ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

МК-Азия: ПРИЗРАЧНЫЙ МИР — 2

И кыргызы, и узбеки в "южной столице" не верят, что центральное руководитство способно навести порядок в республике и хоть как-то помочь пострадавшим от июньского конфликта. Приехавшему в Ош бишкекчанину наверняка покажется, что он очутился в другой стране: уклад, нравы, жизненные ценности — все здесь иное, чуждое большинству северян. Государство уже фактически раскололось надвое, хотя власти это и отрицают.

  
Ошане не желают строить дома на кабальных условиях

Для многих представителей титульной нации на юге кумиром стал ошский градоначальник Мелисбек Мырзакматов. Его националистические идеи находят поддержку не только у маргиналов, но и у вполне преуспевающих, образованных людей. В то же время упоминание о представителях верховной республиканской власти вызывает у южан явное негодование.

…Приехав в Ош, я отправился в филиал информационно-координационного центра ВП, расположенный в здании областной госадминистрации, где обычно "тусуются" журналисты. Садовник, работающий при учреждении и вызвавшийся проводить меня в ИКЦ, оказался довольно словоохотливым малым.

— Говорят, 12 сентября в Ош приедет Отунбаева (разговор состоялся 9 сентября. — У.Б.)? — спросил он. — Зачем она едет? Чего ей здесь надо? Лучше бы не приезжала, не раздражала людей.

— А что вас раздражает?

— Завтра Орозо-айт. Город полнится слухами о возможных беспорядках, ее приезд может их спровоцировать. Кыргызы считают, что она поддерживает узбеков, потому что наш "пачча" (по-узбекски — муж сестры; в данном случае имеется в виду вероятный супруг Розы Отунбаевой. — У.Б.) сам Анвар Артыков. Поэтому она и стоит за узбеков горой.

— А с чего вы взяли, что Артыков — ее муж? — удивился я.

— Так все это знают! Иначе зачем она приезжает в Ош?

— Она — президент, хочет быть в курсе событий, посмотреть, как идет строительство.

— Не знаю… лучше бы она не приезжала. Мелис (Мырзакматов. — У.Б.) сам соображает, что нужно делать и со всем справляется.

За сим мы и распрощались.

 

МЭРЫ И ПРИМЕРЫ

Причину мырзакматовского успеха среди горожан-кыргызов мне объяснил знакомый из числа сотрудников одной местной НПО.

— Мырзакматов заручился поддержкой ошан так же, как Нариман Тюлеев — поддержкой бишкекчан. Он показал, что, даже воруя средства из госказны, можно что-то реально делать для города, — сказал Мурат. — Фонтаны, цветочные клумбы, курсирующие по городу китайские автобусы — все это приписывают в заслуги именно Мырзакматову.

Местные жители сравнивают нынешнего мэра с его предшественниками Жумадылом Исаковым (имя которого многие даже не могут вспомнить) и Жанторо Сатыбалдиевым (ныне руководителем госдирекции по восстановлению и развитию Оша и Джалал-Абада), и это сравнение далеко не в их пользу.

— Возможно, предыдущие градоначальники и решали какие-то социальные, экономические вопросы, но руками результаты их работы не потрогать и глазами не увидеть, потому они и проигрывают Мырзакматову. Взять хотя бы Сатыбалдиева, который сейчас должен заниматься восстановлением Оша: ты же видишь — ничего не делается. А людям нужны видимые результаты.

Сегодняшний Ош по-прежнему представляет собой удручающее зрелище. В большинстве районов высятся обожженные руины. В воздухе до сих пор чувствуется запах гари.

— Многие ли погорельцы начали строительство новых домов? — спросил я у сотрудницы одной международной организации, представительство которой базируется в Оше.

— От силы процентов пять, — призналась Туйгун. — Строительство идет при поддержке международных организаций, которые выделяют материалы и оказывают другую необходимую помощь. Со стороны правительства и местной власти никакой помощи нет… точнее, люди отказываются ее получать.

50 ПРОТИВ 200

Причины отказа просты. Беспроцентную ссуду в 200 тысяч сомов правительство дает на 20 лет с отсрочкой выплаты на три года. Условия вроде хорошие, если бы не одно "но": в качестве залогового обеспечения необходимо указать строящийся дом. От тех, кто не хочет брать ссуду, требуя предоставить другую помощь, власть отделалась просто: им выдается единовременное пособие в размере 50 тысяч сомов, а они "в обмен" подписывают бумагу о том, что претензий к государству не имеют.

— Почему люди не хотят брать ссуды? — удивлялся знакомый иностранец. — Ведь условия просто замечательные...

— Понимаешь, на предлагаемые 200 тысяч сомов можно построить разве что добротный туалет, но не жилой дом, — пояснил я. —  А расплачиваться придется не только тому, кто взял деньги, но и его детям. Причем в залог нужно оставить сам дом, хотя только участок земли, на котором он строится, в разы дороже выдаваемой ссуды.

Впрочем, официальная власть придерживается иного мнения. Выступая 9 сентября на встрече с представителями неправительственных организаций, Жанторо Сатыбалдиев заявил, что некие "третьи силы" уговаривают людей не брать ссуды. "Мы никого не собираемся заставлять", — сказал он и добавил, что если дома не будут построены до наступления холодов, потребуется ускорить возведение двухкомнатных времянок.

— Несмотря на нехватку ресурсов и времени, никого зимой на улице не оставим, — заверил руководитель госдирекции.

СКОЛЬКО СТОИТ ДОМ ПОСТРОИТЬ?

Некоторые пострадавшие сегодня живут у родственников. Но многие погорельцы обитают в палатках возле своих разрушенных домовладений. Убранство в палатках не ахти какое: паласы на полу, матрацы, кое-где есть телевизоры… "На зиму нам обещали утепленные палатки", — со вздохом сказал один из пострадавших.

Мне показался удивительным тот факт, что возведение домов на юге началось аж в сентябре, хотя конфликт произошел в июне. Даже если учесть все политические неурядицы, строительные работы можно было бы начать на месяц раньше.

— Нам не выдавали стройматериалы, — заявил один из погорельцев в пригородном селе Фуркат.

— Только три дня назад начали привозить кирпичи, и то, наверное, потому что в городе нет Мырзакматова — он вроде бы в отпуске.

Впрочем, отдельные пострадавшие спекулируют своим незавидным положением — аппетиты у них явно завышены. Возле сгоревшего дома в полуразрушенном микрорайоне "Черемушки" я встретил трех мужчин, у которых поинтересовался, сколько средств понадобится на восстановление этого дома.

— Ну, не меньше 200 тысяч, — уверенно сказал хозяин постройки.

— Сомов?

— Долларов!!!

— Вы думаете, я считать не умею? Давайте я составлю вам смету на строительство добротного дома.

— Ладно, 100 тысяч...

— За такие деньги можно "с нуля" двухэтажный особняк построить. А у вас фундамент есть и стены, нужно только окна вставить и крышу настелить.

— Хорошо, 50… Нет? Ладно, 25 тысяч, — согласился погорелец.

В итоге мы договорились, что 10 тысяч долларов вполне хватит на приведение дома во вполне жилой вид.

ГОРОД СТРАХА

На юг я ехал с идеей об эксперименте: хотел пройтись по узбекской махалле в кыргызском колпаке, а в местах проживания кыргызов — в узбекской тюбетейке. Но друзья отговорили меня от этой затеи: "С ума сошел! Тебе же голову снесут! Вчера возле больницы молодые кыргызы избили таджичку, приняв ее за узбечку. Тетка радуется, что жива осталась".

Подобные истории время от времени разносятся людской молвой в разных концах города. Неудивительно, что руководитель одной из местных НПО, попросивший не указывать его имени, считает, что нынешних стараний правительства для объединения разных национальностей в единый народ недостаточно.

— Необходимо, чтобы представители каждого этноса чувствовали себя нужными этой стране, — отметил он. — Узбеки на юге всегда занимали бизнес-нишу, сферу обслуживания, а работу на госслужбе считали невыгодной. Естественно, зарплата у чиновников небольшая, выживают они за счет взяток. Но лично я не могу представить, чтобы кыргызы давали взятки узбекам — они считают это ниже своего достоинства.

С наступлением темноты Ош словно вымирает. Работают совсем немногие кафе, освещения на улицах нет, в окнах домов света тоже не видно. От этой непроницаемой тьмы становится не по себе.

ПО ЗАКОНАМ УЛИЦ

Приятель рассказал мне, что узбеки на юге не собираются возрождать свой бизнес.

—  Если кто-то пытается восстановить магазин или еще какое-нибудь частное предприятие, приходят три-четыре крепких парня и требуют отдавать до 50 процентов прибыли. Данью обложили даже парикмахерские.

— Опэгэшники?

— Да кто их разберет… "Уличные парни" — так в Оше себя всегда называли разные беспредельщики. Если им отказать, изобьют и бизнес сожгут.

— Что, правоохранительные органы с ними справиться не могут?

— А черт их знает! Обращаться в милицию себе дороже. Она у нас мононациональная, поэтому вряд ли станет заступаться за узбеков.

Наглядным свидетельством настроений, царящих в "южной столице", является памятник Алишеру Навои, который стоит на улице, носящей его имя, возле одноименного же парка: на шее "бетонного" поэта больше двух месяцев болтается петля из проволоки, и снимать ее, похоже, никто не собирается.

На шеи самих южан, кажется, тоже накинута петля — она невидима, но может затянуться в любой момент.

Источник - МК-Азия, 23 сентября 2010 года

Tags: Кыргызстан, Ош
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment