резолюция, призывающая государства-членов ООН принимать конкретные меры по противодействию современной «культуре безнаказанности», была принята на 68-й сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций (ООН) в 2013 году. Дата была выбрана не случайно: 2 ноября 2013 года в Мали были убиты два французских журналиста - Жислен Дюпон и Клод Верлон.

Как сообщил в своем послании генсек ООН Пан Ги Мун, «более 700 журналистов погибли за истекшее десятилетие. Иными словами, каждые пять дней один журналист лишался жизни только за то, что он доводил до общественности последние известия и информацию. Многие журналисты гибнут в конфликтах, которые они так бесстрашно освещают. Вместе с тем очень многих насилием заставляют замолчать, чтобы не дать им говорить правду. Лишь 7 процентов таких преступлений раскрывается, и всего в одном из десяти случаев расследование доводится до конца. Подобная безнаказанность усугубляет страх среди журналистов и позволяет правительствам беспрепятственно применять цензуру».

Генсек ООН призвал «прилагать больше усилий к тому, чтобы противостоять этой тенденции и гарантировать свободу деятельности средств массовой информации. Нельзя допускать, чтобы журналисты были вынуждены заниматься самоцензурой, опасаясь за свою жизнь».

Второго ноября в штаб-квартире ЮНЕСКО генеральный директор этой организации Ирина Бокова представит доклад World Trends in Freedom of Expression and Media Development («Мировые тенденции в области свободы выражения мнений и развитии средств массовой информации»). В своем послании по случаю Международного дня Бокова подчеркнула, что «безнаказанность губительна. Она приводит к самоцензуре из-за страха репрессий, лишая общество всё больших источников достоверной информации».

Только в 2014 году ЮНЕСКО осудила убийства 87 журналистов, работников СМИ и создателей контента для социальных сетей, освещающих общественные проблемы. За период с 2006 по 2014 годы ЮНЕСКО зафиксировала 680 случаев убийств журналистов. Самым смертоносным для журналистов был 2012 год, когда были осуждены 123 случая насилия в отношении журналистов. 94 процента убитых журналистов - местные, только шесть процентов составляют иностранные корреспонденты. 41 процент погибших работал в печатных СМИ. От общего числа преступлений (680) раскрыто менее шести процентов.

Эти цифры не включают гораздо большее число журналистов, которые ежедневно страдают от нападений, не заканчивающихся летальным исходом, в том числе пыток, насильственных исчезновений, произвольного задержания, запугивания и преследования как в конфликтных, так и в бесконфликтных ситуациях. Кроме того, существуют специфические риски, с которыми сталкиваются женщины-журналисты, включающие сексуальные нападения
.
Только одно из десяти преступлений, совершенных в отношении работников СМИ за последнее десятилетие, завершилось вынесением приговора. Безнаказанность вселяет уверенность в преступников, и в то же время негативно влияет на общество, включая самих журналистов. Безнаказанность порождает безнаказанность и образует замкнутый круг, отмечает ЮНЕСКО.

Отметим, что в странах Центральной Азии ситуация со свободой слова неуклонно ухудшается, в связи с чем Международный Комитет защиты журналистов (Committee to Protect Journalists, CPJ) 28 октября призвал госсекретаря США Джона Кэрри включить тему свободы прессы в повестку дня встреч с высокопоставленными правительственными чиновниками в ходе турне по странам региона, в котором находится с 28 октября по 3 ноября 2015 года. В частности, CPJ просит потребовать от властей стран Центральной Азии освободить заключенных журналистов.

Буквально на днях в Казахстане к 8 годам заключения в колонии строгого режима был приговорен редактор павлодарской газеты «Версия» Ярослав Голышкин, который накануне своего ареста и обвинения проводил журналистское расследование о возможной причастности сына акима (главы администрации) области к изнасилованию женщины, за что, по утверждению его коллег, и поплатился. Своей вины журналист не признал. По данным Международного фонда защиты свободы слова «Адил соз», за последние 15 лет в Казахстане было зарегистрировано 250 фактов нападений на журналистов. Только в этом году по отношению к шестерым работникам СМИ были применены насильственные действия, в прошлом году пострадавших было 16.

Напомним также, что до сих пор фактически не раскрытым остается дело об убийстве 24 октября 2007 года киргизского журналиста, главного редактора газеты «Сиесат» («Политика»)Алишера Саипова.
Этому усталому человеку глубоко за семьдесят. Более половины своей жизни он работает начальником: четверть века - еще при ненавистной власти других, и столько же лет он — самый большой начальник, номер один в независимой стране. Выше него теперь, как говорится, только Бог.

Двадцать пять лет он вел страну в никуда, ведёт и сейчас. Сегодня страна в нищете, и подданные уже давно ненавидят правителя, хотя газеты ежедневно твердят о грандиозных экономических успехах и беззаветной любви «самого счастливого народа в мире» к своему президенту.

Вокруг него нет друзей, лишь волки и шакалы в шкурах номенклатурных работников, занятые мыслями о том, что будет, когда он уйдет в мир иной. В его собственной семье - грех, зависть, вражда и разлад.

Его жена - по сути второй человек в государстве, что вершит судьбы от имени мужа. Она не дает ему никаких газет, кроме «Комсомольской правды», а интернет - говорит она - «почему-то не работает».

Его родные дети готовы перегрызть друг другу горло. Отец необходим им только как прикрытие от противника или инструмент внезапного и неотвратимого нападения.

Он верит в ложь жены, в ложь детей. Так ему удобнее. Он верит лживой канцелярской статистике. Верит отчетам министров и телевизионной картинке, что тщательно подогнана под его ожидания. Верит до боли натужным улыбкам крестьян, аплодирующих ему с площадных плакатов.

Он свято верит в самые лживые слова, что произносит с высокой трибуны и сам, уже безмерно уставший от собственного вранья, от фальши вокруг, от страшного поддельного мира, в котором он существует и из которого ему не выбраться.

Он в одиночестве ходит по пустым улицам, с которых прогнали жителей столичного города, ранее зеленого и прохладного, а ныне лишенного даже клочка тени. Открывая новую площадь или автодорогу, он не видит на них ни одного транспортного средства.

У зданий, сооруженных придворными архитекторами, есть только фасады, а внутри - грязь, мусор и базарные объедки.

Его мучают самые разные болезни. Самые дорогие доктора съезжаются к нему со всего мира, потчуя его редкими снадобьями и оттягивая момент ухода, словно ТАМ его ждет еще более страшная доля.

Каждый год он деланно смеется, приплясывает и скачет на празднике Весны, хотя в его дряхлеющем сердце едва достанет места для осени, отчаяния и смерти.

Этому усталому человеку глубоко за семьдесят, и его физический конец не за горами. Но придворные дизайнеры старательно ретушируют его портреты, придавая лицу свежесть нетленного пятидесятилетнего обитателя мавзолея, будто бы мумифицированного при жизни.

Редкому залетному фотографу удается сделать снимок правды, подобный этому.

Даниил Кислов. Фото © AFP/Brendan Smialowski
Удивительно, но факт: на прошедших 1 ноября парламентских выборах правящая в Турции партия смогла повернуть электоральную ситуацию вспять: ПСР (Партия справедливости и развития), поддерживаемая президентом Реджепом Эрдоганом, набрала более 49 процентов, повторив успех 2011 года, а в абсолютном выражении вообще получила рекордные 23 миллиона с хвостиком голосов. Это примерно на 4,5 миллиона больше, чем на выборах 7 июня этого же года. Увеличив свой результат на девять пунктов, ПСР теперь имеет право на 315 мандатов и сможет сформировать однопартийное правительство.

Такой успех ПСР никто не прогнозировал, самые смелые цифры были в районе 47 процентов, а большинство специалистов называли 42-44 процента. Никто даже не думал, что ПСР сможет вернуть свои позиции в стране, в которой уже несколько лет стагнирует экономика, уничтожаются независимый суд и медиа, штурмом захватываются оппозиционные каналы, а во всех государственных и муниципальных органах власти прошла гигантская чистка нелояльных кадров. Перечисление всех «новшеств» в Турции может занять много времени. Чего стоит, к примеру, внешняя политика и поддержка воюющих групп в Сирии, результатом чего стало появление в Турции более двух миллионов сирийских беженцев. А народ пошел и отдал свои голоса за прямого виновника этих бед. Как же так?

Ответ, на мой взгляд, лежит в плоскости пересечения нескольких факторов, которые в этот раз сошлись в пользу ПСР. Самый главный - выборы проходили практически в военной обстановке, и «мирные» социологические исследования, видимо, в таких условиях плохо работают. Надо признать, террор удался. После июньских выборов, которые категорически не устроили Эрдогана, в Турции произошло множество провокаций и взрывов, которые унесли жизни более 700 человек. Перед самыми выборами в Анкаре произошел масштабный теракт, унесший жизни более 100 человек, сотни получили ранения. После этого рейтинг ПСР пошел резко вверх. Избиратели де-факто были поставлены перед выбором: «голосуй или смертей будет больше». Представители правящей партии неоднократно подчеркивали, что ужасная ситуация в стране сложилась именно из-за того, что 7 июня 2015 года электорат сделал неправильный выбор.

Я считал, что турецкий народ не запугать, но ошибся. У ПСР очень профессиональные политтехнологи, они всё прекрасно просчитали, даже перевыполнили план.

Почти два миллиона голосов турецких националистов вернулись назад в стан правящей партии, и причина этому - война с террористической Рабочей партией Курдистана (РПК). Различие между дискурсом власти и обычной риторикой Партии национального действия (ПНД) практически исчезла. К тому же ее лидер Девлет Бахчели не обладает даже толикой харизмы Эрдогана. Его отказ стать премьер-министром Турции при поддержке республиканцев после выборов 7 июня сработал, фактически, на пользу ПСР. После выборов 1 ноября, которые стали для Бахчели явным провалом, он сделал заявление в духе «народ выбрал вариант однопартийного правительства, не захотев коалицию». Складывается ощущение, что на самом деле он просто подыгрывает власти.

Прокурдская Демократическая партия народов (ДПН) недосчиталась примерно миллиона голосов, половина из которых была отдана им 7 июня сторонниками республиканцев, а другая - религиозными курдами, обычно голосующими за власть. Ранее пять курдов из десяти отдавали голоса за ПСР, и только три – за курдские партии; 7 июня уже шесть предпочли ДПН, а партию Эрдогана, наоборот, поддержали только три. Внутренняя нестабильность и недостаточно четкая позиция по осуждению террора РПК лидерами ДПН послужила причиной обратного отката, и 1 ноября ПСР вернула себе одного-двух курдов из десяти.

Кроме того, ПСР добилась перетекания голосов исламистов из Партии счастья и сторонников тюрко-исламской Партии большого единства. Из июньского электората этих двух партий, которые тогда выступали одним блоком, ПСР на ноябрьских выборах предпочли порядка 360 тысяч избирателей.

Другой фактор, о котором нам говорят цифры, - внимание к избирателям: ПСР очень мощно поработала со своими сторонниками и мобилизовала свой электорат, что называется, до последнего человека. В этих выборах участвовало на полмиллиона избирателей больше, чем на прошлых, и чуть менее половины этой цифры составили как раз те, кто не ходил голосовать в июне. К тому же ПСР смогла добиться того, чтобы люди правильно заполняли бюллетени. Эта, казалось бы, несущественная деталь внесла ощутимый вклад в победу партии власти: действительных бюллетеней в ноябре оказалось на 1,1 миллиона больше, чем в июне! Исключив число новых избирателей и посмотрев на картину в целом, можно понять, что в этот раз примерно 600 тысяч человек проставили свои предпочтения, следуя правилам, и подавляющее большинство из них оказались сторонниками Эрдогана.

Всем этим сдвигам и реализации «креативных» технологий в немалой степени поспособствовал контроль над медиа. Турки - народ увлекающийся, местами фанатичный, и слышать какие-то альтернативные мнения о своих кумирах они не любят. Власть же постепенно концентрирует все значимые медиа, особенно телеканалы в своих руках и выдает ровно ту информацию, которую нужно. ПСР довлеет примерно над 80 процентами телевизионной и 60 процентами газетной аудитории, и это дает свои результаты. К тому же власть использует все типичные приемы административного ресурса. Например, телеканалы транслируют каждое движение премьер-министра и президента, которые, вообще-то, являются лидерами ПСР: один официально, другой - «по зову сердца». Учитывая, что часть электората, например, домохозяек вообще сложно «достать», то монополия на политическую рекламу, при ее высоком качестве, оказывает значительное влияние на итог выборов.

Несмотря на то, что выборы в целом прошли достаточно честно, без вбросов не обошлось. Где-то нашли мешок с бюллетенями в кабинете директора школы, где-то сфотографировали подкладывание бюллетеней. Один избиратель тщательно проанализировал количество голосующих в районах Стамбула и нашел очень сомнительные тенденции, которые нельзя объяснить просто поведением избирателей. Однако, на данный момент, мы не можем сказать, что результат вбросов переломил ситуацию, это скорее 1-2 процента, не больше. Если только власть не использовала какие-то особые технологии, не поддающиеся контролю, который в Турции осуществляют весьма тщательно.

Что все это значит для страны? Скорее всего, то, что партия власти будет продолжать выстраивать свой режим, сращивая государство с партийными структурами, консолидировать власть в руках одного человека и глушить оппозицию. Не думаю, что победные слова премьера Давутоглу о том, что нужно «жить вместе и дружно» относятся к тем, кто нелоялен к партии. Это видно и в России: турецкое посольство обрубает всякие контакты с критиками ПСР и пытается грубо воздействовать на российских чиновников, ученых и журналистов, чтобы они избегали негативной оценки Эрдогана и компании и никоим образом не сотрудничали с теми, кто достаточно нагл, чтобы иметь собственное мнение. Вырабатывается концепция «говорим Турция, подразумеваем Эрдоган, говорим Эрдоган, подразумеваем Турция». Эта ситуация однозначно будет иметь негативные последствия для самой страны в целом и ее внешней политики, в частности. Примеров на Ближнем Востоке полно. Однако это уже другая, гораздо более масштабная тема.

Ильшат Саетов, кандидат политических наук, тюрколог (Москва). Специально для «Ферганы»

Tags

Реклама




Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner