ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

ДЕМАРШ ЭКС-ПРОКУРОРА КЫРГЫЗСТАНА: МНОГО ШУМА И — НИЧЕГО?

В последнее время на политическом ринге очень популярным стал неприличный метод борьбы с оппонентами, который в народе характеризуется грубым, но емким выражением «вброс дерьма на вентилятор». Кубатбек Байболов, которого Роза Исаковна освободила от должности и.о. генпрокурора, метод этот использовал на первоапрельском заседании ЖК, что называется, на полную катушку: «заляпались» и те, кто находился в парламенте, и те, кого там близко не было. «Забрызгало», впрочем, и самого Кубатбека Калбековича. Какого эффекта ожидал последний от своего обличительного выступления, не знаю, но депутаты, образно говоря, отряхнулись и пошли. Факты, озвученные Байболовым (например, о том, что 1,6 млн долларов из вскрытых банковских ячеек были «распределены» по карманам высокопоставленных лиц, что Максим Бакиев прослушивает из Лондона нужные ему разговоры через СОРМ, а глава ГКНБ «прекрасно об этом знает», что Омурбек Бабанов, кроме прочих своих «подвигов», жульничает с налогами), слегка «оцарапали» нервную систему большинства парламентариев — не более того. Народоизбранники решили (во всяком случае, пока) просто принять информацию к сведению: дескать, ситуация в стране и так нестабильная...


ШИЛО НА МЫЛО

Поступок Байболова можно было бы назвать смелым. А будь во мне побольше пафоса, я бы даже сказала, что Кубатбек Калбекович — герой нашего времени, за что надо дать ему соответствующее звание и медаль. Но не скажу — по той простой причине, что так, как он, уходят все наши чиновники. Уволили человека, он тут же прыг на трибуну и давай «глаза народу открывать» — в знак протеста, но не против коррупции как таковой, а, скорее, от обиды, что его из когорты замешанных в беспределе «отчислили». Вот и Байболов, будучи генпрокурором, многими безобразными вещами, творимыми Отунбаевой и правительством, не возмущался: о кое-каких молчал, кое-какие поддерживал (безобразнейший судебный процесс над «Альфой» — только один из примеров, причем не самый возмутительный).

Так что близко к сердцу уход генпрокурора лично я не приняла. Но и назначение на этот пост Аиды Саляновой, автора поистине крылатой фразы «декреты Временного правительства законны, потому что об этом был декрет», меня тоже, мягко говоря, не радует. Очередная полностью подконтрольная Отунбаевой марионетка, пусть и грамотная, но использующая эту грамотность для того лишь, чтобы служить хозяйке (а не закону), будет вертеть хорошенькой головкой в нужные Розе Исаковне стороны. Можно опять же привести пример с процессом по событиям 7 апреля, когда Салянова совершенно необоснованно отчитывала опытнейших адвокатов подсудимых словно нашкодивших школьников-второгодников только лишь за то, что те озаботились обеспечением собственной безопасности на процессе. Так что в определенном смысле шило в лице Байболова было бы предпочтительнее мыла в лице Саляновой, но, увы, неравноценный, на мой взгляд, «обмен» одного на другое состоялся.

ОБ ОСОБОМ ЦИНИМЗМЕ

Между тем и поведение самой Отунбевой, которая «предпочла» Байболову дурно прославившегося Бабанова (а по сути — продемонстрировала свою явную заинтересованность в деле), и поведение большинства депутатов указывают на то, что во многом Байболов прав. Еще утром 1 апреля, когда отставленный генпрокурор готовился «двинуть речь», прошла информация: Ахматбек Кельдибеков «приватно посоветовал» коалиционному большинству всеми силами препятствовать включению вопроса о докладе Байболова в повестку дня. Парламентское «меньшинство» спикера, однако, «прижало», добившись того, чтобы Кельдибеков поставил «байболовский» вопрос на голосование. Экс-генпрокурор получил «добро» на выступление с небольшим перевесом голосов: 49 из 114 парламентариев не захотели его выслушать, 60 выразили согласие, оставшиеся пятеро воздержались. Голосов «против», по идее, должно было быть больше, и то, что депутаты из коалиционного большинства «подсобили» оппонентам, говорит не только о том, что, как выразился «атамекеновец» Эркинбек Алымбеков, среди тех же бабановских «республиканцев» есть товарищи, не желающие «отвечать за самсы, которые они не ели». И между партиями коалиционного большинства, и внутри самих партий, входящих в его состав, существуют серьезные разногласия, грозящие давно предрекаемым парламентским кризисом.

Ораторское искусство Байболова выше всяких похвал — Омурбек Бабанов и Кенешбек Душебаев, отбивавшиеся от его обвинений, выглядели не столь убедительно. Впрочем, им и необязательно было стараться: от выступления Байболова их положение все равно никак не изменилось бы.
Больше всего, насколько я поняла, Кубатбека Калбековича возмутил текст заявления пресс-службы президента, в котором его отставка мотивировалась морально-этическими соображениями: Байболов, дескать, отстранен от занимаемой должности во избежание конфликта интересов, связанных с продажей ЗАО «Альфа Телеком» объектов недвижимости фирмой, принадлежащей его супруге. Сделка состоялась в то время, когда Байболов занимался расследованием скандала, связанного с данной компанией.

Фраза, которой Байболов «припечатал» формулировку отунбаевской пресс-службы, была великолепна: «Если моя жена виновата, то пусть она сядет в тюрьму. Если я виноват, то я сяду. Но я не позволю тем акаево-бакиевским прихвостням, на которых и клейма негде ставить, полоскать мое имя». Фамилии прихвостней Байболов не озвучил, да и зачем? «Толстый намек» и так был понятен всем.

Что касается лично Отунбаевой, то здесь Байболов выступил в стиле «сама такая». «Почему президент предъявляет ко мне высокие требования? — заявил он. — А что, вокруг ее родственников нет информации, по которой нужно разобраться? У меня недавно был ректор кыргызско-турецкого университета Каипов. Он возмущен до предела, если вы пригласите его сюда, он поведает вам много интересного». Далее выяснилось, что между руководством университета и сестрой Розы Исаковны с далекого 1993 года идет тяжба за часть университетского здания, и «удивительным образом» суд, который сначала решил вопрос в пользу университета, в марте «перешел на сторону» отунбаевской родственницы.

Особым цинизмом назвал Байболов и действия сотрудников ГКНБ — конечно, в его отношении. Эти слова прозвучали, когда Кубатбек Калбекович стал комментировать ситуацию вокруг многострадального «Мегакома»: вся моя вина, мол, в том только и заключается, что выступал против необоснованного преследования менеджеров компании. И вновь «пнул» Отунбаеву, которая в нарушение уголовно-процессуального законодательства поручила заниматься этим делом ГКНБ — структуре, не имеющей соответствующих полномочий. Причем сам Байболов, заметьте, «учитывая ситуацию», согласился с решением Розы Исаковны. Зато, по его же словам, он «никогда не согласится с тем», что руководителя «Мегакома» допрашивают в госкомитете, добиваясь показаний против генпрокурора, или туда же, извините, таскают байболовского зятя, интересуясь внутрисемейными отношениями. Выходит, «учитывая ситуацию», согласиться с нарушением законов можно? Но стоит ли тогда жаловаться на «особый цинизм» сотрудников ГКНБ, которые «обрабатывают» твоего родственника, как умеют (или как привыкли)? Подозреваю, что Кубатбек Калбекович точно так же «учитывал ситуацию», расположившись в расслабленной позе на стуле во Дворце спорта, когда там шел процесс над «Альфой» и СГО, и полусонно наблюдал за омерзительными выходками родственников потерпевших. Хотя по закону должен был обратить пристальное внимание и на факт воспрепятствования осуществлению правосудия и профессиональной деятельности защитников, и на угрозы убийством, и на националистические выкрики, и на неуважение к суду, наконец… Но цинизм наши чиновники и политики имеют обыкновение замечать лишь тогда, когда он касается лично их.
В общем, через выступление Байболова красной нитью проходила мысль, что если и остались в стране честные люди, то это исключительно он и его супруга. Даже говоря об изъятых из ячеек и осевших в карманах не названных экс-генпрокурором высокопоставленных лиц 1,6 млн долларов, Байболов не преминул (в отместку, что ли?) использовать формулировку из вышеупомянутого «отунбаевского» пресс-релиза: дескать, этот вопиющий факт как раз и характеризует степень соответствия поступков президента и его окружения морально-этическим нормам. Абсолютно согласна. Но давно ли сам Байболов вышел из этого окружения? И об изъятых из ячеек деньгах не вчера ведь узнал, как и об их нецелевом, мягко говоря, использовании. Не протестовал, не возмущался, не пришел в ЖК озвучить фамилии и суммы, не ушел, в конце концов, с должности в знак протеста. Тоже «ситуацию учитывал»?

Б и Б СИДЕЛИ НА ТРУБЕ…

Как и предполагалось, больше других досталось от Байболова Бабанову. Здесь, учитывая хватку и аппетиты «молодого, успешного, красивого» (такую характеристику дала ему одна из газет) первого вице-премьер-министра, Кубатбеку Калбековичу много что нашлось сказать. Во-первых, вспомнил он о том, что две бабановские компании, не являющиеся субъектами СЭЗ, уклонились от уплаты налогов на внушительную сумму — более 700 млн сомов. Причем факт, по его словам, подтвердился в двух судебных инстанциях, но этих денег казна так и не увидела. Вскользь сказал Байболов и о «рейдерских движениях» первого вице-премьера, и «об избиениях и увечьях» (понятно, что имел в виду предпринимателя Валерия Хона, немало пострадавшего, в том числе и физически, из-за тяжбы за нефтебазу, в которую Омурбек Токтогулович вцепился прямо-таки мертвой хваткой).

Ответное выступление Бабанова включало в себя все те же обвинения в заинтересованности Байболова в деле «Мегакома» и в том, что лично его ну никак нельзя назвать рейдером, потому что он, Бабанов, просто предпринял попытку разобраться в коррупционных схемах, в которых «замешан и экс-генпрокурор». В итоге резюме Бабанова мало чем отличалось от резюме Байболова — оба честные, принципиальные и работящие люди. Не сработались, допустим, из-за несовместимости аур.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Эксперты полагают, что официальная причина отставки и.о. генпрокурора притянута за уши. И действительно, логично было бы предположить, что вслед за Байболовым должны уйти Бабанов и Душебаев — в отношении последних тот вывалил «кучу» компромата, который требует разбирательств. Да, жена Байболова продала недвижимость компании, аффилированной с «Мегакомом», но решения суда о том, что сделка носила коррупционный характер, пока нет. И если Байболова отстранили по морально-этическим соображениям, применить эту же формулировку в отношении Бабанова сам бог велел. Тем более, как заявил Акылбек Жапаров, правоохранительным органам будет дано поручение провести проверку фактов, озвученных экс-генпрокурором в отношении первого-вице-премьера.

Между тем шесть политических партий, в числе которых парламентское меньшинство — «Ата-Мекен» и «Ар-Намыс», — распространили заявление о своем принципиальном несогласии с решением Отунбаевой «устранить» Байболова, в котором они прямо заявляют: последнего «ушли», чтобы спасти правящую коалицию, находящуюся на грани развала (в том числе из-за «честности и прозрачности» деятельности Бабанова). Мириться с этим они не собираются, тем более что подозревают Отунбаеву в далеко идущих целях — «подсобить» Атамбаеву в будущей президентской гонке, а Бабанова «сделать» премьер-министром. В общем, спасла ли Отунбаева уродливую во всех отношениях коалицию — большой вопрос. Зато очевидно, что, убрав Байболова с дороги, она невольно сработала на расширение рядов оппозиции: в открытую конфронтацию с ней вступили все же далеко не последние в стране партии. Хотя то же объединение «атамекеновцев» и «арнамысовцев» на почве «общего горя» не назовешь устойчивым. Рассосется «горе» — разойдутся и дороги партий и их лидеров.

Елена Агеева, MK.kg. Читайте в бумажной версии издания (Бишкек)

Tags: Кыргызстан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments