ferghana_blog (ferghana_blog) wrote,
ferghana_blog
ferghana_blog

«Ситуация с родственницами религиозных заключенных в Узбекистане»

Независимая Экспертная рабочая группа (Узбекистан) распространила анонимный комментарий о ситуации, складывающейся вокруг родственниц заключенных по религиозным мотивам. Приводим текст сообщения полностью.

«Ситуация с родственницами религиозных заключенных в Узбекистане»


Ситуация с религиозными заключенными в Узбекистане многим известна. Но мы хотели бы рассмотреть эту проблему с другой стороны - как живут семьи таких заключенных, с какими проблемами сталкиваются их близкие – жены, дети и родители. Нарисовалась картина, где можно увидеть, насколько плачевно их положение. Это, в первую очередь, материальная сторона. И решить эту проблему, как оказалось, нелегко.

Женщина-мусульманка редко выходит в свет, ее с детства приучают любить свой дом, рожать и растить детей, угождать родственникам мужа и зарабатывать тем самым довольство мужа - самое Богоугодное дело. Получение образования, профессии кажется не таким важным аспектом жизни. Мы не хотим вести дискуссию на тему того, что правильно и что неправильно по Исламу. Только что же делать женщине, которая осталась вдруг без мужа-кормильца, без образования, профессии и навыков жизни в обществе, где она живет.

Если учесть, что общество отворачивается от нее, как от прокаженного, ставя на ней клеймо: жена террориста, «вахаббиста» и т.д. Махаллинские комитеты зорко следят за такими женами: кто к ней приходит, чем она занимается, работает ли. (Возникшая из исламских обрядов и событий жизни общины, махаллинский комитет насчитывает не один век своего существования. Являясь традиционным институтом Узбекистана, махаллинский комитет поэтому в различном контексте в это понятие может вкладываться самое различное содержание. Речь, среди прочего, может идти о территории, комплексе общественных отношений или об административной единице. Махаллинский комитет акцентирует внимание на права и обязанности общины в рамках всеохватывающего государства. В постсоветский период деятельность махалинского комитета стала регламентироваться законом. В дополнение к традиционным функциям махаллинскому комитету был передан целый ряд полномочий местного самоуправления. В этот период правительство стало наделять махаллинские комитеты все более широкими полномочиями и постаралось обеспечить их распространение на всю территорию республики. В результате пересмотра административного деления вся страна была поделена на махалли.нские комитеты. В настоящее время по всей стране их насчитывается около 12 тыс.., в каждой махалле – от 150 до 1,5 тыс. семей или дворов – примечание автора). Информация собирается от соседей. Ее вызывают каждые 15 дней в махаллинский комитет, где она пишет объяснительные показания, что не состоит в какой-либо религиозной секте.

Во всех махаллинских комитетах есть советник по религиозным вопросам, обычно это женщина в возрасте, мало знающая о религии. У нее есть информация обо всех мусульманках на территории махалли - некий черный список. Она обзванивает жен осужденных по религиозным мотивам и приглашает их в махаллинский комитет для разъяснительных бесед. Беседа же проходит таким образом - советница диктует женщине объяснительные показания о том, что она не состоит в какой либо запрещенной секте. На вопрос - зачем это нужно, отвечает: «От нас тоже требуют».
Попросить помощи от махаллинского комитета для семьи, потерявшей кормильца, женщина может, но перед ней встают огромные преграды бюрократизма, и потому ей легче пойти убирать улицы, чем обойти эти преграды.

Помощь, получаемая от махалинского комитета, мизерная, но чтобы получать эту помощь, женщина должна подать заявление о том, что она малоимущая, и доказать, что действительно нуждается в помощи. Это должны подтвердить пятеро соседей, и домком должен эти подтверждения подписать. Чаще всего соседи боятся ставить свою подпись, не хотят связываться с женой осужденного, или же домком отказывается подтверждать. Если даже ей удастся собрать подписи, она не может подать заявление в любое время. Для подачи заявления отведено определённое время года, иначе документы не принимаются и не рассматриваются.

Иногда ее могут лишить и того, что положено ей по закону. Приведем конкретный пример. В махаллинский комитет поступает хлопковое масло по более низкой цене, чем на базаре. Масло разделяется на все дома - по 2 литра на каждую семью. (В Узбекистане сохранена и практикуется система распределения жизненно важных продуктов питания и других товаров ежедневного пользования на душу населения через махаллинские комитеты по заниженным ценам. Такие товары включают хлопковое масло местного производства, употребляемое для приготовления пищи, и мука – примечание автора). Если женщина получала раньше положенную ее семье 2 литра масло, то когда она становится женой религиозно осужденного, она уже не может получать его.

При поиске работы ее ожидают новые преграды. Наблюдается следующая картина: женщина идет на собеседование по приему на работу, по итогам работодатель готов взять ее на работу. Когда же приходит время выходить на работу, женщина узнает, что не подходит им. По такой реакции можно предположить, что соответствующие государственные органы сообщают работодателю всю информацию о ней. После таких подробностей редко кто отважится взять ее на работу.

После недавних московских террористических актов в метрополитене узбекские власти стали жестче контролировать жен религиозных осужденных. Власти требуют, чтобы эти женщины работали, и местные милиционеры выполняют эти требования по-своему. Участковый милиционер - частый непрошенный гость в доме религиозных осужденных. Женщина каждый месяц должна написать объяснительные показания для районного отдела внутренних дел (РОВД) о том, где работает, а если работы у нее нет — то на какие средства она живет, чем занимаются ее дети, в какую школу, класс, дошкольное учреждение посещают. Все это должно быть описано в подробной форме. Перед важными государственными праздниками, когда обычно вводится усиленный режим безопасности по всей стране, она пишет такие показания каждую неделю. Участковый милиционер забирает показания и предоставляет в РОВД.

Грубость, оскорбление, унижения - вот лишь некоторые моральные страдания, к которым должна быть готова жена осужденного по религиозным мотивам.

Ее детей дразнят в школе, как детей «вахаббиста», террориста, экстремиста, чаще всего это - вина учителя, который начинает унижать ребенка перед одноклассниками. Это приводит женщину, особенно - мать, в отчаяние. Она будет искать выходы из сложившийся ситуации. Если общество отвернулось от нее, то куда она может обратиться? Что делать женщине с горящим на ней клеймом жены «вахаббиста», террориста? Общество отвернулось от нее.

В чем именно она виновна в глазах общества, за что должна так страдать? Обществу нужно пересмотреть свои взгляды на таких женщин. Ведь она в первую очередь - мать, воспитывающая будущее поколение нашего государства. Какими вырастут ее дети, увидев ее страдания, необоснованные обвинения, унижение? Не идем ли мы неверным путем, шагая к тому, чего хотели бы избежать? Эти женщины и их дети - такие же члены общества, они имеют равные права и шансы с другими людьми. Получать образование, иметь профессию, работать и зарабатывать на достойную жизнь для своих детей.


14 августа 2010 год
Ташкент, Узбекистан
Экспертная рабочая группа - Узбекистан
Автор пожелал остаться анонимным
Tags: Осужденный, Тюрьма, Узбекистан
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments